Стратегический сельхоз

«Миллиард селу!» — торжественно провозгласила победившая на выборах «Грузинская мечта». Значит ли это, что сельское хозяйство стало стратегически важной отраслью грузинской экономики? Разобраться в ситуации решил корреспондент BTG.

Сколько себя помню, столько помню разговоры о том, за счет чего могла бы жить Грузия. То есть не отдельно взятый грузин, живущий в Харагаули, например, а вообще вся Грузия. Не меньше, не больше. Оцените масштабность вопроса. Много лет назад этот вопрос был гипотетическим: «Мы-то все равно живем в Союзе, но вот если бы, то что тогда?»

Строго говоря, ответов на этот вопрос было два. Первый: «Ну как же за счет чего? Овощи, фрукты, вино, мандарины… Да каждый из нас на одном «Боржоми» станет миллионером! Какие проблемы?» Так думали оптимисты. Пессимистам думать было не надо; их ответ «пропадем» не предполагал необходимости деятельности серого вещества. И действительно, какая разница, как пропадем, зачем об этом думать?

Прошли годы, и вопрос стал актуальным. Вернее, он стал актуальным чисто теоретически. Каждый ведь сам для себя решает, за счет чего и как жить. Но великая вера в коллективное чудо, которое позволит всем жить хорошо, не оставляет умы и сердца моих соотечественников. Понятно, что нефти нет и, скорее всего, в ближайшем будущем не предвидится. Вроде есть марганец, но его до обидного мало, да и те, кто его добывают, живут, мягко говоря, не в шоколаде. Возникает вопрос: «что осталось на трубе?» А на трубе остались воспоминания о тех самых разговорах, о фруктах и овощах. «Боржоми» придется исключить, ну а о вине разговор отдельный. То есть речь идет о сельском хозяйстве, том самом, которое когда-то кормило пол-Грузии. Почему бы ему не прокормить ее сейчас? Тем более, что почти половина населения Грузии если не живет в деревне, то, как минимум, считается сельскими жителями.

Действительно, в того, кто скажет, что в Грузии нет условий для сельского хозяйства, можно смело кидаться камнями, как в прямом, так и в переносном смысле. Тучные луга и расцветающие палки — это ведь о нас сказано. Да вот беда, поизносились наши крестьяне за последние лет 20, по миру пошли без колхозного централизованного снабжения. Нет ни оборотных средств, ни горючего, ни удобрений. Куда тут денешься?

Как-то в начале нулевых приехал в Грузию с инспекцией экологически чистого хозяйства почтенный эколог из Германии. По делу приехал: грант и немалый на это самое хозяйство выделил один немецкий фонд, значит, и поинтересоваться результатами не грех. Спешу успокоить, хозяйство оказалось хорошим, деньги, выделенные на него, к вящему удивлению немца, не разворовали. Но вот по пути к экологическому раю бюргер загрустил.

«Почему поля не паханы?» — спросил он у своих попутчиков, проезжая мимо очередной депрессивной деревеньки. Тут ему стали объяснять, мол, солярка дорогая, денег нет, да и тракторов тоже. «А волов? — спросил он. — Волов тоже нет?» Остальной путь проделали молча.

Не то, чтобы прежние власти не старались решить проблему. Старались, конечно, просто делали это как-то уж очень нерешительно. То мешка 2 удобрений подкинут крестьянину перед выборами, благо выборы-то каждый год, то 5 тракторов на деревню купят, флаги на них повесят и давай пахать, создавая фон для выступающего президента. Не сказать, что от этого дела пошли лучше, но зато было красиво. А тут как раз и выборы подоспели, мирная передача власти, праздник демократии, коабитация. Впрочем, оставим политику за пределами нашего повествования и вернемся в деревню.

Уже в период предвыборной кампании стало ясно: кто бы ни победил, деревню в покое не оставят. Еще бы, почти половина избирателей на селе. «Миллиард селу!» — торжественно провозгласила «Грузинская мечта».

«Четыре миллиарда за четыре года!» — попыталось перекрыть обещание оппонентов «Национальное движение». Все с планами, графиками да со схемами. Не то чтобы крестьяне шибко верили политикам, но на выборы все-таки пошли, решив раз уж мечтать, так с размахом. Тем более, что и местный батюшка о националах был нелестного мнения, да и в единственном на селе магазине месяца 3 в кредит не отпускали, после того как предыдущие власти штрафанули лавочника на 500 лари.

