Уйти, чтобы остатьсяДо президентских выборов в Грузии остается всего несколько дней, а серьезных инцидентов и скандальных разоблачений мы, по сути, так и не увидели. Улицы городов плотно заклеены плакатами кандидатов в президенты, а предвыборная агитация и реклама нескончаемым потоком льется с телеканалов и СМИ. На минувшей неделе прошли  первые телевизионные дебаты между претендентами, однако ощущения надвигающейся политической революции совсем нет. Неминуемо заканчивается многолетняя эпоха Саакашвили, и не совсем ясно, куда страна двинется дальше. За минувший год, в маниакальной гонке властей за потерянной справедливостью, надежды общественности отошли на второй план. Обещания забылись, а клятвы так и не были сдержаны. Самая уродливая коабитация в истории мировой политики подходит к концу. Пост президента становится номинальным, республика трансформируется из президентской в парламентскую, а реальная власть перейдет в руки нового премьер-министра. По сути, нынешние выборы — это не выборы президента в чистом виде, а финальный аккорд в борьбе с уходящим в небытие Михаилом Саакашвили и его стилем правления.

Ни в одной схеме будущей власти для Саакашвили уже нет места. Если Иванишвили еще в августе допустил, что, лишившись президентского иммунитета, Саакашвили может элементарно попасть за решетку, как уже произошло со многими из его сподвижников, то сам глава государства планирует взять реванш и вернуться на политическую арену. На последнем съезде Нацдвижения он пообещал уже в ближайшее время добиться проведения внеочередных парламентских выборов и вернуть своих однопартийцев во власть. «Когда будут парламентские выборы и смена власти, и я подозреваю, что с учетом обстоятельств это может быть ускорено, тогда народ сам решит, кто будет самым лучшим кандидатом», — несколько расплывчато очертил свой политический прогноз президент.

Тем временем Бидзина Иванишвили окончательно определился со своим будущим. В ближайший месяц после выборов, а точнее до 24 ноября, он покинет большую политику.  По мнению Иванишвили, он оставляет стране эффективное правительство, в котором все министры справляются с возложенными обязанностями, а сам он перейдет на работу в более сложный и ответственный сектор — в гражданское общество, что поможет ему реализовать  «генеральный план». Заключается этот план в тотальной зачистке страны от элитарной коррупции, создании современных школ, больниц и дорог, а также в привлечении иностранных инвесторов и туристов. В будущем Иванишвили мечтает создать в Грузии «типично европейское» государство, которое станет неким бизнес-хабом между Европой и Азией по типу Объединенных Арабских Эмиратов.

«Я не хочу об этом говорить очень громко, чтобы не выглядеть смешным, — отметил премьер. — Но глубоко в сердце я верю… возможность есть. В течение последующих 20 лет я буду эффективно работать и сделаю все возможное для блага моей страны». Вот, значит, что было заложено в названии коалиции «Грузинская мечта» — бизнес-хаб.

При этом оказалось, что патриотизм и благие стремления премьера все-таки имеют границы. Иванишвили поставил условие – он останется в стране и вложит в экономику 80% своего капитала  только в том случае, если победу в президентской гонке одержит его ставленник – Георгий Маргвелашвили. При ином раскладе, как признался Иванишвили, он «освободится от любых обязательств, сможет жить, где захочет и делать все, что хочет». В общем, сделал дело – гуляй смело. Только вот, сделал ли?

Что касается нового премьер-министра, который сосредоточит в своих руках всю исполнительную власть, то о нем фактически ничего неизвестно. Хотя сам Иванишвили заявляет, что с преемником уже определился, свой выбор он не озвучивает.  «Хорошо, что у меня есть возможность выбора. У страны будет хороший премьер», — заметил недавно Иванишвили, пообещав, что назовет имя своего преемника в течение недели после президентских выборов. В то же время премьер не желает, чтобы будущего главу правительства воспринимали именно как его «наследника».

По мнению политологов, среди возможных кандидатур на кресло премьера:  генеральный директор Грузинских железных дорог Мамука Бахтадзе, Георгий Квирикашвили – министр экономики, а также глава МВД Ираклий Гарибашвили. Упоминался в числе претендентов и министр обороны Ираклий Аласания, но его в свое время скомпрометировали перед Иванишвили, и ему пришлось уйти в тень. Практически все эксперты сходятся в одном: как бы Иванишвили ни удалился от власти, его влияние на любого, кто наследует премьерский пост, равно как и на обстановку в политическом поле в целом, будет неоспоримым.

О том, что самый богатый из грузин не собирается задерживаться в большой политике надолго, стало известно практически сразу же после его триумфа на парламентских выборах в прошлом году. «Минимум — год, максимум — два. Промежуточный вариант в полтора года самый оптимальный», — заявил тогда Иванишвили. За указанное время новоизбранный премьер планировал привести в порядок конституцию, обеспечить свободу судов и СМИ, возродить экономику, а также изменить ряд законов.

Лидеры  «Единого национального движения», критикуя главу правительства, справедливо отмечают, что, уходя из политики, Иванишвили, который, по собственному мнению, вроде бы «свое дело сделал», просто пытается сохранить лицо перед избирателями, чьи чаяния он выполнил не так чтобы «на отлично». Речь идет, в частности, о повышении пенсии до 250 лари, всеобщем трудоустройстве, массовом запуске новых промышленных предприятий, повышении среднего уровня жизни населения и многом другом. Что касается отношений с Россией, при Иванишвили Москва и Тбилиси несколько сблизились, а в Россию начали поступать грузинские товары. Дальше «петрушки и вина» дело не пошло. Дипломатические отношения восстановить так и не удалось, не говоря уже о решении ключевой проблемы в российско-грузинских отношениях — оккупированных территориях Абхазии и Цхинвальского региона.

Однако говорить о том, что Иванишвили и его команда просидели весь прошедший год сложа руки, тоже не стоит. Конституция действительно была изменена — внесенные поправки вступят в действие после президентских выборов. Реформам подверглась судебная система, которую при Саакашвили постоянно критиковали международные правозащитные организации. За прошедший год в прокуратуру поступило более десяти тысяч исков против бывших государственных чиновников с обвинениями о злоупотреблении властью: речь идет о пытках, вмешательстве в личную жизнь, неправомерном изъятии имущества и так далее. Кроме того, с начала сентября минимальная пенсия по возрасту выросла со 125 до 150 лари в месяц. Также были проведены реформы в сфере образования, медицины и обороны. В ноябре Грузия рассчитывает подписать с ЕС соглашение о зоне свободной торговли, которое является частью Соглашения об ассоциации. По факту, это соглашение является последним шансом Грузии на возрождение экономики, ушедшей в глубокий минус.

А пока правительство грезит масштабными финансовыми вливаниями Евросоюза, значительная часть населения  так и не почувствовала обещанного улучшения уровня жизни. И именно их голоса могут сыграть решающую роль. Согласно большинству опросов, ни один кандидат не сможет победить в первом туре. Маргвелашвили прочат 40-46%, Бакрадзе — от 17% до 20%, а Бурджанадзе — от 10% до 12%. Однако пятая часть опрошенных либо отказалась отвечать на вопрос о своих предпочтениях, либо заявила, что пока не приняла определенного решения.