«Наедине с волками» — Ясон Бадридзе

Святая истина: «Собака – друг человека». А попробуйте доказать, что с не меньшей силой верность и преданность могут проявлять волки – злые, наводящие ужас, хищники.

 

 

Живет в Тбилиси человек, который не только доказал, но и проверил на себе, что жить в волчьем обществе вполне возможно. Ясон Бадридзе, доктор биологических наук, ученый-этолог, профессор Университета Ильи.

Одно дело, прочесть о Ясоне и его деятельности в книге, или посмотреть документальные фильмы об этом удивительном человеке, а другое – встретиться с ним и из первых уст узнать о невероятных приключениях, продолжавшихся два года в лесу, наедине с волками. До сих пор Ясон известен как «Человек в стае волков».

После окончания биологического факультета Тбилисского государственного университета, Ясон работал в Институте физиологии АН Грузии. Защитил сначала кандидатскую, а затем докторскую диссертации о поведении крупных хищников, особенно волков, выращенных в неволе. Более 20 лет изучал жизнь волков. Эпизоды его жизни могли бы показаться неправдоподобными, но факт остается фактом: я сидела рядом и беседовала с человеком, который был с волками на «ты», ел, спал, жил рядом с ними, охотился и даже выучил их «язык».

Прочитав биографию Ясона, немного удивилась, что выросший в семье, где искусство занимало привилегированное место, он избрал совершенно иную профессию. Отец, Константин, преподавал в Театральном институте сценическое мастерство и руководил школой каскадеров, хорошо играл на трубе. Мать, Натела Апакидзе – артистка театра им. Марджанишвили, а дядя – Давид Бадридзе, был известным оперным певцом, выступал на сцене Тбилисского оперного театра и в Большом театре. Ясон смеялся, когда я спросила, почему не искусство?

«Я как белая ворона был в семье, слуха не оказалось. Танцевать любил, спортсменом был хорошим, чемпионом Грузии среди юниоров в поднятии тяжестей. А вот театр, сцена – оказались не для меня».

Звери, и в первую очередь волки, стали для Ясона основным и главным интересом в жизни и деятельности. Ясон – профессор-вервольф, один из самых авторитетных ученых в мире этологов, первый специалист по изучению генетически обусловленного поведения диких животных (этология – наука о физиологических механизмах поведения животных – врожденных и приобретенных). Именно ради наблюдения за хищниками в естественных условиях, Ясон ушел в лес, избрал объектом эксперимента волков. И еще, проверить, насколько верна пословица «Волков бояться – в лес не ходить».

«В кабинетных условиях наблюдать за привыкшими к неволе зверями – значит, ничего о них не знать. Нельзя изучить их жизнь, не проследив, как они себя ведут на воле. Почему выбрал именно волков? Я с очень раннего возраста дружил с собаками, ухаживал за ними и ладил даже со слишком агрессивно настроенными, приручал и подчинял себе. Но собака всегда зависит от человека, а инстинкт, заложенный природой, проявляется, если нет человеческого влияния. Поэтому лучшим способом для наблюдения были лес и дикие предки псов – волки. Для эксперимента лесничество «Зоврети» Боржомского заповедника выделило территорию, которая стала местом моего обитания сроком на два года».

Не только мне, наверное, всему Тбилиси было известно, что дома у Ясона проживали волчата. Он с рождения растил, выкармливал их, а потом отпускал в лес. Последнюю группу волков «вынянчил» и отпустил в 1979 году. На волках были ошейники с надписью: «Кто принесет ошейник, получит вознаграждение вдвое больше, чем дает государство» — т.е. за ликвидацию волков. За все это время Ясону не вернули ни одного ошейника. Почему? – догадайтесь сами.

Самое время выслушать удивительную историю Ясона и узнать, какая она, волчья жизнь, и что привело его в заповедник.

«Чтобы проводить эксперименты, сначала мне следовало основательно изучить повадки волков, а для этого надо было влиться в их «систему», т.е. стать одним из них, завоевать доверие, принять «ранг» — тогда волк примет тебя в свой круг. Но для этого требовались сила и зубы (для охоты), которых я не имел. Оставалось надеяться на терпение, силу воли и удачу. Четыре месяца понадобилось. Чтобы приблизить к себе сначала взрослых волков, затем и молодых. За эти месяцы, и еще в дальнейшем, я осознал, насколько великое чувство стать частью природы, ощущать себя как «дитя природы», и не только любоваться окружающим миром, а быть одной каплей в этой необыкновенной стихии».

Хищники избегают охотников, браконьеров, а за время пребывания Ясона в заповеднике, там, по просьбе Ясона, была обеспечена максимальная безопасность зверей. Каким-то чутьем волки догадались, что Ясон не только не представляет для них опасности, даже больше — является их спасителем и сони могут быть спокойны благодаря человеку.

«Я заранее предупредил егерей, чтобы охотники воздержались хотя бы на время от охоты. Волки очень чутко чувствуют запах пороха и обходят опасное место стороной. В первый раз за те четыре месяца я пришел к ним ранней весной, в период течки, на место их любовных утех. Подошел самец, поглядел на меня, огрызнулся и ушел. Затем стали появляться и другие волки, начали присматриваться. Через какое-то время уже и молодые волки приняли меня в свой круг. Таким образом, контакт наладился. Волки поняли, что благодаря мне они находятся в безопасности».

