. © 

Мозаика музыки Зазы Миминошвили

По специальности он – математик, кандидат наук. По призванию и профессии – музыкант, композитор, виртуоз-гитарист, руководитель популярного ансамбля «Шин» («Домой»), лауреат десяти европейских музыкальных фестивалей, приглашенный доцент Международного фестиваля мировой музыки, человек, постоянно находящийся в поисках нового, необычного и интересного – Заза Миминошвили.

То, что его считают одним из лучших представителей грузинской интеллигенции, не удивительно. Сын известного грузинского литературоведа и переводчика («Илиада», «Енейда») Романа Миминошвили, по праву заслуживает это звание, продолжая достойно нести имя отца. Нет сомнения и в том, что его недаром называют джаз-легендой Грузии – играть блестяще разнообразную музыку от самобытного этно-джаза до современного рока, от самбы до фламенко, от старинных песен до джазовой классики, подвластно только высокопрофессиональному мастеру. А о человеческих качествах – добропорядочности, дружелюбии, честности, лучше всего говорит его открытое, доброе,   улыбающееся лицо.

Как, когда и почему научный сотрудник Института математики им. А.Размадзе стал руководитель музыкальной группы, что определило его выбор – об этом шла наша беседа, но до того, нетерпеливость заставила меня прибегнуть к помощи современной техники и добыть кое-какую информацию.

Окончил механико-математический факультет ТГУ, более 10 лет работал в Институте математики. В 1993 году окончил факультет импровизационной музыки гуманитарно-технического института. В 1998 году основал ансамбль «Шин» (The Shin). С 1993 года по настоящее время работает в Германии. Название ансамбля постоянно напоминает о том, что жизнь в чужой, хоть и ставшей за 20 с лишним лет близкой стране, наполнена мыслью о возвращении на Родину. «Все самое дорогое – дети, родные, близкие люди, могила отца – здесь, и я всегда буду возвращаться туда, откуда я родом».

Если рассуждать логически, то Заза должен был стать литератором, как отец, или пойти по стопам дяди, художника Коки Махарадзе, но уж не по музыкальной линии, так как в семье, кроме кутаисской бабушки, очень любившей петь, с музыкой никто не был связан. Случайности или закономерность определяли судьбу Зазы. Сам он считает, что все, что происходило с ним, вроде бы и являлось случайностью, простым совпадением, но позже выяснялось, что события следовали в закономерном порядке. Так, «случайно» проходили визиты к соседу, известному артисту балета Зурабу Кикалеишвили, у которого, единственного во всем доме, был рояль. Так же «случайно» Заза полюбил инструмент и «играя» на нем, переносился в сказочный мир, фантазируя и рассказывая самому себе разные истории, или, стоя на стуле, дирижировал воображаемым оркестром, еще не сознавая, что простое увлечение перерастет во всепоглощающую страсть и приведет его к огромному успеху. Позже, когда началась эра «Битлзов» и Заза, как каждый второй парень в Тбилиси взял в руки гитару, желание стать художником отошло на задний план. А закончилось все математическим факультетом университета, с последующей работой в Институте математики.

«Во мне как бы жили два существа. Одно стремилось к науке, учености, открытиям, логическому мышлению. Вторым владела музыка, творческое горение. Логика и эмоции, точная наука и искусство объединились в одно целое, создали золотую середину, ставшую основой моей деятельности. Оба моих «я», дополняя друг друга, великолепно существуют вместе. Великим ученым-математиком я не стал, но благодаря моему необыкновенному наставнику Лео Мдзинаришвили, научился проникать в глубь этой науки, увидел в ней самое прекрасное и скрытое, незаметное на поверхности. А как музыкант, я всегда буду     помнить двух больших мастеров гитары – Владимира Горгадзе и Лаврентия Джинчарадзе, научивших меня искусству импровизации. Жаль, мало кто знает о них, они незаслуженно забыты, а следовало бы вспомнить – такие таланты редко появляются».

Работа в институте не мешала Зазе полностью отдаваться во власть музыки. Вскоре возникла идея создать джаз-группу. Вместе с другом детства Дато Малазония и такими же одержимыми ребятами Авто Унгиадзе, Зурабом Гагнидзе и Зазой Марджанишвили, которого позже сменил Мераб Санодзе, мечта превратилась в действительность, и в институте появилась музыкальная группа «Адио», быстро завоевавшая популярность среди молодежи, но не совсем понятая большинством профессионалов из-за новшеств, выходящих за рамки приемлемого. Потому и на конкурс «Мы ищем таланты» для них путь оказался закрытым. Ребята попросили дать им возможность доиграть до конца свою композицию «Картули». Единственный положительный отзыв прозвучал от члена жюри Л.Ованова: «Запомните, в отличие от многих, эти ребята добьются успеха и надолго останутся на сцене».

Опять же случайностью может считать неожиданную просьбу Темура Квителашвили, уезжавшего по делам, заменить его на время в рождественских концертах Дж.Кахидзе. «Я не сразу пришел в себя от такого предложения. Еще бы – выступать с такими знаменитостями! Отыграл свою партию и сидел тихо. Так же тихо хотел уйти после концерта, но вдруг увидел, что ко мне подходит Гия Канчели. Все, думаю, сейчас разнесет в пух и прах, а он попросил еще раз сыграть, послушал и молча ушел. Я так ничего и не понял. Через некоторое время Канчели вызвал меня к себе и спрашивает: ты сможешь поработать с Р.Стуруа над «Трехгрошевой оперой» в театре? – А вы думаете, я смогу? – еле-еле проговорил я. – Думаю, да! Разве ошибаюсь? На этом беседа закончилась и с того дня началось мое стремительное восхождение. Оформил еще несколько спектаклей в руставелевском театре, концертами Бог не обделил. И тут началась гражданская война».

