. © 

Муртаз Хурцилава — «золотой игрок» без золотой медали

Он – первый грузинский футболист, кто удостоился чести быть капита­ном сборной СССР. Обладатель медалей на европейском чемпионате и Олимпийских играх; чемпион СССР 1964 года; пятикратный бронзовый призер чемпионата Советского союза – десять раз входил в состав луч­ших футболисов; «Золотой игрок» Грузии; заслуженный мастер спорта, знаменитый защитник тбилисского «Динамо» и сборной СССР – Муртаз Хурцилава.

Самое обидное в спортивной жизни Муртаза то, что он – чемпион, не имеет в своей копилке золотой медали. По тог­дашним правилам, медаль получал фут­болист, сыгравший в чемпионате опре­деленное количество матчей. Операция аппендицита, а затем травма мышцы выбили Муртаза из привычного режима, пришлось пропустить немало игр. Так и остался без «золота» ­ чемпион без ме­дали.

Самым же счастливым Муртаз счита­ет день, когда он, 17­летний парень из села Бандза Гегечкорского района, вы­шел на поле вместе с обожаемыми им тбилисскими динамовцами. Было это в 1961 году. А до этого деревенский маль­чишка, с утра допоздна гонявший на ули­це тряпичный или набитый соломой мяч, с нетерпением ждал репортажа футболь­ного матча по единственному на все село радио, и услышав фамилии знаменитых игроков, дрожал от желания хоть одним глазом увидеть их игру.

«Мое детство прошло в деревне – сча­стливое, веселое, красивое детство. Це­лыми днями на пустыре гоняли мяч. Пос­ле игры уставшие и разгоряченные, бро­сались в реку, вечерами собирались вме­сте, развлекались. Я просто бредил фут­болом – не ел, не спал, только о нем и мечтал, но даже во сне не мог предста­вить, что когда­то выйду на большое xurcilavaполе в составе главной команды страны и даже сыграю в сборной Союза. Отец катего­рически противился моему увлечения. Был у нас в деревне парень, Бичико Ша­лелашвили, в гегечкорском «Салхино» играл, и сам же был и тренером. Он по­просил отца, чтобы тот отпустил меня в команду. Отец ­ ни в какую. Более того, чтобы времени не оставалось на пустя­ки, перевел меня в свою школу, в трех ки­лометрах от нас, в другую деревню, где сам работал завучем, да и сестру мою заодно. Она потом проклинала вовсю, что из­за меня страдает. На мое счастье, отца перевели директором хозяйства в нашу деревню и я вздохнул свободно. В школу приходил к концу уроков – причина была: далеко идти. Ничего, неучем не ос­тался, окончил школу».

Известный футболист Михаил Джод­жуа приходился двоюродным братом Муртазу. Он наконец­то и смог уговорить отца разрешить мальчику всерьез занять­ся футболом. Отец согласился, но при одном условии: «Обещай, что будешь лучшим, или не видать тебе моего согла­сия». Путь в футбол был открыт.

В финале мачта на Кубок Грузии встре­чались «Салхино» и зугдидское «Дина­мо». Встреча проходила на новом стади­оне в Сенаки, на открытии которого при­сутствовал представитель спорткомите­та Цомая. Через некоторое время Мур­таза вызвали в Сухуми, на двухнедель­ные сборы динамовцев Тбилиси.

«Я никак не мог понять, откуда Андро Жордания, тренер «Динамо», узнал обо мне. Потом, позже, вспомнил. У Андро была привычка: перед каждой игрой лю­бой команды просил судей и знакомых тренеров присмотреться к игрокам и, если кто­то привлекал их внимание, за­писать фамилии. Потом он вызывал этих футболистов на сборы и отбирал лучших. Видимо, в тот раз Цомая приметил меня и сказал об этом Жордания. Не чуя под собой ног от радости, я поехал в Суху­ми».

