Мировые СМИ переполнены материалами о протестах в Киеве — на Майдане появились первые убитые. Янукович играет с огнем, пишут наблюдатели, он должен немедленно отменить «новые драконовские законы» и начать открытую дискуссию с оппозицией. Очень досадно, что вместо ассоциации с Европой лейтмотивом протестов стала борьба с полицейским государством. Запад «попытается что-то сделать» средствами дипломатии.

22 января в ходе европейской революции на Украине появились первые жертвы. Обстоятельства гибели манифестантов до конца не ясны, но оппозиция винит власть, пишет Libération.

Заручившись поддержкой Москвы, президент Янукович сделал ставку на репрессии — избиение чересчур критичных журналистов (автор напоминает о Татьяне Черновол) и принятие драконовских законов, запрещающих, в частности, ношение масок и критику действующей власти во время митингов.

«Президент с повадками хулигана устанавливает на востоке Европы диктатуру, отсылающую к худшим временам «народных демократий», — пишет корреспондент, призывая ЕС «недвусмысленно осудить и ввести санкции не только против Януковича, но и против Путина, который пытается восстановить вокруг России буферную зону из вассальных государств».

Ситуация на Украине становится все более тревожной, говорится в комментарии The Independent. На прошлой неделе были приняты законы, которые несут угрозу основным свободам и имеют целью разогнать текущие акции протеста. «Но кое-что свидетельствует, что законы могут быть использованы и для сохранения власти Януковича после выборов, даже если избиратели решат иначе», — считает издание.

Первоочередная задача — обуздать кровопролитие, так что обеим сторонам следует проявить сдержанность. «Но именно Янукович должен пойти в авангарде, чтобы проложить путь к остро-необходимому политическому решению». Янукович должен отменить «новые драконовские законы» и начать открытую дискуссию, советует газета.

«Международное сообщество должно приложить все силы, чтобы он сосредоточился на главном. Намеки на санкции США помогут делу. Тем временем Брюссель должен разъяснить, что ценные связи, налаженные в качестве увертюры к интеграции в ЕС, могут быть разрушены — и будут разрушены», — говорится в статье.

Встреча президента Януковича с лидерами оппозиции — хороший знак, однако сложно сказать, какое соглашение сможет привести к мирному выходу из сложившейся ситуации, The New York Times в редакционной статье.

Ни морозная зима, ни соглашение Януковича с Москвой, ни суровые новые законы не отпугнули протестантов на Майдане Незалежности. Президент, в свою очередь, не собирается увольнять никого из членов правительства или уходить со своего поста.

США и Евросоюз не скрывали, что их симпатии на стороне протестующих, говорится в статье. На данном этапе им следует ясно заявить о недопустимости насилия. Именно так 23 января поступил Госдепартамент США, призвав всех участников конфликта к спокойствию и осудив правительство за нежелание вести диалог, а группировку «Правый сектор» — за проявления агрессии.

Предупреждение Госдепа и объявление американского посольства в Киеве об аннулировании виз ряда неназванных чиновников, было хорошим началом, однако Вашингтон должен быть готов выполнить обещание о «дополнительных шагах в ответ на применение насилие любой из сторон», пишет NYT.

Пока Янукович проводил встречу с тремя лидерами оппозиции в среду, протестующие и полиция сражались на главной улице возле футбольного стадиона «Динамо», передает корреспондент The New York Times Дэвид Хершенхорн.

Двое участников протестов были застрелены, как сообщила Генпрокуратура в заявлении, в основном возложив вину на протестующих и назвав их «членами экстремистски настроенных группировок». «Обстоятельства их гибели неясны, но демонстранты утверждают, что полиция открыла по ним огонь», — пишет Хершенхорн.

Мечта о справедливостиЛидеры оппозиции сначала осуждали насилие против полиции, но после бесплодной встречи с Януковичем потребовали, чтобы в ближайшие 24 часа он пошел на уступки, или они, по всей видимости, присоединятся к конфликту, сообщает корреспондент.

