Мой собеседник – уникальный человек. Он поражает масштабом мышления, эрудицией и, что немаловажно, влюбленностью в свой родной город, особенно в «Старый Тбилиси».

Зовут его Батиашвили Георгий (Гига) Ираклиевич, которому 80 лет. Но годы ему не помеха, он полон сил и энергии. От него исходит аура доброты и душевности. Он всегда говорит: «Если ты протянул человеку руку помощи, надо радоваться этому и не ждать от него ответного поступка. В этом есть твое достоинство!..»

Г.Батиашвили – почетный гражданин Тбилиси, заслуженный архитектор Грузии, академик Международной Академии архитекторов, лауреат Государственной премии СССР и других различных международных наград. А в 2012 году он был назван «Человеком столетия». Сегодня Батиашвили ведет активную научно-педагогическую деятельность в Тбилисской академии художеств и Грузино-американском университете.

— Батоно Гига, я помню, что в 70-е годы прошлого столетия за оригинальный проект реставрации «Старого Тбилиси» и удачное завершение первого этапа вы и главный архитектор столицы Шота Кавлашвили, были удостоены звания лауреатов Госпремии СССР. Скажите, пожалуйста, что такое, в сущности, реконструкция «Старого Тбилиси»?

tbilisi2— Эта идея родилась у влюбленного в Тбилиси человека – главного архитектора города Шота Дмитриевича Кавлашвили. И тогда было принято решение, согласно которому, историческое ядро столицы был объявлено «государственной охранной зоной с режимом заповедника». В то время я руководил архитектурной мастерской по реконструкции и регенерации государственной охранной зоны Тбилиси. Были подняты архивные материалы, в том числе снимки фанатика фотографического искусства Ермакова, прекрасные и качественные работы которого были выполнены в начале ХХ века, и на основании их, градостроители могли проверять правильность своих решений.

Одним словом, мы серьезно задумались над историей древнего города Тбилиси. Надо сказать, особенность «Старого Тбилиси» заключалась в том, что современный административно-культурный центр не совпадал со старым городом. Одно было понятно: задача сохранения исторической части столицы со своими узкими улочками и малым масштабом застройки была облегчена. Но перед нами вставали трудности – что считать ценным, а что нет? Надо было многое сносить. Мы ведь понимали, что в домах, пусть ветхих, пусть не очень ценных, — живут люди.

Когда Шота Кавлашвили со своей командой приступил к реконструкции Колхозной площади (к проектированию подземного перехода в духе предстоящей перестройки), пришлось максимально расчистить прилегающую территорию.

— И какая реакция последовала со стороны местных жителей?

— Конечно, разная. Одни радовались, что, наконец, они переедут в благоустроенные квартиры, другие отнеслись к идее с опаской, так как ломался привычный облик местного квартала. А когда появилась новая застройка, резко отличающаяся от типовых жилых домов, то мнение многих резко изменилось. Мы сносили старые неказистые постройки и здания, а тем сооружениям, которые выявлялись в ходе реконструкции, придавали облик, наиболее соответствующий колориту, силуэту исторического ядра города. В конце ХХ века сложился определенный тип тбилисского дома с маленькими двориками и множеством открытых балконов. Главное было общение жителей друг с другом, с улицей. Каждый должен знать своих соседей, чего, к сожалению, сегодня нет. «Тип тбилисского дома» возвращает старые взаимоотношения людей, добрососедство.

— Когда закончился первый этап реконструкции «Старого Тбилиси»?

— К концу 1980 года. Закончился он торжественным праздником «Тбилисоба». Мы сумели возродить часть «Старого Тбилиси». И всем стало ясно, что лучше места для городского праздника дружбы и братства просто нет!

— В чем, по вашему мнению, самая большая ценность исторической части города?

