. © 

Рыцарь культуры

Сегодня гость нашей газеты – Почетный гражданин Тбилиси, заслуженный деятель искусств, кавалер Ордена чести, лауреат многих премий, обладатель почетного звания «Рыцарь культуры», известный композитор не только в стране, но далеко за ее пределами – Важа Азарашвили.

Имя его впервые прозвучало на музыкальном Олимпе в 1962 году, когда в Москве состоялся Всесоюзный смотр молодых композиторов. Среди победителей был и он, тогда аспирант. А его дипломная работа – трио для скрипки, виолончели и фортепиано, а также и вокально-симфоническая поэма «Страницы жизни» получили высокую оценку выдающегося композитора Дмитрия Шостаковича, который констатировал: «В этом молодом человеке я почувствовал настоящего музыканта, он, бесспорно, очень одарен».

— “Настоящим катализатором в моем творчестве стали слова и оценка Дмитрия Дмитриевича. – И сегодня с чувством огромной признательности к его памяти вспоминаю, как он поставил мне «отлично» за фортепианное трио, которое впоследствии не раз было исполнено в различных городах бывшего Советского союза и за рубежом” , — вспоминает В.Азарашвили.

Можно сказать, что хвалебные слова Д.Шостаковича полностью оправдались. Если заглянуть в «композиторский порт-фель» В.Азарашвили, нетрудно убедиться в том, что он вмещает в себя множество сочинений – инструментальных, камерных, симфонических, эстрадных.

— Батоно Важа, как вы приобщились к музыке?

— Музыка всегда звучала в нашем доме на улице Марджанишвили, в традиционном т.н. «итальянском» дворе. Отец – Шалва Азарашвили, обладая красивым бас-баритоном, окончив консерваторию, никогда не расставался с музыкой. Он выступал в Государственном ансамбле песни и пляски Грузии, с хором Маро Тархнишвили. Мать – Ольга Миканадзе, замечательно пела грузинские народные песни. Во время семейных торжеств в хоровое пение подключался и мой дед со своим неизменным чонгури.

Кроме того, основную роль в моем музыкальном воспитании сыграла наша соседка-пианистка, которая всегда говорила мне: «Важико, при твоих способностях тебе необходимо заняться музыкой, непременно надо учиться на скрипке. Инструмент я тебе подарю». Она была настойчивой и мне пришлось сдаться, хотя, честно, я относился к музыкальным занятиям довольно небрежно, как и многие мальчики, предпочитал играть в футбол. Но с годами понял, что музыка – это мое призвание. Я серьезно принялся за учебу и с отличием окончил музыкальную школу, а затем – четвертое музыкальное училище и тбилисскую консерваторию. В общем, во многом благодаря Надежде Чиловой я стал тем, кем стал.

Свое первое музыкальное произведение я вместе с однокурсником и будущим композитором Нугзаром Вацадзе Vaja_Azarashvili2написал еще в училище. Нашим консультантом тогда был замечательный композитор Александр Шаверзашвили. Спустя год с его помощью это произведение было успешно исполнено на концерте и очень тепло принято зрителем. Мы с Нугзаром от радости, как говорится, были на седьмом небе.

В.Азарашвили принадлежит к числу наиболее творчески одаренных композиторов. Жанровый диапазон его весьма широк, но первой покоренной вершиной, о которой маститый композитор вспоминает по сей день, является виолончельный концерт с оркестром, выдержавший испытание временем, который исполняли многие известные музыканты. К примеру, профессор из Санкт-Петербурга Анатолий Никитин не раз играл его в различных городах России и первым из исполнителей записал концерт на грам- пластинку.

Прославился грузинский композитор и своим альтовым концертом, исполнители которого высоко отзывались о достоинствах этого музыкального произведения. Одним из первых его исполнителей был московский профессор Юрий Юров. Тогда известный композитор Т.Хренников говорил: «Много лестных слов можно сказать про альтовый концерт В.Азарашвили. Он привлекает настоящей живой музыкой, поэтичностью, задуман и разрешен превосходно».

Чем же привлекает неувядаемое творчество Азарашвили? В своих произведениях он воссоздает знакомые с детства, милые сердцу образы, выражает ностальгию по старому, седому, доброму Тбилиси, привлекает внимание нестандартностью звукового колорита, неожиданными тембральными и гармоническими красками.

