История нашего города, к сожалению, распорядилась так, что в Тбилиси почти не осталось дворцов и жилых домов, построенных до XIX века; в результате нашествия войск фактического правителя Ирана Ага Мохаммед-Хана в 1795 году и устроенных ими массовых убийств горожан, включая детей и женщин, погромов, грабежей, а также методичных разрушений и поджогов зданий и сооружений, за короткий срок Тбилиси буквально сравняли с землей. Лишь крепость Нарикала, несколько церквей и других строений в старой части города дошли до нас с феодальной эпохи (некоторые в полуразрушенном виде). В дальнейшем, развитие капитализма быстро превратило Тбилиси в «полигон строительства». Со второй половины XIX века и в начале ХХ, город быстро застраивался общественными и жилыми зданиями, параллельно шло строительство инфраструктуры города. За этот период, фактически вырос новый город. Его создала целая плеяда талантливых архитекторов, имена которых, увы, малоизвестны нынешним тбилисцам, многие из них были выдающимися зодчими своей эпохи. Они оставили городу дорогое наследие – огромное количество зданий с изумительными художественными фасадами, которые мы с такой гордостью показываем гостям нашей столицы.

Из плеяды талантливых архитекторов отмеченной эпохи следует выделить немца по национальности, Леопольда Бильфельда, которого академик Вахтанг Беридзе охарактеризовал как одного из самых видных тбилисских архитекторов конца XIX и начала ХХ века. Академик Беридзе писал: «Особенно следует отметить, что Бильфельд, как архитектор синодальной конторы, в первые же годы ХХ века составил проект нынешнего Кашветского храма, Arxitektor2благодаря которому связал свое имя с возрождением в зодчестве грузинских национальных форм». Об истории строительства Кашветских храмов в Тбилиси написал Католикос-Патриарх всея Грузии (в 1932-1952 годах) Калистратэ Цинцадзе, который, вместе с архитектором Леопольдом Бильфельдом, в качестве священника старой Кашветской церкви входил в состав комитета по строительству новой Кашветской церкви. На него же возложил комитет и надзор за строительством. Об этом Католикос-Патриарх пишет в своей книге «Кашветская церковь Святого Георгия в Тбилиси. Историко-археологическое обозрение». В 1897 году настоятелем Кашветского храма был назначен протоиерей Маркоз Ткемаладзе, который писал: «Меня увлекла мысль непременно построить новую церковь. Этой мыслью поделился с архитектором Рогойским и договорился с ним собрать комиссию, которая признает существующий храм в опасном положении, и обещал заказать ему проектирование нового храма».

Архитектор Александр Рогойский обещал, что соберет архитекторов и составит протокол, чтобы разрешили разрушить старое ветхое здание Кашветского храма, для строительства на этом же месте нового храма. Ткемаладзе заручился поддержкой экзарха Флабиана и заведующего поместьями Кашветского храма, члена комитета Н.Арджеванидзе, который предупредил Ткемаладзе, что председатель комитета генерал Иванэ Амилахвари согласится только на реставрацию храма, но не разрешит его разрушить, так как старый храм построили его предки. Протоиерей Ткемаладзе, с помощью экзарха и по совету Арджеванидзе, преодолел и это препятствие, доложив Амилахвари, что новый храм будет построен по образцу Самтависского храма первой половины XI века (1030 год), построенного его предками. Генералу это понравилось, и он согласился при условии, что это обещание будет выполнено. Экзарх согласился. Заинтересованных лиц пригласили в Самтависи для осмотра храма. Комиссия архитекторов составила план и представила его на утверждение экзарху. Архитектор синодальной конторы Леопольд Бильфельд включился в проектирование храма. 19 ноября 1901 года у него уже была готова смета, согласно которой на строительство храма требовалось 110 705 рублей. Для пополнения указанной суммы заказчикам не хватало 30 000 рублей, и они ходатайствовали перед синодальной конторой одолжить эту сумму. К этому времени экзарх Флабиан был переведен в Харьков, и синодальная контора отказалась дать взаймы требуемую сумму. К тому же, инициатора строительства нового Кашветского храма Маркоза Ткемаладзе перевели протоиереем Сионского храма, а протоиерея Сионского храма Эстатэ Элиева назначили настоятелем Кашветского храма. 10 ноября 1901 года был назначен новый экзарх Грузии Алексей I (1901-1905).