МЫ ДЕЛИЛИ МИЛЛИАРД

Хорошо известный факт: новая метла по-новому метет. Вот и новые власти решили: не беда, что не получится, как обещали, в 2 раза снизить цены на продукты питания, лекарства и энерготарифы. Село — вот что по-настоящему важно. Сказано — сделано, вернее, будет делаться. Так с февраля по август нынешнего года Фонд сельского хозяйства профинансирует весенне-летние полевые работы всех малых крестьянских хозяйств. В ноябре-декабре нынешнего года будут проведены работы по детализации земельного кадастра и создана соответствующая информационная база. На основании полученных данных будут сформированы пакеты помощи фермерам. Планируется оказание помощи около 640 тыс землевладельцев. Землевладельцы будут поделены на категории. Владельцы участков от 0 до 5 гектаров получат специальные карточки, согласно которым будут оплачиваться расходы на сельскохозяйственные работы. Те, кто владеют земельными участками до 0,25 гектаров, получат карточку на сумму 100 лари. Основную группу бенефициариев составляют землевладельцы с участками от 0,25 до 1,25 гектаров. Они получат финансирование услуг на сумму 510 лари, причем если на участке есть деревья, то землевладелец получает 510 лари на закупку сельскохозяйственного инвентаря. В остальных случаях та же сумма делится на пахоту, борьбу с вредителями и сельхозинвентарь. Ну а счастливые владельцы участков от 1,25 гектаров до 5 получат карточки на сумму 640 лари. Как вы уже догадались, владельцы участков размером более 5 гектаров (то есть реально производительных хозяйств) оказались в положении волка из мультфильма «Мы делили апельсин».

Впрочем, и без этого на раздачу карточек правительство планирует потратить 184,03 млн лари. Однако это далеко не все. Естественно выделенных денег не хватит для финансирования полного цикла. Не стоит расстраиваться, выход найден! И этот выход находится в фонде агрокредитования, откуда каждый желающий селянин может получить кредит. Правда, и тут не обошлось без ранжирования. Мелкий фермер может получить небольшой кредит с нулевой ставкой, а фермеру покрупнее и кредит покрупнее, что очень логично. Правда, проценты в этом случае будут не нулевые, а какие-то там льготные. Впрочем, и в том, и в другом случае, с учетом общемировой инфляции, абстрагируясь от отечественной, ставка кредита отрицательная, То есть тот, кто дает, тот теряет. Но в данном случае это не страшно, ибо дает родное государство. Впрочем, давайте об этом поподробнее.

Итак, если вы мелкий фермер, у вас будет возможность получить кредит в начале сезона и расплатиться в конце. В программе ничего не говорится о размере кредита, однако, учитывая нижнюю границу следующей ступени, можно предположить, что она и есть верхняя для предыдущей. А посему речь идет о сумме до 5 тыс в национальной валюте.

Но вот если вы средний или крупный фермер, то ваши возможности расширяются от 5 до 100 тыс лари и всего-то по 7-8% годовых.

Ну и наконец, для развития хранения и переработки сельхозпродукции из того же фонда предприятие может получить кредит под 3% годовых или около того. Кстати, в программе националов этот пункт выглядел совсем уж феерично, государство само предполагало открытие подобных предприятий. Впрочем, программа националов уже не актуальна, а вот по расчетам специалистов новой власти, только за этот год подобным образом будет открыто более 60 предприятий. Интересно, сколько предприятий собирались открывать националы?

ВКЛАДЫ В СТРАТЕГИЮ

Итак, на весь этот праздник души планируется потратить около 700 млн лари, конечно, не совсем миллиард, но близко к тому. Ну а теперь давайте проигнорируем вопрос противных либертарианцев о том, за чей счет этот банкет. Они, конечно, не понимают, что во всем цивилизованном мире государства поступают именно так. Зададим другой вопрос: значит ли это, что сельское хозяйство стало стратегически важной отраслью грузинской экономики? При попытке ответить на этот вопрос лично у меня возникает когнитивный диссонанс. Если сельское хозяйство — это стратегически важная отрасль, так сказать, локомотив экономики, то почему же на это самое хозяйство нужно тратить деньги, а не наоборот. Вполне возможно, что когда-нибудь оно и станет таковым. Весь вопрос, когда и как.

Хотя, возможно, в этом есть какая-то сермяжная правда жизни. В свое время крестьян согнали в колхозы, и город жил за счет деревни. Сейчас пришло время отдавать долги, вот только отдавать не с чего. Как точно заметил Сергей Довлатов в своем произведении «Зона», советская власть это не форма правления, а форма существования государства. Вот уже 20 лет как до основания разрушены институты советской власти, а форма существования осталась. И святая вера в то, что существуют некие стратегические отрасли экономики, которые надо развивать, — один из верных индикаторов этой самой формы. Конечно, советская власть, в данном случае, — это аллегория. С другой стороны, с политической точки зрения это может оказаться неплохим шагом, рассчитанным на краткосрочную перспективу. 


Гела ВАСАДЗЕ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.