Бидзина Иванишвили и Дмитрий Медведев знакомы шапочно – они всего лишь раз встретились в Давосе и разговор между ними состоялся короткий. Как сообщил российский премьер в интервью телекомпании «Рустави 2», беседа была «спокойной и товарищеской». «Он произвел впечатление довольно прагматичного человека», — сказал Медведев. По его мнению, Иванишвили понимает, какое тяжелое наследство досталось ему от предыдущих грузинских политиков, при которых были разрушены прямые коммуникации с Российской Федерацией, и стремится к возрождению Грузии.

Но главное, подчеркнул Медведев, что, несмотря на конфликты, имевшие место между Грузией и Россией, не утрачено основное, что объединяет народы двух стран – это взаимная симпатия и желание мирной жизни. Он выступил за добрососедские отношения между Грузией и Россией и выразил надежду, что такими они и будут.

Медведев также проинформировал, что все «сигналы» новой власти Грузии, направленные на урегулирование отношений с Россией, Москвой услышаны и они ей понятны. Он, в частности, остался доволен тем, что Грузия готова участвовать в Сочинской Олимпиаде 2014 года. «Мы по-своему оцениваем это», — отметил российский премьер.

Между тем конкретные перспективы урегулирования отношений между Грузией и Россией все еще остаются туманными, несмотря на Олимпиаду, возобновление торговых связей, изменение риторики Тбилиси в отношении России, и т. д. Ведь, подчеркнул Медведев, Грузия прервала дипотношения с РФ, и стороны не могут, в их отсутствии, обсуждать серьезные проблемы. Поэтому, например, визовый вопрос отодвинулся на задний план. Впрочем, он может сдвинуться с места при «встречном движении».

В интервью с Медведевым, конечно, не обошлось без вопросов, касающихся августовской войны 2008 года. Россия не изменила ни своих оценок в отношении событий пятилетней давности, ни в отношении их причинно-следственной связи. Если коротко, Россия и сегодня бы так же ответила на «агрессию» Грузии в отношении Южной Осетии, граждан России и ее миротворцев.

По словам Медведева, пять лет назад Россия действовала в рамках Устава ООН и международно-правовых актов. Российский премьер также убежден в том, что Россия выполнила соглашение, достигнутое между сторонами при посредничестве тогдашнего президента Франции Николя Саркози – то есть вывела свои войска с территории Грузии. А сейчас Москва просто помогает Абхазии и Южной Осетии по просьбе властей этих бывших автономий Грузии, независимость которых она признала. Он не считает, что территории Абхазии и Южной Осетии оккупированы Россией.

Признание независимости Абхазии и Южной Осетии Медведев назвал единственно правильным решением, и причин для его пересмотра он сейчас не видит. Что будет в отделенной перспективе, ему неизвестно. Но он настоятельно рекомендует властям Грузии вести прямые переговоры с абхазами и осетинами.

НАТО и Евразийский союз – вот еще две ключевые темы, по которым грузинская телекомпания расспросила Медведева. Разумеется, сказал он, Россия не приветствует вступление Грузии в НАТО, однако не потому, что Грузия не имеет на это право – она вольна в своем выборе. Но Россия исходит из собственных «подходов», в соответствии с которыми ей не нужны на своих границах члены «другого военно-политического альянса» с его ядерными ракетами, нацеленными на территорию Российской Федерации. «Мы не можем это игнорировать», — пояснил он.

По его мнению, Грузия практически ничего не приобретет от членства в НАТО, зато получит многолетнюю напряженность с Россией. Впрочем, полагает он, если Грузия стремится в НАТО, вступлению может помешать только сам альянс, у которого нет большого желания видеть ее в своих рядах. Хотя, полагает российский премьер, заявления НАТО о том, что двери альянса открыты для Грузии, сыграли «фатальную роль» в определенных ситуациях. Как пояснил Медведев, речь идет о принятии некоторых «сумбурных решений» со стороны Грузии в 2008 году, переросших в «преступную авантюру».

Что же до перспективного Евразийского союза, воспринимаемого многими экспертами как желание России восстановить Советский Союз, речь, сказал Медведев, не идет о доминировании России на этом пространстве. Суть, пояснил он, в целесообразности торгово-экономической интеграции равноправных членов такого союза. По его мнению, такая модель должна быть привлекательна для Грузии, поскольку она имеет общую границу с Россией как членом уже действующего Таможенного союза. В пример он привел Европейский союз с его общим рынком и «общими ценностями». «Мы должны взять с них пример», — считает российский премьер. «Речь не идет о восстановлении Советского Союза, кому это нужно», — заявил он.

Словом, несмотря на – по Медведеву – «прагматичность» Иванишвили, и, надо полагать, новой грузинской власти в его лице, а также на «взаимные симпатии» народов Грузии и России, национальные интересы двух стран сильно разнятся. И пока не созреет почва для их соприкосновения, или, грубо говоря, Москва и Тбилиси не доторгуются до чего-то взаимно приемлемого, процесс восстановления отношений между двумя странами останется на точке замерзания. Вернее, в лучшем случае «потепление» будет буксовать на уровне поставок в РФ петрушки, пчелиного меда, вина, символического смягчения визового режима, периодических контактов ученых, но не более того.

Ничего личного – только политика.  


Ирина Джорбенадзе