Необратимая интеграцияНа минувшей неделе в Вильнюсе состоялся очередной саммит «Восточного партнерства», которого в Грузии ожидали чуть ли не больше, чем президентских выборов и смены правительства. Задолго до саммита многие политики окрестили его не просто важным, а эпохальным и историческим для страны. В восприятии общественности Вильнюсский саммит, овеянный мечтами и надеждами, фактически, стал пропуском в вожделенную  Европу.

Министр иностранных дел Грузии Майя  Панджикидзе даже прослезилась во время официального парафирования соглашения об ассоциации с Евросоюзом. “Я немного прослезилась во время подписания документов и моя рука задрожала, но я, все равно, подписала их. Надеюсь, что сегодняшний исторический день станет необратимым для Грузии на пути в Европу и Грузия очень скоро станет достойным членом европейской семьи”, — заявила она в беседе с журналистами.

Необходимо отметить, что само название «Соглашение об ассоциации» способно ввести в заблуждение, поскольку оно очень напоминает название подготовительных документов для вступления в ЕС – «Соглашение об ассоциации и стабилизации», которое заключили все восточноевропейские страны. Разница только в том, что для кандидатов в ЕС в этих соглашениях прямым текстом была прописана перспектива вступления, а для стран “Восточного партнерства” о вступлении в Евросоюз в них нет ни одного слова. Иначе говоря, «Соглашение об ассоциации» в ближайшем будущем никак не предусматривает, а уж тем более не гарантирует вступление Грузии в Евросоюз. В связи с этим  довольно странно выглядят красноречивые высказывания политиков, для которых притчей во языцех стала фраза о «возвращении Грузии в европейскую семью».

Необратимая интеграцияПрезидент Грузии Георгий Маргвелашвили хоть и не плакал при подписании документов, однако тоже был растроган. «Для меня большая честь быть рядом с вами в такой исторический момент», — заявил президент, поблагодарив Евросоюз за политическую и экономическую поддержку, которую это объединение оказывало Грузии в прошлые годы, а также пообещав выполнить все обязательства, взятые в ходе саммита. А обязательств этих, к слову, набралось на тысячу страниц.  Это и приведение законодательства в соответствие со стандартами Евросоюза, и укрепление соответствующих институтов, и адаптация экономики, и многое другое. При этом Евросоюз на себя никаких обязательств не берет. Зато он дает деньги и немалые. 

Так в ходе саммита была достигнута договорённость о льготном кредите на сумму 30 млн. евро от Европейского инвестиционного банка. Кроме того, было подписано соглашение об участии Грузии в операциях по управлению кризисами Евросоюза, а также соглашение по объединению с европейским энергетическим сообществом. Таким образом, Грузия становится не только получателем, но и контрибьютором операций ЕС.

По окончании саммита Георгий Маргвелашвили озвучил новые установки и “национальные ожидания”. Среди них подписание Соглашения об ассоциированном членстве, которое включает соглашение о всеобъемлющей свободной торговле, достижение прогресса в экономическом пространстве “Восточного партнерства”, соинвестирование реформ и проектов развития, упрощение визового режима, а также сотрудничество в общей политике обороны и безопасности.

Cоглашение  об  ассоциации

Данное соглашение, по сути, главный инструмент, используемый Европейским союзом для сближения со странами “Восточного партнерства”. Оно состоит из четырех основных частей: 1) внешняя политика и стратегия безопасности. 2) вопросы права и внутренних дел. 3) создание зоны углубленного и всеобщего торгового сотрудничества. 4) прочие вопросы:  экология, наука, транспорт и образование.

Разница между договорами, которые Евросоюз заключает с другими странами, и соглашениями об ассоциации, которые намерены подписать несколько стран “Восточного партнерства”, сводится в основном к торговому сотрудничеству. Страны, которые подпишут с ЕС договоры, включающие этот раздел, обязуются соблюдать европейское законодательство в области торговли, защиты прав потребителей и охраны окружающей среды. Речь идет о принятии в течение 10 лет примерно 350 законодательных актов, вводящих нормы ЕС в перечисленных областях.

Грузия и Молдавия завершили предварительные переговоры с ЕС нынешним летом. Затем последовал этап “причесывания” готовящихся документов юристами и языковедами. После того, как в Вильнюсе был дан старт окончательной подготовке соглашений, целью для Тбилиси и Кишинева стало подписание документов не позднее сентября 2014 года – с тем, чтобы промежуточный этап их действия начался уже в 2015 году.