Стоя на сцене на площади Независимости, лидеры оппозиции Арсений Яценюк, Виталий Кличко и Олег Тягнибок обратились к толпе. «Завтра, если президент не услышит нас, мы пойдем в атаку. Другого пути нет», — заявил Кличко.

В среду президент Янукович сделал заявление, в котором выразил соболезнования по случаю гибели демонстрантов, но прямо обвинил в этом оппозицию. «Все еще не поздно остановиться и разрешить конфликт мирным путем. Я призываю людей разойтись по домам. Мы должны восстановить мир, спокойствие и стабильность на Украине», — сказал Янукович.

Гибель протестующих и ожесточенные стычки свидетельствуют о неудачной политике украинского президента и его нежелании вступить в диалог с оппозицией, пишет в статье для The Wall Street Journal Адриан Каратники, старший научный сотрудник Atlantic Council of the U.S. Янукович встал на сторону «твердолобых», которые толкают его к изоляции от Запада и к установлению тирании, зависимой от России, полагает автор.

По его подсчетам, сейчас Януковича поддерживает примерно 25% населения, так что его популярность втрое слабее, чем у Путина и Лукашенко в период, когда те «сделали заявки на авторитарное правление». Оппозиция способна «вывести миллионы людей на улицу и сплотить десятки тысяч в отрядах самообороны». Если страна расколется, Янукович может потерять контроль над Киевом, а также над большей частью Центральной и Западной Украины.

Автор полагает: Украину можно «увести с пути дестабилизации и разрушения, по которому ее ведет Янукович», однако для этого необходимы мудрое давление и посредничество зарубежных стран, а также нажим, оказываемый массовым сопротивлением.

Первоочередная задача — формирование нового парламентского большинства, которое не приемлет тактики «полицейского государства» и может действовать как легитимный, конституционный центр власти, рекомендует обозреватель.

Автор также советует лидерам ЕС и Обаме поговорить с Януковичем напрямую. Шансы вернуть Украину на путь демократии и европейского будущего еще есть, считает он.

Протестующие украинцы хотят жить в справедливом, честном и демократическом обществе, пусть даже наивно связывая эту надежду с идеализированной «Европой», говорится в статье Владимира Ищенко дляThe Guardian. При этом, по опросам, большинство жителей восточных и южных регионов по-прежнему не одобряют протесты. После массовых столкновений с полицией, ведущую роль в которых сыграла сеть крайне правых группировок «Правый сектор», это неодобрение только усилится. Это очень досадно, считает Ищенко: вместо ассоциации с Европой лейтмотивом протестов стала борьба против полицейского государства.

19 января многие демонстранты, которые раньше и представить не могли, что будут кидать камни и «коктейли Молотова» в полицию, примкнули к ультраправым, недовольные тем, что каждое воскресенье приходят на Майдан лишь для того, чтобы слушать одни и те же слова от лидеров оппозиции. Но автор предостерегает: «Это — очередной шаг по легитимизации ультраправых». По мнению Ищенко, не следует забывать, «что это люди с порой откровенно нацистскими взглядами, которые с радостью приняли бы еще более репрессивные законы, но против других, этнических, врагов».

Автор полагает, что альтернативу безрезультатным митингам и бессмысленному насилию может составить бессрочная забастовка студентов других вузов и работников предприятий. «В случае успеха это станет примером ненасильственных, но радикальных и эффективных действий по свержению Януковича», — считает Ищенко.

За возвращением Украины к авторитарной системе в первую очередь стоит не марионетка Янукович, а «новый русский царь Владимир Путин», который хочет войти в историю в качестве «нового собирателя земель русских» и возвратить бывшие советские республики в свою империю, которая теперь называется не Советским, а Евразийским Союзом, утверждает журналист Die Welt Рихард Херцингер.

Путин жаждет доказать, что его принцип правления превосходит презренные западно-либеральные демократии, поэтому он использует каждую возможность показать их слабость и бессилие. «Разумеется, уничтожение прозападной оппозиции на Украине не будет протекать столь кроваво, как в Сирии, — говорится в статье, — но принцип останется тем же: демократические движения подавляются с помощью силы, а Запад лишь беспомощно наблюдает».