Опереточная вражда«Я хорошо знаю русских, но с трудом понимаю их руководителей», — признается Иванишвили — человек, который де-факто будет править Грузией и как будто желает потепления с Россией. Пока наблюдается лишь «незначительное оттаивание ледника», пишут СМИ. Запад предостерегает от «потенциального ареста» Саакашвили — это подорвет соглашения с ЕС. Премьер-министр Грузии Бидзина Иванишвили объявил, что уйдет в отставку после вступления в должность Георгия Маргвелашвили. Критики считают, что так ему будет удобнее «дергать за ниточки» нового президента, пишет Le Figaro.

Иванишвили — человек-загадка. Говорят, что он управляет страной как холдингом. В 1990-е он при неясных обстоятельствах сколотил состояние в России и стал самым богатым человеком Грузии, затем выгодно продал активы и пришел в политику, напоминает издание. Иванишвили считают эксцентриком — по его загородной резиденции в Батуми разгуливают зебры и фламинго.

После «революции роз» Иванишвили щедро спонсировал Саакашвили, однако затем у них случился конфликт. Кроме того, Миша все время злил хозяина Кремля, а Иванишвили знал о подозрительности и мстительности российского лидера. Он поставил цель избавить Грузию от Саакашвили, и теперь считает свою задачу выполненной, говорится в статье.

Как и его политический противник, Иванишвили хочет вступления в Евросоюз и НАТО, однако ему приходится обхаживать Кремль, поэтому он виляет, тянет время и не исключает возможности присоединения к Евразийскому союзу, передают журналисты.

«Я хорошо знаю русских, но с трудом понимаю их руководителей, — признается Иванишвили. — Совершенно очевидно, что для нормализации наших отношений потребуется много времени».

«Когда десять лет назад Саакашвили стал президентом Грузии, его необоснованно восхваляли как светоч демократии», — пишет в редакционной статье Bloomberg. Ожидания оправдались лишь отчасти. Сегодня всеобщий любимец — премьер Иванишвили, но восхвалять Иванишвили как демократа тоже преждевременно.

Заявление Иванишвили, что Саакашвили, вероятно, окажется под следствием, — это «избирательное правосудие», которое мешает зарубежным инвестициям и экономическому росту, считает издание. Более того, уничтожаются стимулы для того, чтобы последующие грузинские лидеры проводили честные выборы и тихо сходили со сцены. «Иванишвили создает прецедент, приравнивающий утрату власти к позору и тюрьме», — говорится в статье.

Bloomberg призывает ЕС и США поощрить развитие демократии и транспарентности в Грузии, а для начала — убедить Маргвелашвили прекратить судебное преследование оппозиции.

Премьер Иванишвили, по мнению The Financial Times, выдает неоднозначные сигналы: «он дистанцируется от любых потенциальных уголовных дел в отношении предыдущего президента, но повторяет, что расследование вероятно». То ли премьер намекает, что «судьба Саакашвили — арест, суд, тюрьма — уже решена», то ли пытается принудить Саакашвили к эмиграции.

Опереточная враждаАрест Саакашвили станет «ударом не только для Грузии, но и для надежд на демократию по всему бывшему СССР», говорится в статье. Заключение политического и торгового соглашения с ЕС наверняка будет отсрочено. У страны, возможно, не останется другого выбора, кроме как еще дальше, чем Иванишвили на данный момент, продвинуться к восстановлению связей с Россией, пишет автор, не исключая, что «Грузия даже вступит в Таможенный союз».

Перечислив позитивные и негативные явления в Грузии при власти «Грузинской мечты», корреспондент замечает: возможно, Иванишвили придется решать, какую роль сыграют созданные им властные структуры — станут ли они помехой на пути к демократии или продолжат вести страну по этому пути.

Несмотря на уход Саакашвили, чья «почти опереточная личная вражда с президентом Владимиром Путиным превалировала в отношениях» России и Грузии, эксперты не видят симптомов значительных перемен в этой сфере, пишет корреспондент The Christian Science Monitor Фред Уэйр. Бидзина Иванишвили стал премьер-министром, обещав добиться нормализации отношений с Москвой, но на практике наблюдается лишь незначительное оттаивание ледника российско-грузинской дипломатии.

В статье приводится мнение политического аналитика International Center of Conflict and Negotiations в Тбилиси Шорены Лордкипанидзе: «Саакашвили придерживался твердой позиции, что вести переговоры с Москвой невозможно, и надеялся, что давление всего мира заставит Россию изменить свое поведение. Принципиальная разница, привнесенная Иванишвили, состоит в том, что он готов напрямую договариваться с Москвой». «Однако на практике трудно предвидеть серьезные перемены в краткосрочной перспективе», — полагает эксперт.

Один из непредсказуемых факторов — пока что неизвестный преемник Иванишвили. О том, кого Иванишвили выберет себе на замену, он сказал одно: это будет «очень интересный человек».