Все больше утверждаюсь во мнении, что в любом уголке нашего города можно найти  людей с необычными историями и увлечениями. На этот раз объектом (или субъектом) моего любопытства стала еще одна интересная личность – заслуженный педагог Грузии, журналист Жужуна Нижарадзе, а причиной визита к ней явилась ее оригинальная коллекция миниатюрных фигур.

Ожидала одно, а увидела и услышала намного больше. Коллекция представляла собой не простое собрание статуэток, а целый музей, а Жужуна оказалась живой раскрытой книгой с красивыми рассказами о пройденной жизни. Более 300 фигурок из фарфора, слоновой кости, гипса, металла, самоцветов, камня – миниатюрные, размером всего в 5-6 см и покрупнее, в 10-15 см – мирно расположившись в застекленных витринах, на полках и комоде, столиках, наблюдали за своей хозяйкой, красноречиво рассказывающей об их происхождении.

Здесь Махатма Ганди удобно устроился рядом с Наполеоном, Чарли Чаплина не смущает соседство с Ходжа Насреддином, «Скрипач на крыше» слушает Шопена, а пиросманский дворник загляделся на гномиков Белоснежки, раввин (из XVII века) читает тору и не обращает внимания на старушку за прялкой четыре президента с голливудской скалы свысока смотрят на маленькие японские нэцкэ, китайского императора, важно восседающего на троне и даже Шеварднадзе из-за угла наблюдает за происходящим… Глаза разбегаются. Привлекают внимание не только фигурки, но и разные экзотические предметы: морские звезды, кораллы, раковины, высеченная из мыльного камня скалистая пещера, Мадонна Рафаэля на папирусной бумаге… У каждой вещицы своя история, свое «место жительства» — откуда она «приехала» в квартиру Жужуны.

Более полувека Жужуна собирает коллекцию и знает подноготную любого предмета. Друзья и знакомые, зная об ее увлечении, и сегодня дарят ей новые фигурки, привозят из-за границы. Первую фигурку Жужуне подарила сестра в честь окончания школы, а одну из самых последних привез ей внук. Самая старая – фигура XIX века, которую дед Жужуны привез из Италии.

«Когда маленькая была, мечтала, чтобы она стала моей. Теперь этот «старичок» украшает мою коллекцию, напоминая о долгой, красивой и интересной жизни, начатой 31 июля 1933 года. Вот, какая я «древняя» экспонатка своего музея», — смеется Жужуна.

Слушая ее, возникает чувство, что она продолжает жить в том времени, с традиционными понятиями, светскими манерами, старыми представлениями и безграничным уважением к прошлому. Поэтому ее рассказ был похож на путешествие по времени, а историй в запасе у Жужуны оказалось в необъятном количестве.

Тамрико Цинцадзе, ее подруга, которая в тот день тоже была гостьей Жужуны, в шутку называет ее «Гриотом» и объясняет: «Гриоты – это представители особой касты Западной Африки, которые расхаживали по селениям и рассказывали жителям разные истории, легенды, знакомили с новостями, представляли им их родословную, семейные связи, имена, традиции. Они были великолепными рассказчиками и умели красноречиво передавать из поколения в поколение многолетнюю историю, в те времена, когда африканские страны еще не имели письменной связи. Вот так и Жужуна – ее красноречие не и имеет предела. Дай волю, она весь день будет рассказывать про семью, путешествия, друзей, вспоминать забавные истории».

Весь день нет, но два-три часа, проведенные с Жужуной, стоили того, чтобы прослушать действительно занимательные воспоминания, хотя для одной статьи их оказалось слишком много.

«Я бывала на всех четырех континентах, кроме Австралии, и куда ни приезжала, в какой город, первым делом начинала искать фигурки. Не потому, что собиралась стать коллекционером. Они привлекали меня своей искусной работой, изысканностью, красотой. Еще интересовало, как их изготовляют, из какого материала, кто они – эти старички, женщины, мужчины, что из себя представляют. В общем, всю историю узнавала и покупала, не жалея денег. В Китае я наблюдала в мастерских, как работают со слоновой костью. Однажды мне показали фигурки, бережно завернутые в мягкие ткани. Оказалось, что изготовлены они из молочного, очень ломкого и хрупкого фарфора и требуют максимальной осторожности при хранении. Вот эту раковину сама со дна достала, а эта тарелка – подарок Серго Параджанова. Фигурку каратиста мне привез актер Леван Учанеишвили, а эта, а та…».

И так, расхаживая по квартире, Жужуна рассказывала, бережно и с любовью прикасаясь к каждому предмету.

Но чтобы не создалось впечатление, будто Жужуну кроме статуэток и разных безделушек ничего в жизни не интересовало, постаралась приостановить ее бурные воспоминания и перевести разговор на семейно-общественную тему. Мне уже было известно, что Жужуна – эта женщина с неумолимой энергией, является активным членом Союза журналистов, Союза писателей, Общества дружбы между Грузией и Китаем, Женского совета, благотворительного общества «Ротари-клуб», основанного Тамарой Цинцадзе. Она – почетный гражданин Тбилиси, имеет звание «Старейший радетель грузинской культуры». Кажется, достаточно ясно?!

