Доктор сельскохозяйственных наук, профессор Максимэ Рамишвили, автор ценных трудов – «Ампелография» (наука о видах и сортах винограда) и «Виноградарство» (совместно с профессором Валерианом Кантария) писал: «На создание сортов винограда Ркацители, Саперави, Тавквери, Цоликоури, Оджалеши, Чхавери, Александроули и других потрачено столько труда, сколько на строительство Светицховели, Гелати, Греми, Икалто и других исторических творений. Наш долг защитить, развить и сохранить их для будущих поколений».

О проблемах виноградарства и виноделия Грузии, как традиционных отраслей хозяйства, имевших древнейшую историю, писали на страницах грузинской прессы, с 1861 года в первом грузинском сельскохозяйственном журнале «Гутнис деда» («Землепашец»). В дальнейшем, статьи и письма об улучшении этих отраслей хозяйства охватили почти всю грузинскую прессу. Публиковались письма о сборе винограда, о необходимости проведения оросительных каналов для виноградников Кахети, о процессе брожения… Нередко авторами этих писем были наши выдающиеся деятели – Илья Чавчавадзе, Рафиел Эристави, Якоб Гогебашвили, Иванэ Кереселидзе, Симон Хундадзе и другие. В газете «Дроеба» (№120, 1878 г.) известный грузинский поэт и этнограф Рафиел Эристави писал: «Многие владельцы виноградников не знают, как делать вино, необходимо, чтобы где-нибудь в Кахети устроить образцовый погреб, где знающие лица, специалисты настоят вино, и другие здесь изучат это дело». Кроме Рафиела Эристави, который сам владел виноградниками и производил отличное вино, были и другие хорошо знающие это дело. В книге Георгия Беридзе и Темура Глонти «Грузинские виноделы» приводится интересный факт: поэт и генерал Александр Чавчавадзе был отличным мастером по производству высококачественного вина в Цинандали. Когда родилась его дочь Нино (будущая жена Грибоедова), он наполнил квеври (большой глиняный винный кувшин, зарытый в землю) вином, и запечатал его до свадьбы дочери. Через 17 лет, в день свадьбы Нино, сняли крышку с квеври и вино оказалось великолепным, писал писатель и публицист Иона Меунаргия. Большой вклад в развитие виноградарства в Грузии внесли такие профессионалы, как генерал Иванэ Багратион-Мухранский, князь Закария Джорджадзе, шотландец Якоб Марр, о которых я писал в «Тбилисской неделе». Особенно следует отметить Иванэ Багратион-Мухранского и Захария Джорджадзе, чьи вина получили высшие награды на конкурсах вин во Франции и в Бельгии. Интересны и успехи других виноделов, работающих в Грузии. В 1892 году в Киеве, на выставке спиртных напитков, KIPIANI-004Иосеб Григорьевич Бабунидзе получил почетную грамоту за представленное кахетинское вино, а за образцовую закладку виноградников — диплом и золотую медаль, сообщала газета «Иверия» (№270, 1892 г.). Большого успеха добился известный французский шампанист, работавших в Грузии В.Тьебо. Он работал в своей усадьбе, названной им «Кло-Жгурули», вблизи реки Риони. Созданное им шампанское из грузинского винограда Аладастури с этикеткой «Викторая», заслужило высшую награду на выставке вин во Франции. В.Тьебо был и автором труда «О сбыте кавказских и о выработке типа имеретинских вин» (1910 год). Успехом пользовалось и вино Георгия Тутберидзе – выходца из села Фути (нынешнего Зестафонского муниципалитета). Тутберидзе основал в Зестафони фирму «Вази» («Лоза»). Он хорошо владел секретами изготовления вина, получив практику в винных погребах Крыма. В основном, он производил вино из сортов винограда Цоликоури, Цицка и Крахуна, которое пользовалось большим спросом в городах России. В 1910 году выдержанное имеретинское вино Георгия Тутберидзе было послано на международную выставку в город Неаполь, где получило специальную грамоту и медаль, а сам Тутберидзе был награжден орденом Золотого Креста короля Италии Виктора Эммануила III.

