Какая свадьба без белоснежного наряда невесты, ее сверкающей диадемы или воздушной фаты, красивого букетика цветов? Сколько предпраздничных хлопот и волнений: что, как, где сшить, выбрать, подобрать? Уйма забот! Но все страсти могут утихнуть, когда есть к кому обратиться за советом и помощью. За 20 лет деятельности эта женщина нарядила сотни невест, благословляя их на счастливую семейную жизнь, и от каждой новобрачной сама получала очередную долю счастья и радости, — Тамара Надирадзе, бизнес-леди, директор, основательница дома моды «Marigold».

Заранее ставлю всех в известность: пусть никто не обвинит меня в рекламировании салона! Мне ежедневно приходится проходить мимо витрины и взгляд поневоле останавливается на баснословно красивых, элегантных платья и поэтому, в том, что пожелала узнать, кто создал этот сказочный дом счастья и вознамерилась познакомиться с его хозяйкой, ничего предосудительного не вижу.

«А свадьба пела и плясала» -  фантазии для королевы Тамары Надирадзе
Тамара Надирадзе

Тамара Надирадзе оказалась приятной, довольно коммуникабельной и приветливой женщиной, совсем не похожей на важных, чопорных бизнесменов. Наоборот, простая в общении, веселая, словоохотливая, она сразу располагает к себе своей непринужденностью.

Очутившись среди этой белоснежной, блестяще-сверкающей красоты, подумала: наверное, так должен быть представлен бизнес, где искусство, в совокупности с деловым прагматизмом, дает сочетание приятного с полезным. Тамара, будто прочитав мои мысли, начала разговор с этого:

«Мой бизнес не является для меня только работой предпринимателя и источником дохода. Он представляет искусство созидания прекрасного. Это – свобода мечтаний, простор для фантазии. Всю жизнь мечтала стать артисткой или режиссером. С детства воображала себя в какой-то роли. Отец был художником-гримером и водил меня с собой то в театр, то на киностудию. А я забиралась в гардеробную, где висели костюмы актеров, и вдыхала этот запах. Я и сама хорошо рисовала, а так как не любила одеваться, как все, придумывала для себя разные наряды, рисовала эскизы платьев. Мама отлично шила, так что недостатка в оригинальной одежде у меня не было. Видимо, эти, вроде незначительные, детали детских впечатлений в какой-то мере определили выбор профессии. Не стала артисткой, но зато весь творческий заряд вложила в этот дом моды».

С мыслями о театре Тамара распрощалась, вняв просьбе и советам отца, которого обожала и очень уважала. Тот, отлично зная, сколько трудностей ожидает дочь впереди, с какими подводными рифами придется столкнуться и от чего отказаться в жизни, не желал для нее такой жертвы. Тамара вспомнила, как отец намеренно отвез ее на съемки фильма, чтобы убедить, насколько непосильное бремя придется ей взвалить на плечи.

«Я смотрела, как повторяли дубли по десять, пятнадцать раз, почти до изнеможения артистов, и начала верить отцу».

Поступила Тамара в Педагогический институт, но и там ее артистическая натура не давала покоя. На всех студенческих мероприятиях она была одной из первых и активных участниц. Дальше было замужество, семья, дети и мысли о театральных подмостках постепенно отошли в глубину сердца.

«Муж тактично попросил: ничего лучшего, чем воспитание детей, ты в жизни не сделаешь. И я согласилась. Сначала пошла работать в детский сад – где мои дети, там и я. Они пошли в школу – и я туда же, учительницей. Признаюсь, строгая и требовательная мать была. В первую очередь требовала, чтобы много читали, развивались. И только когда она они окончили школу, сказала себе: теперь настало время заняться своим делом. До того как занялась собственным бизнесом, одно время работала в испанской фирме свадебных нарядов «Pronovias», затем сотрудничала с домом моды «Марионела», и уж потом…».

Тут я перебила ее: «А вот, если вернуться назад… Вы, нынешняя Тамара, оканчиваете школу, перед вами выбор, куда поступить? Что вы выбираете?»