После подписания такого соглашения оно должно быть ратифицировано парламентами всех стран ЕС – это процесс, который может занять несколько лет. В период, предшествующий этому, соглашение будет действовать лишь частично – в области торговли, например. Это произойдет после его ратификации государством – членом “Восточного партнерства” и одобрения Европарламентом.

Страны, подписавшие соглашения об ассоциации, получат доступ к единому рынку ЕС, а это почти 500 миллионов потребителей; его совокупный ВВП составляет 12,9 триллиона евро. Для сравнения: Таможенный союз, организуемый Россией, объединяет всего 170 миллионов потребителей, а его совокупный ВВП – 1,4 триллиона евро.

Ход  переговоров

Украина настаивала на том, чтобы в преамбулу соглашения было внесено упоминание о перспективах полноправного членства этой страны в ЕС. Это было бы нелегко даже в более благоприятных обстоятельствах, в разгар же экономического кризиса удовлетворение от такого требования выглядит практически невозможным.

Грузия же сделала упор на вопрос о территориальной целостности – в связи с проблемами самопровозглашенных республик Абхазии и Южной Осетии. Некоторые предложения, отражающие эти пожелания, были включены в подготовленный текст – но в меньшем объеме, чем изначально предполагало правительство.

Единственными спорными моментами, связанными с Молдавией, были желание Кишинева получить четкий план либерализации визового режима со странами ЕС, с одной стороны, и стремление ЕС ускорить принятие Молдавией антидискриминационных законов в сфере трудовых отношений.

В случае с Грузией и Молдавией отдельную проблему представляли формулировки, касающиеся действия соглашения в Абхазии, Южной Осетии и Приднестровье. Во всех трех случаях соглашение об ассоциации в части, касающейся торгового режима, будет распространяться на местные компании, работающие в соответствии с европейскими стандартами.

От  ассоциации  к  членству

Главное, о чем следует помнить: соглашения об ассоциации, предложенные участникам “Восточного партнерства”, не предполагают в перспективе вступления этих стран в ЕС – но и не исключают этого. В этом состоит отличие от договоренностей Евросоюза со странами западнобалканского региона, которые предусматривают постепенную интеграцию в Евросоюз.

С другой стороны, договоры со странами “Восточного партнерства” предлагают больше, чем подобные соглашения с Марокко и Тунисом, исключающие возможность присоединения этих двух государств к Евросоюзу. Хорватии, к примеру, понадобилось 12 лет, чтобы пройти путь от соглашения об ассоциации к вступлению в ЕС в качестве полноправного члена. Турция же заключила соглашение об ассоциации еще в 1962 году, но членом ЕС не стала до сих пор.

Остальные  кандидаты

Азербайджану понадобится еще, по меньшей мере, год для подготовки своего соглашения об ассоциации с ЕС. Оно, однако, не будет включать в себя раздел, касающийся торгового сотрудничества, поскольку Азербайджан пока не является членом Всемирной торговой организации.

Армения фактически отказалась от планов заключить с ЕС соглашение об ассоциации, отдав в этом году предпочтение сотрудничеству с Таможенным союзом, создаваемым по инициативе России. Это означает, что в Вильнюсе ЕС и Арменией будет подписана лишь политическая декларация о готовности к расширению двустороннего сотрудничества во всех сферах.

Для Белоруссии, которая уже является членом Таможенного союза, на данный момент достижимой выглядит разве что договоренность о новой правовой базе ее взаимоотношений с Брюсселем, поскольку до сих пор в качестве такой базы служит старое соглашение, заключенное еще Советским Союзом и Европейским сообществом (предшественником Евросоюза).

Сейчас многие эксперты прогнозируют рост политического давления со стороны России, направленного на срыв евроинтеграции. Специальный представитель премьер-министра Грузии по взаимоотношениям с Россией Зураб Абашидзе подтверждает подобные опасения. Хоть российская сторона и не ставит Грузию перед выбором “ЕС или Россия”, Абашидзе считает, что есть реальные возможности кремлевского вмешательства, так как, по его словам, “события в той же Украине или Молдавии позволяют делать определенные умозаключения”. Премьер-министр Ираклий Гарибашвили в свою очередь отметил, что “существует предположение о возможном росте провокаций” и заявил, что Грузия готова к такому развитию ситуации и мобилизует все силы для их предотвращения.