Президент Европейского Совета Херман Ван Ромпей пообещал, что соглашение, которое в Грузии уже назвали не просто историческим, а эпохальным, будет подписано 27 июня в Брюсселе

На прошлогоднем вильнюсском саммите «Восточное Партнерство» Грузия парафировала долгожданное соглашение об ассоциации с Евросоюзом и договор о свободной и всеобъемлющей зоне торговли, таким образом, успешно преодолев предварительную стадию интеграционного процесса. Подписание соответствующих соглашений со странами ЕС изначально планировалось в сентябре 2014 года, однако сроки подписания договоров были ускорены после развернувшегося в Украине политического кризиса. Президент Европейского Совета Херман Ван Ромпей пообещал, что соглашение, которое в Грузии уже назвали не просто историческим, а эпохальным, будет подписано 27 июня в Брюсселе. При этом президент ЕС  недвусмысленно намекнул, что “соглашение об ассоциации — это не конечная цель сотрудничества”,  дав тем самым возможность правительству Грузии «помечтать» и об ускоренном членстве в ЕС.

«Грузия, в отличие от Украины, сдержала свое слово и сделала процесс интеграции в европейскую семью необратимым. Европа — единственный исторический путь Грузии», — единогласно утверждают при любой возможности как представители власти, так и члены оппозиции. Казалось бы, коль уж непримиримые политические соперники сошлись на одном мнении, то уж о внутрипартийных разногласиях и речи быть не должно. Однако правящая коалиция «Грузинская мечта» вновь сумела доказать обратное, подкинув оппозиции еще один шанс позлорадствовать.

За вожделенное место в учебниках истории Грузии схлестнулись первые лица государства, невольно став протагонистами стихотворения Сергея Михалкова, которые никак не могут решить – кому же подписывать то самое эпохальное и историческое соглашение. Георгий Маргвелашвили утверждает, что президент — это звучит гордо, а значит именно ему и ставить свою подпись под соглашением об ассоциации. Звук — ничто, тем более — пустой,  парирует премьер-министр Ираклий Гарибашвили, заручившийся поддержкой Конституции, которая хоть и отдает приоритет подписания важных международных договоров президенту, но лишь с «позволения» председателя правительства.

О данной конституционной норме президент, конечно же, не мог не знать, тем не менее, Маргвелашвили занял  позицию вежливой обороны, пытаясь не идти в открытое противостояние, но все же отстоять свою позицию. «Для меня не принципиально, кто подпишет документ, однако сделать это должен президент, поскольку договор содержит пункты, которые надлежит осуществить как в исполнительной, так и в законодательной и судебной власти», — отметил президент в эфире телекомпании “Имеди” в передаче “Время политики”. При этом Георгий Маргвелашвили предложил провести в правительстве консультации с целью выявления «более легитимного» лица для визирования европейского документа.

Инициативу президента в правительстве не поддержали, сухо процитировав статьи Конституции, добавив на всякий случай, что в случае подписания соглашения об ассоциации президентом соглашение не обретет юридическую силу без контрассигнации премьер-министра, что вызовет определенное недоумение у мирового сообщества. А чтобы Георгий Маргвелашвили  не вздумал перенять стиль своего предшественника – являться на важные мероприятия без приглашения, премьер-министр  уже предупредил Брюссель, что 27 июня на  церемонии подписания возглавлять делегацию Грузии будет именно он.

За излишнюю инициативность президента решили «наказать» ограничением его и так ограниченных прав. Парламент уже инициировал изменения в закон “О государственной тайне”, в соответствии с которыми право накладывать гриф секретности перейдет от Маргвелашвили к премьер-министру. Изменения также предусматривают создание при Министерстве внутренних дел специальной комиссии, которая будет заниматься делами, на которые был наложен гриф секретности. По задумке правительства, специальная комиссия будет выявлять случаи незаконного засекречивания информации. Планируется, что поправки будут приняты после проведения в Грузии выборов в органы местного самоуправления.

Эксперты и политологи не торопятся считать конфликт президента и премьера исчерпанным, считая, что битва за право первой подписи — лишь начало борьбы, которая со временем, возможно, примет классический вид противостояния Михаила Саакашвили и Бидзины Иванишвили.