Впервые за много лет российские телезрители увидели интервью с грузинским президентом.  Съемочная группа Первого канала во главе с Ирадой Зейналовой встретилась с Георгием Маргвелашвили, чтобы узнать, куда поведет Грузию ее новая мечта.

Ирада Зейналова:  Я поздравляю вас с победой на выборах. За ними наблюдала Россия с повышенным вниманием. И, поверьте, не просто потому, что мы с вами географические соседи. У российского и грузинского народа длинная история дружбы. Я хотела бы задать очень личный вопрос. У меня грузинское отчество, моего отца назвали Автандилом в честь грузина, который спас деду жизнь на фронте. Как нам вернуться к тем братским отношениям, сможем ли мы сделать это на сегодняшнем этапе?

Георгий Маргвелашвили: Во-первых, хочу поблагодарить вас за теплые слова. Я был очень рад получить поздравления от Патриарха российского. Это был тот фон, который очень значим для нас, как у православных народов. Это было подчеркивание того факта, что те раны, которые были созданы политиками, должны быть заживлены людьми. Людьми духовными, людьми, ориентированными на добрососедские отношения, на те культурные связи, которые существовали между нашими народами. Как начать? По-моему, ответ зиждется на элементарной правде, что не нужно мешать. Как только политики не будут мешать народам, людям доброй воли, как только мы, как политики, сможем создать фон, где бизнес, культурные связи, связи родственные, эмоциональные дадут свои ростки, вот я думаю с этого и нужно начинать.

И.З.: Но в результате политики делают и первый, и последний шаг. Вот в испорченных отношениях всегда есть первый шаг, шаг доброй воли. Вы к нему готовы?

Г.М.:  Мы уже сделали этот шаг. Мы сделали первый шаг в аспекте снижения напряженности. Мы сказали, что Россия, несмотря на те проблемы, которые существовали, не является для Грузии объектом, так сказать, нашей агрессии. Мы декларировали, что мы будем стараться перевести наш диалог с агрессивного отношения в рациональные рамки. И мы сделали соответствующие шаги — мы направили миссию господина Зураба Абашидзе в Прагу, где происходит работа в направлении экономических и культурных связей. Мы декларировали то, что мы будем участвовать в одном из значимых событий в российской истории — в Олимпиаде. И мы сняли напряженный фон.

И.З.: Часто главы государств приезжают поддерживать свою сборную или хотя бы на открытие и закрытие. Вы собираетесь?

Г.М.: Мы рассматриваем этот вопрос. Этот вопрос открытый и рассматривается внутри нашей команды.

И.З.: Обязательно приезжайте. Я была в Сочи, там замечательно.

Г.М.: Я знаю. Мы думаем, что это хорошее начало, хорошее начало для того, чтобы не создавать какую-то политическую напряженность. Мы поэтому смотрим на Олимпиаду с ожиданием, что эта эмоция доброй и спортивной воли даст старт каким-то новым отношениям не только в России, но и во всем мире. Мы начинаем с очень проблематичной точки.

Мы начинаем с точки, когда уже, к сожалению, произошли очень трагические явления. Сейчас  мы постараемся не причинять боли друг другу, мы постараемся говорить о тех проблемах,  которые решаемы сегодня, и говорить о перспективе. А перспектива должна вернуться к точке добрососедского отношения. Каковы российские интересы, каковы грузинские интересы, каковы интересы тех людей, которые там страдают, — и давайте решать от этого. Я думаю, время должно пройти.

А само собой Саакашвили… Да, Саакашвили был дискредитирован через эту войну. Ну и что? А какому россиянину через 10 лет, через 20 лет интересна какая-то интрига? Не интересна. Россиянин хочет приезжать в Грузию, хочет, чтобы грузины приезжали, чтобы были культурные отношения. И всегда так исторически было, начиная с Пушкина. А то, что Саакашвили были созданы проблемы, это прошлогодний снег. И для России тоже.

И.З.: Мы с вами говорим о культурных связях, мы с вами говорим о духовной общности наших народов. То, что потеряно     за предыдущий период, почти за 10 лет, переоценить невозможно, согласитесь, но есть и экономика. И вот сейчас, скажите, нужно ли терять время для того, чтобы восстанавливать связи, как нам это сделать наиболее эффективным образом, наиболее быстро? Поскольку  грузинские вина сейчас возвращаются, но вы видите, что эта ниша уже занята. А грузинские бизнесмены хотели бы работать с российскими. Что Грузия может предложить России, и Россия — Грузии, чтобы у нас выстроились сегодня взаимоинтересные отношения нового периода?

Г.М.: Во-первых, я не до конца с вами согласен насчет того, что наши духовные и культурные связи не восстановимы. Я думаю, что…

И.З.: Они восстановимы. Им просто нанесен удар, согласитесь.

Г.М.: Им нанесен удар. И этот удар, по-моему, восполнится теми отношениями, которые существовали. Ошибки политиков не могут это все так быстро перекрыть. Я бы еще отметил, что существуют просто человеческие связи, потому что в течение веков люди приезжали в Грузию из России для того, чтобы отдохнуть.

И.З.: И из Грузии в Россию. Чтобы получить и шанс на реализацию.

Г.М.: Естественно, и в этом контексте существует огромный багаж. По отношению к бизнесу тоже существуют реальные серьезные возможности. Во-первых, российский бизнес активен в Грузии. И для них созданы все условия для того, чтобы они развивали свой бизнес. Никаких проблем российскому бизнесу не создается. Это раз. Кроме этого, грузинские продукты возвращаются на русский рынок. И это большой позитив. Но мы еще создаем новый формат. Мы создаем возможность для русских бизнесменов инвестировать в Грузию как в страну, которая будет иметь свободные торговые отношения с Европой.

И.З.: Грузия традиционно в последние годы тяготеет к Европе. Как в такой ситуации будут учитываться интересы России и политические, и экономические, на ваш взгляд?

Г.М.: Интеграция Грузии и ассоциирование с Европой в нашем видении — это и есть интерес России. Стабильная страна на южном направлении реально создает возможность для углубления отношений и для стабильного развития также Российской Федерации, которая, кстати, тоже очень активна с Европой, которая активно развивает свою культуру, экономику, свои политические отношения с Европейским союзом. Мы видим только плюс для России в этом аспекте. Так что, я думаю, здесь учтены интересы России.

И.З.: Вы уже сказали, что ваша инаугурация будет самой скромной, наверное, в истории новой Грузии. Вы уже отдали Дворец вашего предшественника под университет.

Г.М.: Грузия не является, к сожалению, экономически сильной страной, чтобы содержать, тратить много денег на пиар-акции. Может быть, когда-нибудь, я думаю, в очень скором будущем экономика Грузии будет намного сильней, тогда можно тратить больше денег на такие явления, как пышная инаугурация. Однако, сейчас, я думаю, мы должны придерживаться немножко более скромных стандартов и быть адекватными в своей реальности.  А эта реальность такова: наша экономика должна развиваться. И наши отношения с нашим народом, с нашими соседями должны быть адекватными нашей реальности. Вот к этому мы идем.

И.З.: Мы ждем вас и на российский рынок, и в российские театры, и в российские кинотеатры, потому что грузины для нас всегда были особенными людьми.

Г.М.: Я это чувствую. Я это чувствую, и мы будем создавать возможность для того, чтобы эти связки начать. В России тоже сейчас стабильная политическая ситуация и в Грузии стабильная политическая ситуация. Это является хорошей предпосылкой для того, чтобы начать решать эти вопросы.

И.З.: Спасибо вам. Очень на вас надеемся.

Г.М.: Мы тоже.