— Думаю, даже не отдельные памятники, а градостроительная структура. Именно ее надо было выявить и сохранить в первую очередь. Но ведь такой подход порой идет вразрез с современными представлениями об удобствах, с современными социально-культурными нормами. Люди, безусловно, должны жить именно в современном городе, что и диктует требования к нам, реставраторам. Это и определяет понятие «регенерация», т.е. обеспечение максимальной жизнеспособности, сочетающееся с выявлением функций, которые отвечают требованиям времени.

tbilisi1Посмотрите, в начале реконструкции жители с охотой переезжали в благоустроенные квартиры, а затем, когда облик, так называемой, охранной зоны стал вырисовываться, многие уже стали проситься обратно. А почему? В «Старом Тбилиси» стало красиво – раз, удобно – два, и, наконец, это центр города – три.

Поймите, архитектор – это не только проектировщик. Если не выбивать детали, элементы конструкций и другие строительные материалы, то все наши красивые проекты просто останутся на бумаге. Каждое наше решение, реставрация даже самого малого объекта, должна гармонировать с соседними зданиями, органично должна вливаться в ансамбль квартала.

В процессе реставрации «Старого Тбилиси» и всех охранных зон бывшем являлось транспортная проблема. Все транзитные потоки, надо было отвести от них.

Во время реставрации приходилось также сталкиваться ветхими зданиями. Но так они преставляли художественную ценно, необходимо было обновлять фасад, оставляя прежний вид, а внутри приходилось все менять. Были здания капитальные, но с фундаментом залитым водой. По ходу приходилось справляться и с этой проблемой. Во время реконструкции, здания конца XVIII века и более позднего периода, стали исходным материалом для создания заповедника «Старого Тбилиси». Прежде чем приступить к реконструкции, мы тщательно оценивали категории значимости каждого сооружения. К каждому зданию, подход конечно, был индивидуальным. Памятники, например, обязательно реставрировались, а дальше, либо оставляли им прежнюю функцию, либо адаптировали.

— Батоно Гига, как мне известно, реставрационные работы «Старого Тбилиси» еще полностью не закончены. Не так ли?

— К сожалению, это так. За последнее десятилетие часто наблюдается вмешательство в наш проект. К примеру, территория Сиони для нас такая же гордость, как Иерусалим для Израиля. Сионский монастырь и Сионская набережная – это колыбель христианства tbilisi3Грузии и никому не дозволено вносить какие-либо архитектурные поправки. Это просто недопустимо!

Возьмем, хотя бы в качестве примера, зону Анчисхатского собора. Тут и пешеходный мост, и казино, и нижняя станция канатной дороги, и какие-то «трубы» (концертный зал) и художественная галерея на «Песках». Все это вносит не только диссонанс, но разрушает гармонию, сформировавшуюся веками. Строительство автомобильных тоннелей, нарушает визуальное восприятие старой части города. Причина всего этого – халатность тбилисских властей, которые отказались руководствоваться генпланом города и нашим проектом.

Я надеюсь, что новое руководство Тбилиси в дальнейшем не допустит внесение каких-либо коррективов в планировку реконструкции «Старого Тбилиси», исходя из собственных амбиций некоторых градостроителей.

P.S. Недавно тбилисское издательство «Устари», с помощью компании «Магти», выпустило в свет уникальную, прекрасно иллюстрированную книгу господина Георгия Батиашвили «Моя жизнь – в архитектуре Тбилиси».

Она читается легко и интересно. В ней показана вся жизнь замечательного человека, который посвятил себя вопросам обеспечения жизнеспособности, т.е. регенерации исторически сложившихся городских застроек, кварталов, отдельных ансамблей, чтобы они не превратились в музейные экспонаты, и в объекты посещения туристов и любителей старины, а жили бы полноценной жизнью, развивались, самоформировывались на своих генетических корнях. Неспроста Георгий Ираклиевич часто восклицает: «Старый Тбилиси» — для меня Иерусалим!»

А ведь Иерусалиму удалось сохранить свою историю.

Роберт МЕГРЕЛИШВИЛИ.