В начале 1903 года у Бильфельда уже был готов окончательный вариант проекта Кашветского храма вместе со сметой, но, как пишет Калистратэ Цинцадзе, экзарху Алексею план храма не понравился и он захотел внести в проект некоторые изменения, его поддержал настоятель Элиев. Заведующий поместьями Кашветского храма, который взялся за строительство нового храма, утвержденный план получил лишь в феврале 1904 года, когда Элиев уже не был настоятелем храма. Председателем комитета был генерал Иванэ Амилахвари, членами комитета – князь А.И. Мухран-Батони, настоятель храма Калистратэ Цинцадзе и еще шесть членов комитета, в основном из священников. Arxitektor3Секретарем комитета был избран Н.Арджеванидзе. Производителем архитектурных работ был приглашен архитектор Леопольд Бильфельд – автор проекта, которого приняли и членом комитета. Подрядчиком-строителем комитет пригласил известного в то время в Грузии итальянского техника Анджелло Андреолетти, который, в свою очередь, строителем-зодчим назначил архитектора Эдуарда Андреолетти. Само каменное здание храма, выполненное итальянским мастером Леонардо Лоренцини, было безупречным. Весь декор храма Кашвети был выполнен братьями Агладзе – Неофитэ, Ладо, Нико и Иакинтэ. Строительство по счету третьего Кашветского храма осуществлялось в течение 1904-1910 годов. За это время поменялись 5 экзархов, последний из них, Иннокентий (Беляев), осветив Кашветский храм, произнес красивые слова. Вот отрывок из этого выступления экзарха: «Ныне освященный храм во имя Великомученика и победоносца Георгия, да позволено будет мне назвать потомком, внуком тех старинных величественных храмов Грузии. Своею высотой и шириной, обилием света и воздуха, вместимостью и простором он напоминает древние храмы, невольно переносит мысль к этим памятникам бывшего благочестия и усердия предков. Строгая выдержанность древнего грузинского стиля, придающая всему сооружению легкость, стройность, пропорциональность линий, своеобразие наружных рельефных украшений храма, все, в совокупности своей, ставит его в ряд лучших новых памятников седой и умной старины. И мой долг, как архипастыря церкви Иверской, с этого места, во всеуслышание всех, сказать слово благодарности всем создателям храма сего, начиная с учреждений и кончая отдельными лицами, давшими средства на его построение, украшение и благолепие. У храмов Божьих нет иных способов и средств для воздаяния своим благотворителям, кроме одного и самого ценного – это молитва о них…»

В своей книге «Европейские архитекторы в Тбилиси» наш современник профессор тбилисской Академии художеств Майя Мания так оценивает архитектуру Кашветского храма: «В архитектуре Тбилиси новый Кашветский храм признан одним из лучших образцов использования грузинских национальных форм. В то же время, в нем можно увидеть и некоторые выявления ретроспективизма и романтизма».

О жизни и деятельности Леопольда Бильфельда мы располагаем весьма скудными сведениями, которыми с нами поделился академик Вахтанг Беридзе в 60-х годах прошлого столетия. Уже в наше время, в XXI веке, биографические Arxitektor5сведения о выдающемся архитекторе уточнила и пополнила профессор Майя Мания, которая связалась с потомками Леопольда Бильфельда, правнучкой Джаннет Таканаевой и ее сыном Темуром Батиашвили. Согласно сведениям Таканаевой, Леопольд Бильфельд родился в городе Ольденбурге (Нижняя Саксония) в 1838 году и скончался в Тбилиси в 1921, прожив более 80 лет. По сведению Таканаевой, Леопольд Бильфельд получил образование в Копенгагене. Со слов академика Беридзе, Бильфельд учился в петербургской Академии художеств и, сдав выпускные экзамены, получил звание классного художника третьей степени. С 1868 года 30-летний Бильфельд начинает работать архитектором Кавказского почтового округа, а с 1875 по1883 год архитектором дорожно-строительного комитета. После этого 34 года Бильфельд работал архитектором синодальной конторы Грузия-Имерети. Будучи на этой должности, Бильфельд составил проект лютеранской церкви на имя Святых Петра и Павла, в котором он использовал формы немецкой готики; церковь (Кирха) была построена на углу нынешнего перекрестка проспекта Агмашенебели и улицы Марджанишвили. К сожалению, в 40-е годы ХХ века эта величественная Кирха была разрушена.

Одной из блестящих работ Бильфельда является проект гостиницы «Ветцель», которая была построена на нынешнем проспекте Агмашенебели. Купец второй гильдии Якоб Фридрих Ветцель и его потомки были постоянными клиентами Леопольда Бильфельда. Гостиница «Ветцель» имела и свой театр. Это трехэтажное здание, как пишет профессор Майя Мания, своим архитектурным убранством продолжает традиции немецкого барокко. Высокохудожественный внешний фасад здания украшают лепные формы символико-фантастичных лиц человека, гирлянды, рога изобилия, ракушки… Перед главным входом в здание стоят фигуры крылатых гермесов в шлеме. Сегодня это здание находится в плачевном состоянии. Начатая его реконструкция-реставрация уже более трех лет как приостановлена, здание наполовину разрушено и, если сейчас не принять меры, мы можем потерять шедевр архитектуры. Это одно из самых лучших зданий на проспекте Агмашенебели.

Великолепное здание построено по проекту Бильфельда на нынешней улице Марджанишвили №6. Первым жильцом этого дома была дочь шведского консула в Кавказском регионе. В доме имеется уникальная мраморная лестница. Этому дому больше всех повезло благодаря компании «Джи-ар-ди-си», которая приобрела это здание, составила проект реконструкции-реставрации и осуществила его. По проектам Бильфельда построено много жилых зданий, которые требуют реставрации; лишь два здания – жилой дом аптекаря Земмеля на нынешней улице Узнадзе №17 и дом Гирцеля на Агмашенебели №77, внешне выглядят хорошо. Такие видные архитекторы, как Бильфельд, Зальцман, Шимкевич и другие, которые подарили городу великолепные здания, достойны того, чтобы их имена носили тбилисские улицы, а на построенных по их проектам зданиях были установлены дощечки с фамилией архитектора.

Малхаз ЭБРАЛИДЗЕ.