«Обязательно театральный, — не дала закончить фразу Тамара. – Как много я тогда потеряла! Сейчас жалею. До сих пор, когда смотрю фильмы, про себя думаю: вот я бы эту роль сыграла так. Или придумывая, как бы сняла тот или иной эпизод. Мне выпало счастье сыграть в фильме «Эквтиме» крошечную роль. Ничего существенного – просто сижу и слушаю спор Ноэ Жордания и Эквтиме Такаишвили. Под конец так расчувствовалась, что слезы потекли. Всего несколько минут, а я была на седьмом небе от радости. Это были минуты моих давнишних мечтаний. Вспоминаю еще, с каким воодушевлением и трепетным ожиданием печатала снятый фотоматериал. Я тогда параллельно училась на факультете журналистики и выполняла задания. Смотрела, как постепенно проявляются контуры с негатива и дрожала от радости. Но, увы, все это было».

Жаль, конечно, что Тамара не стала ни артисткой, ни режиссером, ни фотожурналистом, но ведь тогда не было бы ни «Marigold» и ни моего материала о женщине, фантазии которой не имеют границ.

«Мало кто поверит, да и я сама иногда не верю, как смогла начать с нуля и добиться такого размаха. Самостоятельно начала работать с 2008 года. За одну ночь все решила. У меня была идея, цель, желание и… больше ничего. Но недаром говорят: «Терпение и труд все перетрут». Раньше в моде были широкого покроя пышные платья в стиле «принцесс», а у меня не было возможности закупать такое огромное количество ткани. Решила подобрать более оригинальный, новый стиль, одновременно внести национальные элементы. Ночами шила, расшивала, собирала. Вот так, в труде и исканиях родился сначала салон для новобрачных, а вскоре дом моды «Marigold».

Оказалось, что помимо свадебных нарядов, в «Marigold» шьют и праздничную одежду, а также коллекции для разных проектов. В зале салона, который Тамара называет «комнатой любви», внимание привлекает оригинальная (авторская) коллекция платьев, созданных на национальные мотивы. Она была представлена на показах мод в разных странах, специально для того, чтобы ознакомить с культурой и традициями Грузии. Первый показ прошел в США, затем в Страсбурге, Лондоне…

«Мы приготовили огромную карту Грузии с отмеченными на ней историческими областями. Расстелили карту в зале, и на каждом определенном уголке стояла модель в соответствующем этому краю наряде. Одновременно мы рассказывали о традициях каждого уголка Грузии. Успех был потрясающий. А я, тем более, сияла от гордости, что показала и доказала всю прелесть и достоинство наших традиций. Не считайте меня пустословной хвастуньей, но я безумно люблю Грузию, со всем ее культурно-политическо-традиционным прошлым, настоящим и будущим, ее песнями и танцами, добрым народом, прекрасной природой и богатым языком. Все наши проекты, представляемые как в республике, так и за рубежом, ориентированы на одну цель – показать, кто такие грузины, чем гордятся, что за страна Грузия – Джорджия, а не штат США – Джорджия. Естественно, демонстрируем и свою работу, труд, поднимаем авторитет, престиж. Здоровая конкуренция в этом и проявляется – делать лучше, чтобы стать сильнее конкурентов».

За первым проектом «Мы – везде», о котором рассказывала Тамара, последовали другие, большей частью носящие благотворительный характер. Уже пятый год в «Тбилиси-молл» устраивается веселый новогодний карнавал «Переполох в «Marigold», естественно, в нарядах, сшитых в салоне.

Чем дальше, тем приятнее и непосредственнее становилась беседа, постепенно  стирая грань между журналистом и респондентом. Вскоре мы перешли на «ты», разговор начал отходить в сторону от свадебной темы. Здесь и так все было ясно: высокое качество, тонкий вкус, индивидуальность обеспечивают нарядам «Marigold» большой успех. Далее наша встреча продолжилась в «теплой дружеской обстановке». Тамара рассказывала истории из своей жизни, говорили об общих наболевших проблемах, вспоминали знакомые события, даже выяснили, что однажды наши пути пересеклись на выставке в галерее Зураба Церетели, где были представлены коллекции одежды «Marigold» и кукол Теи Гунтаишвили – ныне пиар-менеджера Тамары.