Опять же случай помог Зазе выкарабкаться из создавшегося материального затруднения. В 1993 году группу пригласили на несколько месяцев в Германию. До этого, в 1992 году Заза был признан лучшим джаз-гитаристом Грузии. «Поездка в Германию давала шанс как-то обеспечить семью и не потерять свой творческий потенциал. Но мы не думали, что эти несколько месяцев продлятся на годы. Вот уже 20 лет мы работаем в Германии и за это время достигли большого успеха. Но со временем группа распалась, пути членов ансамбля разошлись, и в 1998 году Зураб Гагнидзе, Мамука Чачанидзе и я основали новую джаз-группу «Шин» («Дорога домой»). С первых же дней нас никогда не покидала надежда, что вернемся домой, потому и назвали ансамбль таким именем. Теперь, спустя годы оно приобрело двоякое значения. Домой мы возвращаемся из Германии, но и обратно приезжаем в дом, который стал для нас близким».

Сегодня «Шин» одна из самых популярных джаз-групп не только в Грузии, и ее приезд всегда с нетерпением ждет грузинская публика.

“Если честно, общение с Германией для меня началось в 90-х годах, а раньше — с немецкого детского сада и занятий по немецкому языку. Начатое в Тбилиси знакомство с культурой, этносом, традициями Германии продолжалось уже на их земле. Сейчас готовим проект “Звучащие корни Германии”, посвященный богатому культурному наследию этой страны. Я считаю, что творческий человек, независимо от национальности, живя в какой-то определенной стране, должен проникнуться уважением к ее духовному богатству и имея возможности, показать эти ценности, сделать доступным всему миру. Добраться до корней и вынести на поверхность. Любую музыку – фольклорную, старинную, современную можно так преподнести слушателю, чтобы она задела самые чувственные струны сердца. В прошлом году мы представили подобные проекты: «Испанская музыка», «Балканская», «Американская», «Индийская». В декабре намереваемся сделать «Русскую». Цель наша – показать культуру, жизнь, традиции каждого народа вне политики и доказать, что искусство – это самое эффективное лекарство, способное исцелить мир от вражды, отчуждения, противостояния. Для меня большая трагедия, что не могу сделать такой же проект об Абхазии, но верю, настанет день, и я вернусь туда, где осталась частица моего сердца».

Заза вспомнил случай во время гастролей в России, когда выступая в одном городе, перед началом концерта обратился к публике: «На берегу Черного моря, в небольшом городе Очамчира, откуда родом моя мать, стоит домик. Это – часть моего тела, которую отрезали, рана, которая кровоточит и если кровь не остановить, и отрезать еще часть, то я умру. Но я не хочу умирать. Хочу творить, приносить радость вам. Поэтому я должен вернуться… Как вы думаете, вернусь?.. Наверное, да!» В ответ сначала была тишина, потом раздался гром аплодисментов. Вот еще одно доказательство значения искусства».

Рассуждения Зазы о музыке, как феномене, ее стиле, направлениях, взаимоотношениях с разными сферами науки и искусства, были настолько увлекательны и интересны, что оставалось лишь сожалеть о невозможности передать все так же обстоятельно и красочно, как он сам, и еще более обидно, что не могу визуально показать его виртуозное исполнение любого музыкального произведения. Могу лишь смело сказать: побольше бы таких людей с горячими сердцами, недюжинным талантом, безграничной любовью к профессии и тогда мир действительно станет лучше, спокойнее, прекраснее.

«Мы знаем, что миром управляют четыре стихии – воздух, огонь, вода, земля и каждая из них проявляет свой характер, определяя и характер человека. Музыка, в какой-то мере, также подвластна стихии и мы воспринимаем ее каждый по-своему. Для одних джаз – огонь, классика – воздух, фольклор – земля. Кому-то рок-музыка напоминает шум воды. Фламенко представляется как буйная огненная сила, а блюз – тихое дуновение ветерка. Если сравнить музыку с наукой, можно сказать, что ритмика – это озвученная математика, где каждый звук, такт создает огромную красочную мозаику, цветовую палитру и самый маленький кусочек несет в себе душу того или иного народа. Звуки музыки могут заглушить голоса политиков, призывающих к агрессии, разрушить любую стену отчуждения. В каком бы отдалении, в разных точках пространства не находились музыка или наука, они непременно соприкоснутся в центре этого мозаичного панно, и вновь рассыплются по всей земле миллионами горячих лучей Любви, Надежды и Веры».

Признаться, мне никогда не доводилось выслушивать такое объяснение назначения искусства. После всего, уже не удивлялась, что в Риге, на фестивале национальной музыки «Шин» завоевал «Гран-при»; что в исполнительском искусстве ансамбля оригинально, изящно сливаются казалось бы несовместимые друг с другом жанры, стили, музыка разных стран: блюз и фольклор, рок и классика, старина и современность, испанская, немецкая, грузинская музыка, корсиканская и греческая; что нежную мелодию песен Г.Канчели можно исполнить ансамблем народных инструментов, симфоническим оркестром, джаз-группой, акустической гитарой и солистом вместе; что задуман грандиозный проект, предусматривающий представление европейской музыки и, естественно, грузинской, как неотъемлемой части европейской. Поэтому, и не постеснялась пошутить, что мозг Зазы Миминошвили составляют не два, а целых четыре полушария, иначе, вряд ли можно было бы так широко и бесподобно охватить множество сфер, быть универсальным человеком, талантливым музыкантом-исполнителем, философом, ученым и безгранично отдавать свою энергию на благо развития искусства, чтобы наше самое большое богатство – культура и образование, две главные энергии, сделали нашу страну сильной, развитой и по-настоящему счастливой.

Додо АХВЛЕДИАНИ.