Тбилиси пытается донести до Москвы мысль о том, что процветающая, стабильная, демократическая Грузия у южных российских границ отвечает интересам России

Тбилиси пытается донести до Москвы мысль о том, что процветающая, стабильная, демократическая Грузия у южных российских границ отвечает интересам России, пишет Петр Смоляр в газете Le Monde.

Избранный президентом Грузии в октябре 2013 года Георгий Маргвелашвили все еще незнаком широкой публике и мало известен за рубежом. Философ по образованию, он вошел в политику в конце 2012 года, став министром образования после победы на выборах коалиции «Грузинская мечта». Глава государства рассказал корреспонденту Le Monde о проевропейских планах новых властей.

Отвечая на вопрос, что представляет собой Соглашение об ассоциации, которое Грузия должна подписать с Евросоюзом, Георгий Маргвелашвили сказал: «Для Грузии — это изменение парадигмы. Программа «Восточное партнерство», которая продолжается пять лет, уже оказала позитивное влияние на наше общество: его развитие привело к созданию демократической повестки дня и важным реформам. Мы должны идти в русле эволюционных процессов, это продолжится и в будущем. Необходимо пересмотреть некоторые законы или принять новые, как, например, закон о продовольственной безопасности. Но Соглашение об ассоциации не ограничивается свободным обменом или либерализацией визового режима. Речь идет о процессе реформ в обществе и политике. Мы уже заявили о том, что в будущем нашей задачей станет вступление в ЕС. Соглашение не предусматривает автоматического членства, но мы рассчитываем использовать имеющиеся у нас инструменты для выдвижения в будущем нашей кандидатуры».

У грузинского президента не вызывает чувства неудовлетворенности то, что ЕС и НАТО без энтузиазма относятся к стремлению Тбилиси влиться в их ряды. «ЕС и НАТО довольно редко проявляют единодушие даже по самым драматическим вопросам, — философски замечает Маргвелашвили. — Мы определили наш путь на долгосрочную перспективу. На этом пути нас ждут часы славы и часы разочарований, но это все второстепенное. Главное — иметь союзников и идти в избранном направлении».

Украинский кризис имеет много общего с оккупацией грузинских территорий, начавшейся в 2008 году, и попытками ограничить агрессивность в регионе. Для главы грузинского государства очевидно, что РФ решительно настроена отстаивать интересы в своей «сфере влияния», иными словами, на территории бывшего СССР и российской империи. «Любое применение силы должно быть решительно осуждено. Украина, как и оккупированные грузинские территории, являются в данном случае примерами, достойными сожаления», — говорит Маргвелашвили.

Что касается намерения Грузии вступить в НАТО, то власти страны «пытаются снизить напряженность и доказать российским политикам, что процветающая, стабильная, демократическая и безопасная Грузия у южных российских границ отвечает их интересам и не представляет собой угрозу», отмечает президент. «Я не говорю о культурных или геополитических аспектах, я говорю о принципе стабильного соседства, требующего лишь одного — уважения его территориальной целостности. Это открывает коммерческие и туристические перспективы. Мы — суверенное и мирное государство. Многие, как среди наших друзей, так и среди врагов, уверены, что бывший СССР превратился в задний двор России. Именно эту парадигму мы хотим изменить», — подчеркивает Георгий Маргвелашвили.