Миндиа Эсадзе
Кадр из фильма «Шиндиси»

Среди его многочисленных операторских работ есть фильм «Рене едет в Голливуд». Как ни забавно это может показаться, но сегодня, спустя десять лет, название фильма звучит как предсказание: в Голливуд едет представленный на «Оскар» фильм «Шиндиси», оператором которого является Миндиа Эсадзе.

Встречу с Миндией планировала давно, уже после беседы с продюсером фильма Эдмондом Абашидзе-Минашвили, и публикации статьи о самом фильме. Затем появилась информация о представлении фильма номинантом на «Оскар» — еще одна причина, чтобы познакомиться с оператором. Последним толчком стало телевизионное интервью с исполнителем роли Ахмета – одного из главных героев фильма – Гогой Пипинашвили, в котором он очень лестно отзывается о работе оператора: «Он передвигался с не меньшим проворством, чем сами бойцы, не отставал от них, бежал, падал, ловко выпрыгивал из машины с тяжелой камерой. В общем, работал с невероятным мастерством, проворством, самообладанием. Удивление и восхищение вызывали его действия».

Удивляться профессионализму Миндии не придется, если вспомнить, что он – сын известного и замечательного грузинского кинорежиссера, художника, сценариста, поэта, актера Резо Эсадзе, постановщика любимых фильмов: «Нейлоновая елка», «Щелчки», «Любовь с первого взгляда», «Фро», «Четыре страницы моей жизни», «Мельница на окраине города», «Крыша, или незаконченный материал фильма», «Месяц, как один день» и еще немало, принесших ему славу и признание, фильмов. Поэтому яснее ясного, откуда у Миндии способности и кинематографические навыки, профессионализм и любовь к искусству.

На сегодняшний день фильмография Миндии Эсадзе насчитывает десяток фильмов – художественных и документальных. «Улыбнитесь», «Последняя прогулка», «Война и свадьба», «Участок», «Деде», «Месяц, как один день», «Страшная мать», «На грани тишины», «Игрок», «Белый нет – черный». Призами и наградами Миндия также не обделен. В 2002 году на Международном кинофестивале в Киеве он был удостоен приза за короткометражный фильм «Тетя Сталина в Португалии», в 2003 году – за фильм «На грани тишины», в Брно также завоевал приз, а в 2017-м, в Москве, на XIV международном фестивале кинематографических дебютов «Дух огня» (Spirit of Fire), за фильм «Красный», режиссера Ника Саркисова, удостоился приза им. Павла Лебешева Гильдии кинооператоров России «За лучшую операторскую работу».

Уж очень хочется, чтобы этот огненный дух разжег страсти и в Голливуде, в пользу грузинского фильма.

Несерьезно было спрашивать Миндию, повлияла ли отцовская профессия на его выбор.

«А как же! С самых малых лет вокруг себя видел актеров, режиссеров, работников кино, слышал разговоры о кино. Дня не проходило, чтобы в доме не собирались друзья отца – вся элита грузинского кино. Он водил меня с собой на съемки, даже снял, двухлетнего, в своем фильме «Щелчки». Какую еще другую профессию мог выбрать?! Но, скажу честно, перспектива стать режиссером не очень прельщала. Больше нравилась профессия оператора. А поступил сначала на филологический факультет Тбилисского государственного университета, по окончании уехал в Мюнхен, учиться в Мюнхенской киношколе по специальности кинооператора кино-видео. Потом окончил Тбилисский государственный институт театра и кино, в мастерской Левана Пааташвили, и только в 2001 году решил поучиться у отца и поступил в его мастерскую, на Высшие кинорежиссерские курсы».

Трудовой путь Миндии начался с телевидения. В 2002 году он пришел на телеканал «Имеди» и еще долго успешно продолжал бы работать, если бы не ноябрьская ночь 2007 года, когда произошел разгром телевидения.

«С удовольствием работал, а после этих событий пропало желание возвращаться. И тут, как манна небесная, подвернулось предложение от моего друга Вако (Варлама) Карчхадзе. Он пригласил меня на съемки фильма «Участок» режиссера Ильгара Сафата в Азербайджан. Вако являлся оператором фильма и взял меня в помощники. «Участок» стал моим первым полнометражным фильмом, а благодаря Вако я перебрался из телевидения в кино».

Да, это был первый, и уже успешный фильм, так как в 2010 году был выдвинут в номинанты на «Оскара» от Азербайджана (кажется, история повторяется). Первый фильм, первое признание, первая победа – все первое надолго сохраняется в памяти.

Что же хранит память Миндии?

Первое признание – фильм «Улыбнитесь» режиссера Русудан Чкония. Премьера состоялась в 2012 году в Венеции, и уже тот факт, что фильм попал на престижный фестиваль, говорит сам за себя. Он был показал на Тбилисском международном фестивале, заслужил одобрение и был представлен на «Оскара» (опять же, вторая попытка для Миндии), хотя не попал в число номинантов».

Первой личной победой и счастливым случаем для Миндии стал фильм «Рене едет в Голливуд» режиссера Алеко Цабадзе, премьера которого состоялась также на закрытии Тбилисского международного кинофестиваля в 2010 году. Встречу и работу с Алеко Миндия считает большой удачей в своем творчестве.

