Признаться, не думала, что за обыкновенным инженером-строителем может скрываться яркая и интересная личность. Обыденная профессия казалась не привлекающей внимания. Спасибо судьбе в лице моей приятельницы, Тамары Цинцадзе, которая познакомила меня с умной, энергичной и привлекательной женщиной — Нателой Масхулия.

Вряд ли можно создать убедительное и обширное впечатление о человеке, читая лишь сухие строчки ее биографии: где училась, где работала. Родилась Натела в Тбилиси, детство провела в Ростове, где жили и работали родители. Окончила Ростовский строительный институт. Приехала в Тбилиси и начала работать в Тбилисском зональном институте типового и экспериментального проектирования жилых и общественных зданий – ТбилЗНИИЭП, в лаборатории монолитного домостроения.

Была ученым секретарем института и Совета по защите диссертаций, а также заведующей кафедрой преддипломного проектирования. В течение восьми лет являлась советником президента по вопросам науки, культуры и образования. Основала строительную фырму «Уреки-Элит», была президентом международной ассоциации «Интеллект-21». Коротко и ясно. Вся жизнь в нескольких предложениях. А я попыталась раскрыть внутренний мир Нателы, почувствовать душевную красоту красивой женщины и показать, как может специалист совсем неромантичной профессии создать вокруг себя романтичную, красочную жизнь. Кажется, мне это удалось.

То, что Натела не какая-то знаменитость, великий ученый или известная личность, не умаляет ее достоинств. Важные дела можно совершать без шума, скромно. Научными трудами на актуальные темы, плодотворной работой в НИИ, благотворительной деятельностью. Натела смогла внести определенную, может и небольшую, лепту в общественную жизнь страны.

Неприметные дела простых людей похожи на маленькие ручейки, вливающиеся в большие реки, которые, в свою очередь, создают широкие просторы морей и океанов.

Родители Нателы были врачами. Во время войны семья ее матери была эвакуирована из Ростова в Фергану, но проездом через Тбилиси. Здесь студентка Ростовского медицинского института Белла Певзнер познакомилась с грузинским врачом Автандилом Масхулия. Вспыхнувшие чувства завершились созданием интернациональной семьи. Но война разлучила молодых. Автандил отправился на фронт военным врачом, а Белла, находившаяся в положении, вынуждена была остаться в Тбилиси.

«Мама обожала Тбилиси, но после окончания войны отец приехал в Ростов, где ему предложили престижную работу. Естественно, и мать, вместе со мной, вернулась в свой город. В Тбилиси она переехала после смерти отца. Здесь она и похоронена. А отец обрел последнее пристанище в Ростове. Парадоксально получилось: грузин – в Ростове, ростовчанка – в Грузии. Я все время мечтала жить в Тбилиси и каждый раз, приезжая к родственникам, не хотела возвращаться обратно. Но до поры до времени приходилось мириться с ростовской жизнью. Поступила в Ростовский строительный институт и пошла работать сварщицей. Никакого желания стать врачом у меня не возникало, несмотря на обстановку в семье. Даже сейчас, если вернуться назад и начать жизнь заново, выбрала бы ту же профессию».

Свою мечту жить в Грузии Натела осуществила самым романтичным образом – вышла замуж. Ответила согласием на предложение Михаила Сисошвили, давно положившего глаз на красивую девушку, и осталась в Тбилиси.

«С Мишей я была знакома в Ростове. Он часто приезжал к брату, который жил и работал в Ростове и дружил с моим отцом. Это он выступал в роли сводника, подталкивал брата к мысли жениться на мне. Я тогда считала это глупой шуткой и пропускала мимо ушей все попытки. Хотя не скрою, он мне нравился – внимательный, умный, серьезный, но Миша был старше меня на 12 лет. А вот в очередной приезд в Тбилиси встретила его и вдруг решилась. Позвонила отцу в Ростов и заявила, что выхожу замуж. Родителей не очень-то обрадовало мое неожиданное решение – не хотели расставаться с единственной дочерью, но смирились. Вот так я вышла замуж за Тбилиси и Мишу одновременно».