— А сами вы, неужели не боялись? Кто обеспечивал бы вашу безопасность, если вдруг…

— Естественно, вначале, когда волки бродили вокруг да около, и я не знал, чем закончатся эти прогулки, особенно ночью, страх не уходил. А потом привык, успокоился. Надо знать, что волк очень хорошо чувствует страх человека, запах выделяемого адреналина подстегивает и провоцирует к нападению. Еще хуже, если человек убегает. Сразу срабатывает инстинкт погони. Это касается и других хищников. Но они также чувствуют силу человека – если тот не паникует, готов к самозащите, проявляет самообладание, волк отступает. Хотя, береженого бог бережет. Если есть возможность спастись от зверя, то незачем проявлять героизм, особенно, если волк не один.

Трудно поверить, но Ясон часами охотился вместе с волками, пробегал километры. Его функция заключалась в том, что он ждал жертву в определенном месте, там, куда предположительно его загоняли волки. Увидев человека, жертва останавливалась, и волки легко догоняли ее. В затем… делились добычей с Ясоном.

«Они приносили мне кусочки мяса, бросали на землю недалеко от моего привала, и убегали. Однажды погоня длилась почти полдня, я еле волочил ноги от усталости и прислонился к огромному камню. Вдруг из-за камня во весь рост поднимается медведь. От страха я онемел, не смог пошевельнуться. В одно мгновение появляются волки, нападают на медведя. Тот еле ноги унес, а волки повернулись и ушли. Интересно, что волки в своем семействе никогда не дерутся между собой до крови, до смерти. Они больше демонстрируют свою силу и стараются одержать верх. Конфликт может возникнуть из-за нехватки еды, внутрисемейных «разногласий», но если вдруг волк из чужой стаи или группа волков позарится на их территорию, добычу, то тут уж борьба пойдет насмерть».

Все ждала, когда Ясон расскажет о своих волчатах.

«Я покупал их у охотников – новорожденных или совсем маленьких. Все удивлялись: зачем они мне? Какая от них польза – ни шкура, ни мясо не годятся. Я растил, воспитывал их, как детей. Денег ни на их покупку, ни на уход за ними не хватало, и я работал автомехаником. У меня проживали по 6-8 волчат. Малышей держал на балконе, а уже подросших вывозил на базу нашего института во Мцхета, где для них построил вольер. Выводил на прогулку на поляну, чтобы приучать к свободе, а потом отпускал в лес. На когтях я делал небольшие надрезы, чтобы потом узнавать их по отпечаткам следов. И однажды, спустя девять лет, случайно обнаружил знакомые следы. Мне было известно, что волки, если находятся далеко друг от друга, воют, а если близко – просто лают. У них и вой для коммуникации разнообразный, каждый что-то означает. Я достаточно хорошо выучил их «язык», и когда увидел эти следы – завыл. Представьте, мои волки пришли, уже постаревшие. Но они узнали меня. А когда после двухгодичного отшельничества я уходил из заповедника, те волки, что жили в лесу, окружили меня и начали выть. Это был вой прощания и, наверное, благодарности. Я очень скучаю по моим лесным братьям. Был еще один случай: приехал один американский ученый и попросил меня научить волчьему вою. Повез я его за город и начал выть на разный лад. Что потом произошло – не выразит словами. Со всех окрестных сел поднялся невообразимый собачий лай.

— Интересно, а как волки «сквернословят»?

— На их языке ругани не существует, — засмеялся Ясон. – А вот мы, люди, действительно превратились в диких животных. Истребляем все, что принадлежит природе, не думая о последствиях. Браконьерство достигло небывалых размеров, катастрофически сокращается число лесных обитателей, вырубаем леса, зверям не хватает пищи. Приходится им искать еду у людей. Потому участились нападения на домашних животных. Бесчеловечное отношение к природе не проходит даром. Еще более опасны одичавшие собаки, оставшиеся без хозяев и присмотра по разным причинам. Они уходят в лес и начинают контактировать с волками. Уже во втором-третьем потомстве изменяется их цвет, внешность, повадки, образ жизни. Их трудно отличить от волков. Но волк, живущий в лесу, обладает иными принципами существования, охоты, общения. А собака, привыкшая не опасаться людей, не приспосабливается к чуждой ей обстановке, но и прошлой жизнью уже не может жизнь, и поэтому особенно опасна своей агрессивностью. Они вроде летучей мыши – ни тем, ни этим не нужны».

Сколько времени прошло с той поры, как Ясон и волки подписали «акт о ненападении»? Почти вся жизнь! Ясон признается, что очень тоскует по прошлому, и если бы не подорвавшееся здоровье, с удовольствием бы повторил весь тот длинный и непростой путь, когда полностью ощутил и смог оценить жизнеутверждающее влияние природы на человека.

«Я видел, как волки ухаживают за старым, беспомощным волком, кормят его. Видел их нежную заботу о малышах и, одновременно, строгое воспитание. Был свидетелем волчьей любви и верности. Это – удивительные особы, и не надо ненавидеть их».

Услышав все эти истории, прониклась необыкновенной симпатией и уважением к Ясону, которому очень подходит его имя Мгелика (Волк). А еще, сопоставив его рассказы с теми ужасными случаями, о которых мы ежедневно узнаем, с сожалением заключила, что волки намного гуманнее, чем люди. Может, следует поучиться у них, как не оставлять родителей без помощи, как научить младших уважать старших, как с уважением относиться к себе подобным? Что нельзя быть жестокими, бессердечными, агрессивными, убивать, насильничать, причинять боль! Оправдывать поговорку «Человек человеку – волк» после таких рассказов, язык не повернется – волк оказался «человечнее». Неужели волк, спасший Ясона от медведя, лучше понимает, что значит семья, любовь, верность, помощь, сочувствие, добро? А люди постепенно превращаются в зверей?!

Додо АХВЛЕДИАНИ.