После товарищеской игры с сухумс­ким «Динамо», все игроки, включая при­глашенных ребят, собрались в комнате. Администратор команды Тенгиз Мачава­риани велел Муртазу явиться к Жорда­ния. «Пока поднимался с третьего этажа на четвертый, весь взмок от пота. Андро расспросил меня, потом сказал: можешь уезжать, ты здесь уже не нужен. Мое сер­дце чуть не разорвалось. Увидев мое по­мрачневшее лицо, Жордания рассмеял­ся: возвращайся и жди вызова в Гагра, на сборы. Мне уже все ясно».

Жаль, не было в те времена видеока­меры, чтобы запечатлеть выражение лица Муртаза в тот момент, и уже по­зднее, во время встречи с тбилисскими динамовцами в Гаграх. «Я летал в обла­ках от счастья, глазам своим не верил. Мечтал увидеть их игру, а теперь стою рядом с ними и жду своего часа! Назавт­ра играли матч с московскими одноклуб­никами. После первого тайма Жордания давал наставления ребятам и вдруг, пе­ред выходом на поле, слышу, говорит Борису Сичинава: ты отдохни, а ты (об­ратился ко мне), ­ одевайся, будешь иг­рать на месте Бори. Не боишься?!»

Так, в 1961 году начался триумфаль­ный восход Муртаза Хурцилава на выс­шую ступеньку славы и почета: 15­летняя эпопея в тбилисском «Динамо» ­ 293 мат­ча, 15 голов; 69 игр в сборной СССР – 6 голов; 13 игр в олимпийской сборной – 2 гола. Стоит напомнить, что голы забивал защитник! Как же счастливы были те бо­лельщики (включая меня), кто видел игру Муртаза. Удивляли его прыжки – невысо­кий, грузный, он вдруг выскакивал и с та­кой быстротой и силой отбивал мяч, что противнику оставалось лишь проводить его взглядом. И удар у Муртаза был силь­нейший, особенно правой ногой, и, в слу­чае надобности, успешно подключался к атаке. Техникой владел бесподобно, по­тому и заслужил место сначала в моло­дежной сборной СССР, куда попал после спартакиады, вместе с Георгием Сичина­ва, дальше были олимпийская и первая сборная Советского союза.

Мне довелось писать о динамовцах­ветеранах: С.Котрикадзе, И.Датунашви­ли, В.Баркая, О.Габелия, Б.Сичинава, Р.Дзодзуашвили. Все, как один, сходи­лись во мнении, что «Динамо», и в целом грузинский футбол 60­80­х годов, был на пике мастерства, чему способствовали многие факторы: безграничная любовь к футболу, добросовестное, ответственное отношение к тренировкам и играм, чест­ность, усердие, целеустремленность. Не оказался исключением и Муртаз – фут­болист, которому выпала удача играть рядом с М.Месхи, С.Метревели, Г. и Б.Сичинава, Ш.Яманидзе, И.Датунашви­ли, В.Баркая, Дж.Зейнклишвили… и еще со многими знаменитостями. В сборной СССР – с Л.Яшиным, Г.Чохели, А.Кава­зашвили, А.Шестерневым, В.Ворони­ным, Г.Хусайновым.

«Я 15 лет играл в «Динамо», 10 – в сбор­ной и могу со всей ответственностью ска­зать, что высокопрофессиональный фут­бол был именно в наше время. Не хочу умалять достоинства нынешних футболи­стов, есть среди них и талантливые ребя­та, но в большинстве случаев их отноше­ние к делу, работе, друг к другу, трене­рам, болельщикам, оставляет желать луч­шего. Клянусь всеми святыми, никто из нас не гонялся за деньгами. Мы играли на зрителя – ради победы, ради красивой игры. И не дай Бог, проигрывали… Если летели в другой город – уже в самолете начинали нервничать. А дома еще хуже. Я лично терял всякое желание выйти на ули­цу. Помню, однажды проиграли xurcilava3здорово и болельщики объявили нам бойкот, напи­сав на фасадах зданий призыв, не ходить на футбол. Очередной матч играли в Тби­лиси. Приезжаем на стадион – вокруг тол­па народа, а трибуны – пустые. Первый тайм выиграли со счетом 2:0 (кажется, играли с «Пахтакором»), выходим после перерыва и что же: стадион заполнен до отказа. Ждали результата и только после этого вошли досмотреть матч. Вот так было: мы уважали болельщиков, они пла­тили нам тем же. И дело было совсем не в технике игры или таланте игрока, а в его отношении к зрителю, его честности, доб­росовестности. Все, кто попадали в «Ди­намо», через два­три месяца формиро­вались как личности, становились насто­ящими бойцами, приобретали стойкость духа, почтительность к старшим, дисцип­лину, ответственность за свои поступки. В защите я играл сначала рядом с Гиви Чохели, потом с Дж.Зеинклишвили, и все­гда чувствовал их поддержку, доброжела­тельность , благородство. Вся команда была как единая дружная семья. У меня никогда не возникало проблем с тренера­ми, потому что не позволял себе ничего лишнего. Если футболист чувствует свою ответственность перед товарищами, тре­нерами, болельщиками, если у всей ко­манды одна цель – победить и показать высокий класс игры, то в результате, в вы­игрыше остаются и болельщики, и фут­бол, и игрок».