KIPIANI-003

Особое место среди высококачественных вин, пользующихся популярностью во всем мире, занимает вино под нынешним названием «Хванчкара». В 1907 году грузинские князья Димитрий и Луарсаб Кипиани на международный фестиваль вин в бельгийском городе Остенде представили свое вино, полученное из виноградных сортов, собранных в собственных поместьях. Всем на удивление, именно «Кипиановское вино» (оно так называлось в то время) получило Гран-при, которое ныне хранится в Национальном музее Грузии. Это было большой победой грузинского вина и самого Кипиани. До этого «Кипиановское вино» получило первую медаль с надписью «Санакебо» («Похвальное») на Батумской сельскохозяйственной выставке в 1900 году. Со слов правнука князя Димитрия Кипиани, основу производства «Кипиановского вина» заложил его прадед — князь Димитрий Кипиани, который, из уникальных сортов винограда Александроули и Муджуретули, методом неполного брожения, получил прекрасное полусладкое красное вино, с этих пор оно стало называться «Кипиановским вином». Производство этого вина началось с 80-х годов XIX столетия. Вино, разлитое в бутылки, Димитрий Кипиани посылал в Тбилиси, где его двоюродный брат Михаил Кипиани имел большой ресторан. Поставщиками «Кипиановского вина» в Кутаиси были Н.Церетели и В.Папуашвили, фамилии которых запечатлены на этикетках «Кипиановского вина». Кроме этого, у двоюродного брата Димитрия, Михаила Кипиани, в Париже были друзья, имевшие ресторан, и Михаил отправлял «Кипиановское вино» и в парижский ресторан. Димитрий Кипиани дружил с Акакием Церетели, который иногда гостил у него. Димитрий Кипиани пользовался большим уважением в Грузии.

Вина, полученные из виноградников Кипиани, считались лучшими во всей губернии. Тогдашние эксперты «Кипиановское вино», с его нежностью, бархатистостью и рубиновым цветом, сравнивали с прославленными бургундскими винами. Микрозона произрастания виноградных сортов Александроули и Муджуретули, из которых изготовлялось классическое «Кипиановское вино», охватывала нынешние деревни Амбролаурского муниципалитета: Пирвели Тола, Меоре Тола, Хванчкара, Патара Чорджо, Диди Чорджо, Квацхути, Чребало, Ица, Садмели, Бегеули, Земо Жошха, Квемо Жошха, Бостана, Баджи, Химши, Цеси и др. Все эти села расположены берегах Риони, в ущелье реки, на берегу небольших рек, впадающих в Риони. Обычно «Кипиановским вино» называли напиток, изготовленный по старинной рачинской технологии, посредством смешивания двух сортов винограда – Александроули и Муджуретули, собранных в поместьях Кипиани на правом берегу реки Риони. Виноград собирали поздно, когда он уже был завяленным и содержал большую сахаристость. По некоторым источникам, «Кипиановское вино», которое сравнивали с бургундским, отправляли на экспорт в Европу.

После советизации Грузии, постепенно добрались и до названия — «Кипиановское вино». Спустя 25 лет после завоевания Гран-при, сочли, что вино не должно носить имя князя, и в 1832 году переименовали его в «Хванчкара», взяв название одной из деревень, находящейся в микрозоне произрастания виноградных сортов, из которых изготовляли «Кипиановское вино». Фактически, у изобретателя вина отобрали авторство и вскоре о нем все позабыли. Да и сейчас многие не знают историю «Кипиановского вина». Между тем, во всем мире известны такие бренды как «Дон Периньон», «Вдова Клико», «Хеннесси» и др., которые носят фамилии изобретателей и производителей шампанского и коньяков. Наверное, было бы справедливо восстановить имя грузинского винодела Кипиани, подарившего нам такое прекрасное вино. Сегодня производством «Хванчкара» занимается предприятие «Рачинское вино», которое с 1996 года на международных выставках завоевало 5 золотых и одну серебряную медаль, а в 2000 году на международной выставке вин в Сочи вино «Хванчкара» завоевало золотую медаль и Гран-при.

