. © 

Готовность к встрече

Россия будет рада видеть в Москве любого представителя правительства Грузии, заявил президент РФ Владимир Путин на ежегодной пресс-конференции в четверг 18 декабря 2014 года.

“Если грузинское руководство сочтет возможным, мы будем рады любого представителя грузинского руководства — и президента, и премьера — видеть в Москве”, -сказал он.

Ранее, в октябре президент Грузии заявил, что готов встретиться с Путиным, “но, только по тем темам, которые касаются России и Грузии”.

«Ответ президента Грузии тот же, что и несколько месяцев назад. Если в первую очередь обсуждаться будут вопросы деоккупации, возвращения беженцев, оформленный с Абхазией договор и возможный договор с Осетией, то президент Грузии согласен идти на диалог, — отметила  секретарь Совета национальной безопасности Ирина Имерлишвили, комментируя заявление Владимира Путина. Если же речь пойдет о других политических вопросах, то для их обсуждения существует женевский формат», — заключила Имерлишвили.

Чуть позже, о готовности встречи с президентом России Владимиром Путиным заявил премьер-министр Грузии Ираклий Гарибашвили. “Эту встречу нужно хорошо подготовить, и мы должны быть ориентированы на положительный результат”, — сказал он.

Ряд депутатов парламента Грузии, комментируя, заявление президента РФ Владимира Путина, отметили, что страна не готова к прямому диалогу с Россией.

“В то время, когда Россия оформляет т.н. договор с Абхазией, а также планирует аннексию Осетии, считаю, что разговор о диалоге является нецелесообразным”, — заявила вице — спикер парламента Грузии Манана Кобахидзе.

По мнению зампредседателя комитета парламента Грузии по внешним связям Звиада Квачантирадзе, Женевские дискуссии – единственная площадка, на которой стороны могут вести переговоры.

“Россия является агрессором, который до сих оккупирует более 20 процентов территории Грузии. Мы не готовы к прямому диалогу с Россией, тем более что у нас есть принципиальный подход к этому вопросу. Мы считаем, что единственный формат, в котором мы можем контактировать, уже существует — это женевский формат, значение которого мы никак не можем умалить, и мы всячески будем противостоять подобным попыткам России”, — заявил Квачантирадзе.