«Алеко – человек неординарного мышления и чем-то похож на моего отца. Поэтому работа с ним доставила мне огромное удовольствие и многому научила. Каждый фильм, который я снимал и снимаю, — неважно, оператор я, ассистент, режиссер или сценарист, — частица моей жизни. Это не пустые слова, не хвастовство. Я действительно не мыслю себя без кино, кинокамеры и той обстановки, что царит на съемочной площадке. Это болезнь, и не надо пытаться ее лечить. Я всегда буду благодарен всем режиссерам, которые приглашали меня работать: Заза Урушадзе («Последняя прогулка»), Мари Хачвани («Деде»), Арчил Кавтарадзе («Кома»). Об отце отдельный разговор».

О фильме «Месяц, как один день» Миндия рассказывал с особой теплотой. Он был снят в 2016 году и в том же году на XVII международном кинофестивале в Тбилиси получил приз за лучший полнометражный фильм, завоевал «Золотого Прометея». Продюсером и оператором фильма был Миндия Эсадзе.

«Почему я выделяю этот фильм? – потому что это была моя инициатива, я настоял, чтобы отец еще раз взялся за съемки, спустя столько лет. Хотел вывести его из стрессового состояния. У старшего поколения все меньше и меньше шансов становится снять фильм. А когда всю жизнь занимаешься любимым делом и вдруг остаешься у «пустого корыта», без перспективы, трудно сохранить душевное равновесие. Я рад, что добился своего, подбодрил его. Дело не только в успехе фильма. За время съемок я понял, что почти не знал своего отца. Раньше, когда работал с ним над фильмом «Крыша или незаконченный материал фильма», я был ассистентом оператора Левана Пааташвили и все внимание переключал на аппаратуру, поэтому не было времени наблюдать за отцом. А тут ближе соприкоснулся творчески, и увидел совсем иного человека.

— То есть, не «домашнего» отца?

— Да он и дома оставался погруженным в свои дела. Либо был на съемках, либо писал, либо рисовал. Только летом, на короткое время, когда ездил с нами на Арагви, становился домашним».

Напомним, что Резо Эсадзе не только замечательный режиссер, но и прекрасный художник, поэт, актер и сценарист.

Недавно завершились съемки грузино-американского фильма «Второе Я» («Another Me»). Фильм, режиссер которого Гиги Агладзе, а оператор – Миндия Эсадзе, снимался при поддержке представительства Дэвида Линча и продюсером является сам Д.Линч. В нем принимают участие видные актеры кино: Джим Стерджес, Джек Рот, Джанет Мактир, Жорди Молья. Сейчас идут съемки фильма Левана Тутберидзе, но о нем Миндия не стал распространяться. Вторая примета: не стоит говорить «гоп», пока не перепрыгнешь.

Самый главный и интересный вопрос: как проходили съемки «Шиндиси» — оставила напоследок, предчувствуя, что получу обстоятельный ответ.

«Об этом проекте Эдмонда Минашвили я узнал случайно. Встретился совсем по другому делу, а когда он рассказал о своей идее, сам предложил ему услуги. До того у Эдмонда уже были сняты два документальных фильма о героях шиндисской битвы. Поэтому все кадры у него были точно и заранее рассчитаны. Долго искали режиссеров. У кого-то не оказалось свободного времени, кому-то не нравились наши представления о фильме. Наконец, вышли на Дито Цинцадзе. Я его хорошо знал, позвонил. Он сразу согласился. После «Отца солдата» такого масштабного фильма о войне не снимали. Для меня съемки оказались более трудными – не как для оператора. Бывало, снимал кадры и посложнее. По-человечески переживал очень. Я чувствовал особую моральную ответственность и сам от себя требовал большего, чем когда снимал другие фильмы. Мы ведь показывали историю без прикрас, фальши, всю правду о событиях, и я не имел права ошибиться, даже в самых незначительных фактах, снимать не так, как было в действительности. Кое-что можно было изобразить в красивом плане, как того иногда требует кино, но не за счет искажения реальности. Каждый кадр стоил мне огромного напряжения. Особенно, когда снимали сцены боя. У меня в группе были два техника. Ребята, прошедшие Афганистан и воевавшие в 2008 году. Настолько все, что происходило перед их глазами, являлось реальным, что я еле удерживал их – они рвались в бой, хотели участвовать, как остальные актеры. Думаю, мы смогли достоверно передать события, показать образы героев, их самоотверженность, чувства.

— Тем более приятно, что фильм представлен на такую премию, не правда ли?

— Важен не приз, не победа. «Оскар» — всего лишь статуэтка. Важно, что появилась возможность показать правдивую историю недалекого прошлого, историю геройства обыкновенных парней. Вот они – победители, даже без приза. И вся группа, воссоздавшая в фильме жестокую правду о войне. Если фильм заслужит признание и благожелательность, — это будет победой шиндисских героев».

Хочется верить и надеяться, что так оно и будет.

Герой поэмы Важа-Пшавела «Змееед» Миндия знал язык птиц, зверей, растений, слушал и понимал природу, и жил по принципу «не навреди». «Природа – Властелин, она же – Раба своя». Мой герой, Миндия Эсадзе, который блестяще знает язык кино, сердцем и умом чувствует, что и как следует снять, властелин кинокамеры и раб искусства. И пусть он долго остается таким «рабом», чтобы в дальнейшем добиваться крупных побед на этом поприще. Первым делом, пожелаем всему коллективу через несколько месяцев в Лос-Анджелесе, в театре «Долби», заполучить желанную статуэтку «Оскара». А в том, что его кинокамера запечатлеет все перипетии церемонии, сомневаться не приходится.

Додо АХВЛЕДИАНИ.