Выдающимся ученым-виноградарем был доктор сельскохозяйственных наук, академик Академии наук Грузии, профессор Соломон Михайлович Чолокашвили. Его перу принадлежит множество трудов по виноградарству. Под его руководством был исследован фонд аборигенных пород виноградной лозы Грузии, и были выделены породы виноградной лозы промышленного направления. С его именем связано районирование грузинских сортов винограда…

Соломон Чолокашвили родился в 1883 году в селе Бакурцихе, ныне входящем в Гурджаанский муниципалитет, в семье князя Михаила Чолокашвили. Грамоте он обучился в семье, после чего его определили в пансионат Тбилисской гимназии. Отец его, по профессии юрист, был большим любителем виноградарства, и любовь к виноградной лозе привил сыну с детства. Потом была учеба в Никитском садово-виноградарском училище. Но основательные знания по виноградарству, хорошо владея немецким языком он приобрел в Клостернойбургской высшей школе, на отделе виноградарства и виноделия, который с отличием окончил в 1907 году, и здесь же его оставили на стажировку. В 1908 году он вернулся на родину и в 1910 году открыл в селе Одзиси школу-интернат садоводства. Он сделал очень многое для борьбы с филоксерой (вредитель виноградной лозы). После советизации Грузии Чолокашвили продолжал работу, занимая различные должности. В 1926 году его утвердили профессором политехнического института. Своим упорством, авторитетом и трудом он добился создания в Тбилиси в 1931 году научно-исследовательского института виноградарства и виноделия союзного значения, и со дня его основания руководил научной частью, собрав вокруг себя всех выдающихся ученых.

KIPIANI-001

В 1936 году ему пришлось столкнуться с Берия, который тогда был первым секретарем ЦККП(б) Грузии. Берия пришла «блестящая» идея полностью обеспечить Грузию своим хлебом: специалистам он поручил обосновать эту идею. Они нашли «удобный» аргумент: выкорчевать сады и виноградники и на их месте посеять пшеницу. После этого состоялось большое совещание под руководством Берия. Выступающие соревновались в подхалимаже, с восторгом приветствовали эту идею, высказанную докладчиком. И в этом едином хоре хвалы и одобрения вдруг из зала раздался голос: «Все это глупость, ужасная глупость!» Зал смолк. Берия грозно обвел глазами ряды присутствующих. «Кто сказал?!» — спросил он. «Я сказал», — приподнялся с места худощавый мужчина среднего роста, одетый по-европейски. Это был Соломон Чолокашвили. «Выходи», — коротко приказал Берия. Соломон выступил и с научной точностью, железной логикой, аргументировано обосновал нелепость этого проекта. «Увеличение урожайности зерновых методами докладчика ненаучно, нерентабельно и вредно для Грузии», — закончил Соломон. Берия озлобленно слушал его. Потом взглянул в зал: «Что скажут специалисты-полеводы, где Ломоури?» Поднялся Юлон Ломоури – зав. кафедрой растениеводства СХИ. Он еле дотащил ноги до трибуны, но, взойдя на нее, ободрился и сказал: «Я полностью и наотрез поддерживаю… (сделал паузу и закончил) все положения профессора Чолокашвили!» После этих слов с позиции специалиста по зерну, он обосновал абсурдность предлагаемого плана и добавил, что “докладчик и некоторые горе-специалисты ввели вас в заблуждение”. Берия закончил на этом совещание и произнес: «Вопрос не был подготовлен». После этого, единственный, кто подошел и подал руку Соломону и Юлону, был Георгий Рцхиладзе, один из основателей СХИ. Другие же шарахались от них, как от прокаженных. В ту же ночь и последующие, все трое ожидали своего ареста, для этого были все условия: Чолокашвили – князь, учившийся в Австрии, Ломоури – бывший национал-демократ, официальный представитель правительства Жордания в Германии, Рцхиладзе – участник войны против Красной Армии. У каждого в семье в маленькой сумке были сложены нужные вещи. Но ни одного из них не арестовали. О них, видимо, Берия не вспомнил или они убедили его в абсурдности своего проекта.

Малхаз ЭБРАЛИДЗЕ.