Тамара вспомнила годы преподавания в русской школе, где она обучала грузинскому языку и литературе, и требовала от учеников, чтобы не зубрили текст, а осмысленно передавали его своими словами: «Этим я хотела углубить знание языка, привить им любовь к народному языку и очень радовалась, когда, оканчивая школу, видела, что почти все в совершенстве овладевали грузинским. Не могу смириться с тем, что проживающие в Грузии другие национальности не знают наш язык. Извольте выучить его, хотя бы в минимальной мере, и даже историю той страны, где живете. Недавно приехала молодая пара из Гардабани. Не говорят ни на русском, ни на грузинском. Как же с ними общаться? Я должна знать их язык или они – мой? Привели с собой мальчика, как переводчика, еле-еле смогла что-то объяснить. Но еще больше раздражает незнание элементарной грамматики большинством наших журналистов. Непростительно такое неуважительное отношение к родному языку и обществу».

Коснувшись журналистской темы, Тамара вспомнила, как в одном интервью горе-журналистка выставила ее в довольно забавно – если не плачевном – виде: «Рассказываю ей, как однажды заблудилась в незнакомом городе. Язык, кроме русского и грузинского, не знаю, стемнело, блуждаю по улицам – не могу найти гостиницу. А на улице уже появились девицы легкого поведения – разгуливают вместе со мной. Видимо, догадались, что я приезжая, подошли. Кое-как объяснила ситуацию, вывели они меня на главную улицу, а оттуда уже легко дошла до гостиницы. Через некоторое время читаю свою историю под заголовком: «Тамару Надирадзе в чужом городе спасли путанки». Смешно? А мне нет… С тех пор очень осторожно отношусь к интервью, и если нужно, сама пишу, что требуется. Недаром училась на журналистском, хотя диплом не успела взять – замуж вышла. А теперь у меня две семьи: одна – дома, прекрасный муж, моя опора, сын, невестка, которую сама нарядила в день свадьбы, дочка работает здесь, со мной, внуки и моя прекрасная внучка. Хочу поехать с ней в Париж, на показ мод, чтобы увидела процесс работы самых лучших профессионалов, оценила и зауважала чужой труд. Правда, она не стремится стать модельером, но высокую культуру этой профессии должна знать с раннего возраста. Вторая моя семья – дружная, крепкая, – это «Marigold». Мои двенадцать верных и классных помощниц. Мы – одна сплоченная цепь, надежная, согласованная. У нас нет разницы, кто старше, кто лучше – все делаем одно дело. Каждая невеста для меня – еще одна счастливая семья, и поэтому стараемся нарядить нашу королеву в день счастья самым лучшим образом. Чем больше крепких и счастливых семей, тем сильнее государство, поэтому оно должно содействовать, поощрять молодоженов. В 90-х годах была в Багдаде, и в гостинице в один день появились 12 пар молодоженов. Оказалось, что правительство в день свадьбы дарит молодым пятидневный отдых в любой гостинице. Вроде мелочь, а ведь так приятно ощущать на себе заботу государства».

Тамара поделилась одним желанием: обучать новое поколение «мариголдовцев». «Приходят ко мне молодые, знакомые, дети друзей, хотят научиться и работать, но у меня нет возможности набирать учеников – условия не те. Нужно помещение, оборудование. Создавать такие наряды – нелегкое дело. Кроме знания кройки и шитья, сборки платьев, следует обладать очень хорошим вкусом, уметь вышивать, подбирать аксессуары, даже букетики составлять со вкусом. Не хочу, чтобы то, чего добилась с таким трудом, со временем исчезло, не нашло продолжателей. Я всегда радовалась, когда в странах – законодателях моды, наши наряды вызывали восхищение, и в моем лице видели не обыкновенного торговца-бизнесмена, а творческого человека, создателя шедевров искусства. Поэтому жаль, если этот творческий дух нашего дома затеряется в обыденности. Если дела пойдут в дальнейшем еще лучше, обязательно открою небольшую школу модельеров. Нельзя терять то, что дано Богом».

Да будет услышана благородная просьба женщины, которая взяла на себя добрую миссию – дарить красоту и радость молодым невестам.

Уходя из сказочно красивого салона, вздыхала об одном: что нельзя на минуту вернуться на очень много лет назад и взглянуть на себя – просто ради удовольствия – в великолепном наряде от «Marigold».

Додо АХВЛЕДИАНИ.