Для министра иностранных дел Грузии Майи Панджикидзе «абсолютно непонятно, почему кто-то считает политическим преследованием, рассмотрение очень четко сформированных дел»

Для министра иностранных дел Грузии Майи Панджикидзе «абсолютно непонятно, почему кто-то считает политическим преследованием, рассмотрение очень четко сформированных дел».

Так она откликнулась на распространенное «Народной партией Европы» заявление в связи с бывшим мэром Тбилиси Гиги Угулава, которое содержало призыв к приостановлению политического гонения.

«Объявление моратория не означает, что если что-то происходит и требуется реагирование правоохранительных органов, на это мы должны закрывать глаза. Преступлением будет именно не реагирование на нарушения, в какой период они не были бы совершены. Для меня абсолютно непонятно, почему кто-то считает политическим преследованием, рассмотрение очень четко сформированных дел, когда речь идет о том, что возникают подозрения в связи с очень серьезным правонарушением, называются конкретные цифры и действия, и в связи с совершением этих действий, есть подозрения в адрес конкретного человека. При чем тут политическое преследование?!», — отметила Панджикидзе.

В пример она привела бывшего президента Франции Николя Саркози.

«Президента Франции привезли в следственный орган и оставили в заключении. Это было политическим преследованием? Наверное, у наших органов будут твердые аргументы и уверена, что и самые большие скептики убедятся, что политическое преследование в этом случае не причем», — заявила Панджикидзе.