Одним из центральных в творчестве композитора является балет «Хевисбери Гоча» по повести А.Казбеги, с успехом поставленный на сцене кутаисского театра. Основой музыкальной драматургии балета служили удачно найденные автором лейтмотивы, выпукло рисующие характер главных героев и их различные эмоциональные состояния.

— Батоно Важа, в вашем творчестве, к примеру, что вам особенно запало в душу?

— Конечно, эпизодов немало. Запомнился очень мой 70-летний юбилей, на котором присутствовали многие гости, как из ближнего зарубежья, так и дальнего. Камерным оркестром руководил известный немецкий дирижер Беркемер. Концерт прошел успешно. Зрителям очень понравились мои “Картины старого Тбилиси”. Я переложил их для струнного оркестра, добавив контрабас.

После этого, про просьбе Беркемера, я написал камерную симфонию, премьера которой состоялась в Вене, затем ее исполняли в Брюсселе и во Франции.

— Вы являетесь автором многих оперетт, мюзиклов, эстрадных песен. Из них многие стали настоящими хитами…

— Да, я с вами согласен. 13 мая 1981 года я находился в Дюссельдорфе, когда там состоялся исторический футбольный матч, и тбилисское «Динамо» впервые завоевало европейский Кубок Кубков. И тогда же там прозвучала написанная мною песня «Динамо! Динамо!», ставшая музыкальным гимном грузинского футбола в годы его взлета.

Немало эстрадных песен я написал для известных исполнителей – Нани Брегвадзе, Гиули Чохели, Бубы Кикабидзе, Темури Циклаури, Мераба Сепашвили, Тамрико Гвердцители, ансамблей «Орера», «Иверия». Очень льстит мне, что Тамрико Гвердцители за исполнение моей песни «Музыка» стала лауреатом международного конкурса. Певица рассказывала мне о памятном для нее концерте для воинов-афганцев: зрители, скандируя название этой песни, единодушно требовали повторения «Музыки».

— Вы, как мне известно, большой почитатель русской поэзии, русской природы.

— Можно сказать, что я первый грузинский композитор, обратившийся в своем цикле из трех романсов на стихи поэта Федора Тютчева, переведенных на грузинский язык.

На Сахалине почти две недели проходила декада грузинской музыки. Меня так очаровали суровая красота тайги, величие окружающей среды, радушное гостеприимство хозяев, что там я сочинил русскую песню. По моей просьбе текст «Ты в сердце у меня» к моей музыке написал известный сахалинский поэт Юрий Николаев. Песня очень тепло была принята слушателями.

И этот штрих весьма симптоматичен для В.Азарашвили, как человека, высоко ценящего русскую культуру и красоту русской природы. У него в России немало друзей, которых он очень уважает.

— Батоно Важа, я помню, что вы, будучи в течение многих лет председателем Союза композиторов Грузии, отказались от премии Шота Руставели. Почему пошли на такой шаг?

— Главной причиной был Боржомский Дом композиторов, который стал домом раздора между нами и правительством. Его беспочвенно у нас отобрали. Ведь мы этот дом строили своими силами, на свои средства с помощью Музфонда Грузии и бывшего Советского союза. Мы боролись вместе со своими коллегами, устраивали акции протеста. Министерство экономического развития страны несколько раз Дом композитора выносило на аукцион, но желающих приобрести его не нашлось. Несмотря на нашу ярую защиту законных прав Дома композитора, к сожалению, мы его так и не вернули. Это настоящее варварство. Дом по сей день не функционирует. Чтобы быть независимым и в знак протеста я отказался от премии.

Таков Важа Азарашвили – справедливый, искренний, принципиальный, честный, верный, трудолюбивый. Щедрость его композиторского дара неистощима. В это свою лепту, безусловно, вносит семейная идиллия – самые любимые люди: супруга Манана Донгадзе, которая пишет слова к вокальным циклам композитора, талантливая дочь – пианистка Натия и, конечно, внучка Текле – катализатор творческих удач В.Азарашвили.

Роберт МЕГРЕЛИ.