Натела со смехом вспомнила, как однажды их не впустили в один номер гостиницы, пока не показали штамп в паспорте: «Не верили, что мы – муж и жена. Я – молодая, он – зрелый мужчина».

Замужество в раннем возрасте не помешало Нателе заняться научной работой. Работая в ЗНИИЭП, она стала задумываться о кандидатской диссертацией. Ее тема и название, при всем желании, для моего восприятия так и остались недосягаемыми ввиду непонятной и сложной терминологии. Важным остался факт: в 1973 году она блестяще защитила диссертацию (руководителем был Эмиль Сехниашвили).

«В институте функционировала экспериментальная база, где проводились значительные эксперименты по внедрению новых технологий. Я тогда работала над своей диссертационной темой в этой лаборатории и всегда с большим интересом наблюдала за работой ученых. Там разрабатывалась двухступенчатая тепловая обработка железобетонных конструкций».

Вспоминая почти тридцатилетнюю (1967-1996) трудовую деятельность в институте, Натела не могла не высказать обиду: «Разве можно было закрывать такие важные и нужные научные организации? Игнорировать знающих, опытных специалистов, не прислушиваться к их мнению? Сейчас кто-нибудь обращает внимание на сейсмостойкость зданий? Знают о нормах проектирования? Что означает «коэффициент теплоусвоения», «температурный шов»? Но мой глас – это глас вопиющего в пустыне».

Натела вспомнила, какие неравные потрясения пришлось пережить ей до защиты диссертации: «Работе и научной деятельности уделяла больше времени, чем семье, и, видимо, это не очень нравилось свекрови. И однажды, наверное, чтобы как-то отвлечь мое внимание от диссертации, она раскидала по комнате листы уже готовой диссертации. Представьте, 750 страниц – 5 экземпляров по 150 страниц, – большинство из них не были пронумерованы, разбросаны на столе, под столом… Сколько труда мне стоило их собрать! А кое-что пришлось писать заново. И это почти накануне защиты. Слава богу, все прошло на высоком уровне».

Кто-то может поспорить со мной: чем же Натела Масхулия отличается от других работников? Честно сказать, не знаю. Просто в этой женщине так много жизнелюбия, стремления к совершенству, красоте, доброте, сочувствию, что ее можно поставить в пример, как отражение оптимизма и жизнестойкости. Даже про свои железобетонные конструкции она говорила с такой симпатией, словно это были фарфоровые изделия, наподобие ее изумительно красивой коллекции колокольчиков. Кроме научной, немало труда и энергии вложила Натела и в общественную деятельность.

«Когда я пришла в институт, директором был Отар Тухарели – необыкновенный человек, замечательный архитектор. Большое признание получил многоэтажный каркасный проект, известный под названием «проект Тухарели». По его инициативе в нашем институте впервые были созданы Совет по защите диссертаций и кафедра преддипломного проектирования. Тухарели являлся председателем совета, а я была ученым секретарем института и этого совета. Также заведовала новой кафедрой. Очень много полезного было сделано за все эти годы. К нам приезжали диссертанты со всего Закавказья, не говоря уже о городах Грузии. Могу гордиться, что моя скромная доля тоже есть в этом замечательном начинании».

С 1996 года Натела – советник президента по делам науки, культуры и образования. Восемь лет – несколько в ненаучной обстановке, отличной от работы в институте, прошли, опять же, в неустанном труде. А потом наступила пора «заслуженного отдыха» с благодарностью «За заслуги перед Отечеством». Но «отдых» — не совсем подходящее слово для Нателы. Ей больше подходит звание «одна из первых». Почему? Попробую объяснить. О совете и кафедре, считавшимися первыми среди научно-исследовательских институтов, мы уже говорили. Натела одна из первых открыла фирму «Интеллект-21», занимающуюся международными образовательными программами, которая способствовала отправке студентов на учебу за рубеж и очень многим открыла путь в блестящее будущее. Она основала фирму «Уреки-Элит», построила жилой дом в Уреки, открыла в нем несколько гостиничных номеров. Одними из первых Натела и ее муж – оба страстные кулинары – открыли кулинарный магазин, где помимо вкуснейших блюд продавались полуфабрикаты, а в конце дня продукты и готовые изделия бесплатно раздавали нуждающимся и неимущим. Благотворительностью Натела занимается и по сей день, в каждый свой приезд в Тбилиси из Америки, где подолгу гостит у дочери. Как член грузино-еврейского общества, которым руководит Ева Бабаликашвили, она, вместе с другими друзьями общества (Натела Патаркацишвили, Жужуна Жвания, Лика Цицуашвили, Тамара Хулордава, Далила Хорава, Нино Кванталини и многие другие), всячески способствует укреплению дружбы и связей между двумя народами.