Из «Динамо» Муртаз ушел не в том возрасте, когда игра футболиста остав­ляет желать лучшего. Проще говоря, при­шлось уйти. Приглашали московские клу­бы – отказался, вернулся в кутаисское «Торпедо», но в 1975 году окончательно расстался со спортом и перешел на тре­нерскую работу. Тренировал команды Самтредиа, Зугдиди, Ланчхути, тбилис­ский «Локомотив», «Динамо», молодеж­ную сборную, был помощником тренера сборной Грузии. Сегодня Муртаз Хурци­лава вице­президент Федерации футбо­ла Грузии и с благодарностью отзывает­ся о президенте, Звиаде Сичинава, ко­торый оказывает максимальное внима­ние ветеранам футбола. «У меня было богатое воспоминаниями, интересное спортивное прошлое. Я добился любви и признания как грузинских, так и болель­щиков разных республик. Я дружил, про­должаю дружить и очень скучаю по моим товарищам по сборной – русским, армя­нам, татарам, украинцам. У нас всегда были теплые взаимоотношения, незави­симо от национальности. Эта дружба, единство, поддержка делали команду сильной. И сейчас хочу заявить с полной ответственностью: в сборную СССР по­стоянно вызывали грузинских футболи­стов. В разные годы в составе команды играли М.Месхи, С.Метревели, Г.Сичи­нава, Г.Чохели, Д.Кипиани, О.Габелия, А.Чивадзе – второй, после меня грузин ­капитан сборной, а так же В.Гуцаев, В.Да­раселия, Р.Дзодзуашвили, Р.Челебадзе, Г.Кеташвили – даже трудно всех перечис­лить, и никто не ощущал к себе плохого, унизительного, пренебрежительного от­ношения ни от руководства, ни от осталь­ных членов сборной. Наоборот, нас ува­жали, ценили, более того, за малейшее нарушение дисциплины наказывали всех, ­ только грузинам была поблажка. Яркая индивидуальная игра, высокая техника наших ребят перекрывала любое нарушение – никому не хотелось терять таких жемчужин. Я и сейчас часто созва­ниваюсь со многими друзьями из сбор­ной. Еще хочу добавить, не боясь вызвать раздражение многих. В России нас все­гда встречали тепло и радушно, с откры­тым сердцем, а если на поле мы были непримиримыми соперниками, так это естественно: спорт – борьба, но на наши взаимоотношения спортивное противо­стояние не отражалось. И мне не стыд­но признаться, что очень скучаю по тем временам, по тому футболу, по искрен­ней дружбе, без предательства, выгод­ничества, взаимообвинений».

Каких только футболистов не прихо­дилось опекать Муртазу: высоких, низ­ких, быстрых, хилых, ловких, грубых, ­ и никогда ни один из них не жаловался на грубость с его стороны. «Я просто не умел бить по ногам, не в моих правилах калечить игроков».

Футбол – поединок и кто­то в нем по­беждает, кто­то уходит побежденным. Были такие случаи и в карьере Муртаза Хурцилава, но с поля он всегда уходил достойно – защищая подступы к воротам, он защищал честь и славу любимой ко­манды и всего грузинского футбола.

Додо АХВЛЕДИАНИ.