«Я всю жизнь жила и живу одним принципом, которому научили меня мои родители: не ищи в людях дурное, не позволяй никому осквернять других при тебе, умей прощать и совершай добро. И добавлю еще, что я очень люблю гостей. Когда ко мне кто-то приходит – это большая радость. Общение с людьми для меня очень важно. Так привыкла с детства. Всегда старалась быть там, где много народа. В том доме, где я жила с родителями (ул. Петриашвили), нашими соседями были семьи Джансуга Кахидзе, Наны Хатискаци (будущий режиссер, поэт, переводчик), Наны Кавтарадзе (искусствовед, профессор, музыкант), Амирана Кавсадзе (врач, директор бывшего Лечкомбината). Мы, дети, всегда играли вместе, шалили, бегали в гости друг к другу. Огромное значение имеет, в каком кругу ребенок общается с раннего возраста, кто его друзья. Правда, «благодаря» Джано мне пришлось распрощаться с мечтой стать музыкантом. Дело в том, что я училась в музыкальной десятилетке и хотела быть дирижером. Однажды мы с Джано сильно раскачались на качелях. Он спрыгнул благополучно, а я упала и сломала руку неудачно. Дирижером стал Джано, а не я».

Рассказала Жужуна и о школьных годах, которые выпали на трудные военные времена. «Не сочтите за хвастовство, но скажу: наша семья тогда считалась довольно обеспеченной. Отец работал директором винного завода, а потом директором хозяйства в Хирсе, где развел виноградник и создал новый вид вина «Хирса». Мать, химик по специальности, работала в лаборатории мыльного завода. Мы не нуждались, и я каждый день в большой сумке несла в школу булочки, конфеты, сладости, которые мгновенно исчезали. Спустя годы, когда наш класс собрался на 25-летие окончания школы, ребята, теперь уже степенные, уважаемые люди, вспоминали, как расхватывали эти продукты и благодарили меня. Вот что является настоящим счастьем в жизни – делиться добром».

Честно говоря, ее благородство и такие поступки, которые она совершала всю дальнейшую жизнь, меня не очень удивили. Все-таки Жужуна по материнской линии потомок Багратионов. Дочь имеретинского царя Вахтанга Анастасия вышла замуж за Нижарадзе. Капли царской крови нет-нет, да и проявились и в прапраправнучке Жужуне.

Отец в день окончания школы подарил ей вышитый пояс с надписью: «Да будет использован его хозяином в добре и радости». Жужуна хранит пояс как драгоценную реликвию: «За миллионы не отдам его никому. Мне действительно всегда сопутствовали добро и радость».

После окончания Института иностранных языков Жужуна начала работать в издательстве редактором. Как было принято в те времена, вступила в партию, была активным работником и однажды ее вызвали в райком комсомола Сталинского района (ныне Дидубе-Чугуретский район) и предложили должность секретаря райкома. Ответ Жужуны прозвучал забавно: «Во-первых, я княжеского происхождения, а во-вторых, должна спросить разрешения у отца».

— Ну и что посоветовал отец?

— Сказал, иди. Будешь иметь дело с народом и поймешь, что значит находиться в гуще событий. Дел будет много. Вот и покажи, на что способна.

С тех пор Жужуна так и вертится среди людей. После пяти лет работы в райкоме (1957-61) 17 лет работала в детском саду-яслях №16 Дидубийского района. Сначала воспитательницей, затем директором, и приложила немало усилий, чтобы заведение считалось одним из лучших в городе.

Активная общественная работа не мешала Жужуне заниматься литературной деятельностью. Писала рассказы, статьи в газетах и журналах. Одна ее книга посвящена цветам – «Вдохновленное цветами», в которой представлены способы создания красивых букетов, цветочных композиций. Кстати, в квартире Жужуны цветы, вместе с коллекцией фигур, занимают привилегированное место. И в  этом чувствуется ее отношение и тяга к изяществу, прекрасному.

Одно из самых веселых воспоминаний Жужуны связано со знакомством с ее будущим мужем Мерабом Мачавариани, врачом-травматологом.

«Заболела бабушка. Естественно, каждый день приходили родственники, знакомые – проведать ее. Не обходилось без приглашения за стол. Наша семья и так ставилась гостеприимством, а тут такая веская причина, тем более, что бабушка сама была бесподобной хозяйкой. Однажды кто-то из родственников привел молодого врача, чтобы осмотреть больную. Конечно, познакомились с гостем. Мама попросила меня помочь накрыть стол, а я уже принаряженная собралась идти гулять. Делать нечего, осталась. Когда все разошлись, слышу, отец говорит матери: «Ну как, отказалась бы от такого зятя?» Все стало ясно: привели на смотрины. Ух, как я тогда разозлилась. Потом Мераб несколько раз заходил в райком, будто по делам, дальше пошли приглашения в кино, на прогулку, в гости к знакомым. В конце концов, все завершилось моим замужеством. Мераб был известным в городе врачом, директором травматологической больницы. Часто приглашали в разные страны для проведения показательных операций, и я разъезжала вместе с ним. Помню такой случай. Во время событий 9-го апреля был в бедро ранен мальчик. Рана оказалась настолько сложной, что не решались оперировать, и настаивали на ампутации ноги. Кто-то посоветовал отвезти его к Меруба и выслушать его мнение. Мераб взялся за операцию и спас мальчику ногу. Сегодня этот 40-летний мальчик, Леван Чадунели, не забывает меня и всегда добрым словом вспоминает своего спасителя».

Врачами стали дети Жужуны – близнецы Эрекле и Тамрико. Сама Жужуна считает, что в данный момент в ее возрасте лучшим врачом и более эффективным лекарством является активность, возможность работать и желание принимать гостей. После визита к ней не осталось ни капли сомнения, что ее «лечение» проходит удовлетворительно и в день своего рождения она еще раз радушно откроет двери квартир, где необыкновенные фарфоровые человечки с большим удовольствием и радостью будут принимать гостей своей удивительной хозяйки.

Додо АХВЛЕДИАНИ.