Раз уж коснулись кулинарных способностей Нателы, развернем немного тему и откроем секрет. Кухня – хобби Нателы. Можно сказать, что теперь вместо металлических конструкций она проводит тепловую обработку продуктов. Особенно удачный результат получается после обработки рыбы и грибов. Но если на кухне появляется Миша, Натела отходит в сторону. Два высококвалифицированных шеф-повара на одной территории – несовместимы.

«С Мишей мне не сравниться, — смеется Натела. – Он не сможет спокойно жить, если утром не приготовит что-то вкусное. Когда мы приезжаем в Нью-Йорк, к дочке, то первым делом он начинает готовить грузинские блюда и обходит потом соседей, угощает их».

Кухня оказалась еще одной точкой соприкосновения супругов, помимо их общих профессиональных интересов. Миша – автоинженер, строитель, но, видно, и в монолитных конструкциях хорошо разбирается, раз удалось создать такую крепкую, твердую, «нержавеющую» семью. Сейчас оба загорелись идеей открыть в Нью-Йорке такой же небольшой кулинарный магазин, как раньше в Тбилиси, где будут продаваться готовые грузинские блюда, полуфабрикаты, мучные изделия.

«В Америке очень много моих бывших сослуживцев, друзей. Как только узнают о моем приезда, начинают договариваться о встрече и заранее заказывают мне блюда. Дочка сердится: ты, говорит, из меня толстушку сделаешь. От твоих вкуснятин трудно удержаться. Сама она не любит готовить. Бабушка моя была хорошим кулинаром, от нее я научилась, а теперь внучка продолжает нашу традицию».

Натела очень любит разводить цветы, ухаживать за ними. Одно удовольствие глядеть на ее балкон и окна, радующие глаз красивыми растениями.

«Я люблю, когда вокруг все прекрасно. И сердцу приятно, и гостям радостно. Люблю собирать красивые предметы, чтобы душа наслаждалась».

Что ж тут удивительного: красивая женщина, чей портрет вошел в альбом «Обитель прекрасного» Даманы Меликишвили, где собраны фото самых привлекательных особ грузинского общества, конечно, хочет и может создавать вокруг себя изысканную, благоприятную среду. Еще одно увлечение Нателы – путешествия. Как только появляется возможность, она отправляется в дальний путь, и из каждой поездки привозит колокольчики для своей знаменитой коллекции. Но есть одно место, куда она стремится всей душой, несмотря ни на какие проблемы. Это Нью-Йорк, к дочке Манане и ее семье. Манана, врач-терапевт, давно живет в Америке, где у нее своя практика. Врачом стала и ее дочь, а сын учится в военной академии. В России проживает и семья сына Нателы, Сергя. Он – вице-президент УБРИР – Уральского банка реконструкции и развития. Судьба разбросала по свету детей и внуков Нателы, но она все-таки счастливая жена, мать и бабушка.

«Я не совершала ни героических поступков, не делала открытий, не блистала особенным талантом, не гонялась за славой и громким именем, а просто шла по правильному пути, жила честно, скромно, с любовью и горячим сердцем, уважала семью, родителей, работала на совесть, воспитала достойных детей – вот вся моя заслуга. Главное в жизни – не затеряться бесследно, посеять добрые семена, чтобы они дали такие же добрые всходы, и оставить о себе лестные слова. Не знаю, осуществила ли я до конца свою миссию, но одно знаю точно: ничем ни перед совестью, ни перед богом не согрешила, и поэтому счастлива».

Действительно, надо уметь жить красиво, чтобы и другие вокруг тебя поверили: жизнь прекрасна.

Додо АХВЛЕДИАНИ.