Мирная риторикаНа этой неделе завершила свою работу юбилейная, 50-я Мюнхенская конференция по безопасности, проходившая в столице Баварии. На форум приехали более 20 глав государств и правительств, а также более 60 министров иностранных дел и обороны. Среди участников — генсек ООН Пан Ги Мун, глава Евросовета Херман ван Ромпей, генсек НАТО Андерс Фог Расмуссен и госсекретарь США Джон Керри. В ранге специальных гостей были приглашены политические легенды XX века: Генри Киссинджер, Гельмут Шмидт, Валери Жискар д’Эстен и Эгон Бар. Грузинскую делегацию возглавлял премьер-министр Грузии Ираклий Гарибашвили. В рамках форума прошли 15 панельных дискуссий, а также около 250 двусторонних встреч. Основными темами нынешней конференции стали вопросы укрепления безопасности евроатлантического региона, кризис в Украине, а также развитие взаимоотношений России с Западом.

Первая дискуссия юбилейной конференции была посвящена вопросам безопасности и свободы в киберпространстве. Актуальность этой темы подтвердили разоблачения экс-сотрудника ЦРУ Эдварда Сноудена, показавшие масштабы слежки за интернет-пользователями, которую ведут западные разведслужбы. Затем участники форума перевели обсуждение к теме будущего европейской обороны и ближневосточному мирному процессу. Одним из основных пунктов программы в первый день форума стала сессия, посвященная конфликту в Сирии. На ней генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун обсудил дальнейшие шаги по урегулированию конфликта с ключевыми партнерами в этом вопросе — главой МИД России Сергеем Лавровым и госсекретарем США Джоном Керри.

Тот же тандем непримиримых соперников участвовал и в панели жарких дискуссий по решению украинского политического кризиса. Джон Керри без обиняков поставил вопрос ребром, заявив, что Украина должна выбрать, с кем она — со всем миром или же с Россией. Сергей Лавров посчитал такой подход к делу контрпродуктивным. «От кого-кого, а от Керри — с его опытом, рассудительностью — подобной агитки я не мог ожидать», — удивленно отметил Лавров, призвав исполняющего обязанности главы МИД Украины Леонида Кожару поменьше обращать внимание на лозунги и больше работать над поиском мирного разрешения возникшей ситуации. Кожара, попавший меж двух огней, попытался угодить, что называется, и вашим, и нашим. “Мы не хотим быть разменной монетой в геополитических играх, это нас унижает, это обижает украинский народ”, — сказал он. При этом и.о. главы МИД Украины добавил: “Мы хотим, чтобы никто не мешал нашему стратегическому партнерству с Россией, но и Европейский союз нас притягивает”.

Но по-настоящему держать удар Леониду Кожаре пришлось в «поединке» с оппозиционером-тяжеловесом Виталием Кличко. Зарубежные СМИ заранее окрестили их встречу «неравным боем». Власть и оппозиция обменялись взаимными обвинениями в том, кто именно поставил Украину под угрозу стабильности. Кожара говорил об экстремистских группах, Виталий Кличко — об ответственности правительства. По итогам дискуссии выявить победителя так и не удалось, мировое сообщество заняло позицию нейтралитета и призвало противников к поиску компромисса. На прощание Кличко попросил “друзей Украины” помочь, “пока не поздно”. 

В этой фразе, да и в той уверенности, с которой выступал Кличко, многие заметили грузинский акцент. Дружба Михаила Саакашвили с руководителем оппозиционной украинской партии «УДАР» Виталием Кличко началась три года назад в Марселе на саммите Европейской народной партии, когда бывший президент начал «разведку» новой украинской оппозиционной политической элиты, с которой можно «поделиться» опытом. Позже Михаил Саакашвили даже выступал на майдане в поддержку украинского народа, после чего, правда, украинские власти внесли его в список нежелательных визитеров. Вот и на этот раз, не будучи приглашенным на Мюнхенскую конференцию, Саакашвили все же приехал, отложив  лекции в американской Школе права и дипломатии, чтобы поддержать «друга». По словам экс-президента, «сейчас в Украине решается и судьба Грузии, всего региона, всей Европы». При этом беседовать на грузинские внутриполитические темы с журналистами в Мюнхене Саакашвили не пожелал. «Не вмешивайте меня в грузинскую политику», — отрезал экс-президент, скрывшись от неудобных вопросов.

Зато о грузинской политике подробно рассказал Ираклий Гарибашвили, занявший схожую с украинским представителем позицию. По словам премьера, устремления Грузии не только не противоречат интересам России, но и отвечают им, потому что Грузия стремится стать сильной и свободной демократической страной. “Мы должны попытаться убедить Россию, что устремления Грузии к Евросоюзу и НАТО никакой угрозы для России не представляют. Мы хотим стать сильным, свободным, демократическим государством. И в интересах России иметь на Южном Кавказе прогнозируемого, стабильного и прочного соседа”, — заявил Гарибашвили. При этом, ссылаясь на последние опросы общественного мнения, премьер сообщил, что 85% населения страны поддерживают процесс евроинтеграции Грузии. “Грузия — маленькая страна, но по своему географическому положению она является региональным центром и имеет потенциал стать серьезным региональным государством. И этому будет содействовать подписание в августе текущего года соглашения об ассоциации с Евросоюзом”, — заключил Гарибашвили, поблагодарив европейских лидеров за ускорение процесса подписания этого соглашения.

Гарибашвили также похвастался достижениями на ниве улучшения отношений Грузии и России, однако посетовал, что, несмотря на мирную риторику и позитивные шаги,  Россия сохраняет агрессивную политику.  По словам премьера, в результате плодотворной работы нового правительства с Россией были установлены отношения в культурной, торговой и транспортной сферах. Грузинская продукция начала поступать на российский рынок, что положительно сказалось на грузинской экономике. ”Правительство Грузии сделало все для улучшения отношений с нашим северным соседом, но мы вновь сталкиваемся с провокациями вдоль линии оккупации, что противоречит подходам, осуществляемым правительством нашей страны. Установление колючей проволоки создает большие проблемы населению”, — подчеркнул премьер.

В связи с этим Гарибашвили выразил желание, чтобы Германия как можно активнее включилась в процессы, связанные с интеграцией Грузии в евроатлантическое пространство и решением конфликтов с оккупированными территориями. На то есть две причины: во-первых, до 2008 года со стороны Германии существовал план Штайнмайера и множество миротворческих инициатив, а во-вторых, Германия имеет весомый авторитет, как в Евросоюзе, так и в НАТО. 

На родине премьера встретила уже привычная критика со стороны представителей Нацдвижения. Так, бывший секретарь Совета национальной безопасности Грузии Георгий Бокерия назвал выступление Гарибашвили на конференции полной катастрофой нынешнего правительства Грузии. По словам Бокерия, премьер не зафиксировал позицию Грузии по ключевым направлениям внешней политики. «Практически получилось, что он выразил удовлетворение существующим положением дел и озвучил ту позицию, которой придерживается Российская Федерация», — считает экс-секретарь Совбеза. А вот посол США в Грузии Ричард Норланд, в свою очередь, счел визит премьера довольно успешным.

Справедливости ради, стоит отметить, что в столице Баварии не заключают договоры и не принимают резолюции. Из года в год на конференцию едут высокопоставленные политики из разных стран мира. Мюнхен — это место для глобальных дискуссий, переговоров и кулуарных встреч, подробности которых по понятным причинам не разглашаются. Поэтому говорить о безоговорочном успехе или о тотальном провале Гарибашвили на Мюнхенской конференции все же не приходится.