Недавно в галерее «Орбелиантубани» открылась выставка, посвященная памяти талантливой, самобытной художницы и поэтессы Эсмы Ониани. Помимо удовольствия, полученного от прекрасных картин, проникновенных стихов и царящей вокруг уютной, по-домашнему теплой атмосферы, мне представилась возможность поближе познакомиться с организатором выставки – с женщиной с  выразительными  глазами.

Хозяйка галереи «Орбелиантубани»Лицо ее мне показалось знакомым, и стоило узнать ее имя, как в памяти всплыла красавица Тео из фильма «Чужие дети». Но теперь передо мной была не хладнокровная разлучница,  а  деловая, не потерявшая былой привлекательности дама – Асмат Кандауришвили. Как же сложилась ее судьба, почему много лет поклонники ничего не знали о красавице с тревожными глазами? 

«Это была моя первая и последняя роль в кино, — вспоминает Асмат. – Так уж сложилась судьба, были разные предложения, но до экрана дело не доходило. В первоначальном варианте моя героиня  Тео была  вдовой с нелегкой судьбой, но по ходу действия  сценарий претерпел изменения, и мне пришлось играть соблазнительную, чувственную женщину, а я была неопытная, молодая, многого не понимала и плохо разбиралась в страстях между мужчиной и женщиной. Поэтому роль далась мне нелегко. Несмотря на то, что многие эпизоды с моим участием впоследствии были вырезаны, оказалось, испытание временем моя Тео выдержала, так или иначе, но долгое время  на улице  я ловила взгляды прохожих и слышала вслед: «Это же Тео!».

В отличие от других выпускников театрального института, Асмат отказалась от распределения в столичные театры и вернулась в родительский дом в Кварели, надеясь самой найти место в театре, а спустя некоторое время уехала к тете в Москву. Год, проведенный в столице, духовно обогатил девушку. Изучив русский репертуар, поближе узнав театральную Москву, она смогла лучше понять систему Станиславского. Возвращение домой ознаменовалось первой большой удачей – режиссер Телавского театра попросил ее заменить исполнительницу роли Майи из Цхнети, опытную артистку Тину Бурбуташвили, которая  вышла в декретный отпуск. 

22-летняя Асмат успешно справилась с образом  Майи, и вскоре заменила Бурбуташвили во всех спектаклях. За  полгода она сыграла восемь главных ролей. Неизвестно когда и как попала Асмат на глаза министру культуры, но факт, что он предложил ей выбрать на свое усмотрение любую тбилисскую сцену. Асмат выбрала театр им. Марджанишвили. Играть рядом с Верико, Г.Шавгулидзе, А.Жоржолиани, С.Такаишвили было ее  мечтой. Асмат успела лишь прорепетировать главную роль в спектакле  Л.Готуа, который по непонятной причине не состоялся.  А потом началось ожидание новых ролей.  Время шло, ее приглашали работать в сухумский театр, но  Асмат отказалась. Она также ответила отказом на приглашение  киностудии,  но однажды артистку  насильно  усадили в машину и отвезли к Тенгизу Абуладзе, на съемки фильма «Чужие дети».  

Сыграв яркую роль, она могла рассчитывать на успех, но жизнь предложила прямо противоположный путь. После съмок у Абуладзе ее артистическая карьера закончилась. Асмат вышла замуж и в театр больше не вернулась. «Я поняла, что надо учиться дальше, искать новые пути, и поступила сразу на второй курс филфака ТГУ, окончила отделение журналистики. Еще студенткой начала работать в журнале «Природа Грузии» и очень многому научилась у своей руководительницы, замечательного специалиста Кетеван Ананиашвили. Затем в течение 5 лет руководила журналом «Театральный Тбилиси». Потом меня перевели в Национальную художественную галерею заместителем директора. Хоть я хорошо разбиралась в живописи, но моя должность требовала большего, и когда директор Михаил Кипиани предложил поехать в Москву и Ленинград на курсы повышения квалификации, я с удовольствием согласилась. За это время освоила музейное и выставочное дело, научилась вести фонды, изучила экспонаты Эрмитажа, Русского музея, различных художественных галерей. Кроме того, большую помощь оказало знакомство и общение со многими известными искусствоведами, музейными работниками. Возвратилась с богатым опытом и новыми идеями. Через некоторое время Национальная галерея объединилась с Домом художника и мне поручили вести издательские дела. Работа доставляла большое удовольствие. В мои обязанности входило составление каталогов, буклетов, альбомов, я принимала участие в организации выставок. И вдруг все рухнуло – сначала погром во время событий 9-го апреля, потом тбилисская война, — здание находилось в самом центре военных действий, и все происходило на моих глазах».

Асмат не любит вспоминать те ужа
сные дни, но и не в состоянии вычеркнуть из памяти страшные картины: обгоревшие стены, выбитые стекла, разгромленная типография, огромные ямы в полу и снесенная крыша. К счастью, уцелели картины, находящиеся в запаснике фонда. Перипетии абхазской войны, грузино-осетинского конфликта не обошли стороной и ее сына, Мамуку Цомая, ныне полковника в отставке. Долго не мог он оправиться от всего пережитого. «Врагу не пожелаю испытать потрясения, через которые прошли я и мой сын», — говорит Асмат.

Неспокойная, привыкшая к активной жизни Асмат не могла смириться с вынужденным бездействием, и когда возникла идея проводить в Тбилиси еще не апробированные в Грузии аукционы, она с энтузиазмом взялась за дело. С самого начала появились проблемы, неприятности, посыпались необъективные нападки со стороны как властей, так и общественности, но вырученные деньги шли в помощь нуждающимся в те времена художникам, и Асмат не сдавалась. Потом стали поступать предложения из разных стран о проведении выставок-продаж грузинских художников. Сегодня аукционы стали обычным явлением, и никому в голову не придет обвинять кого-то в разбазаривании национального имущества. 

После того, как Асмат ушла с поста директора аукциона, она решила основать свою галерею. Такая  возможность появилась, когда однажды Лия Сепашвили,  владелица собственного дома на улице Орбелиани, предложила ей использовать весь первый этаж под галерею.

«Здесь все – интерьер, обстановка, мельчайшие детали – плод фантазии Лии, она очень много труда вложила в наше общее дело, – говорит Асмат. – Я организатор выставок, подсказываю идеи, а все остальное делаем сообща. Недавно прошла выставка работ Юрия Мечитова, а к концу января намечается открытие оригинальной выставки под названием «Ностальгия»: «Хотите вспомнить молодость, возвратиться в прошлое – приходите».

Приятное, но очень грустное это слово – «ностальгия». Не знаю, какую экспозицию представит Асмат, но хотелось бы увидеть фотографию красивой молодой женщины со жгучими глазами, всего раз появившейся на экране, а запомнившейся на десятилетия.