Тбилисский театр оперы и балета им. З.Палиашвили никогда не испытывал недостатка в выдающихся певцах, которые вписали свои имена в историю театра. Как всех перечислить? Петре Амиранашвили, Нодар Андгуладзе, Зураб Анджапаридзе, Давид Андгуладзе, Бату Кравеишвили, Тенгиз Мушкудиани, Ираклий Шушания, Тенгиз Зеинклишвили, Шота Кикнадзе, Реваз Какабадзе, Алеко Хомерики, Джемал Мдивани… и еще очень многие звезды ХХ века. А в 70-х годах на оперной сцене появился еще один молодой красивый певец с очаровательным голосом, сразу завоевавший симпатии публики. С тех пор прошло много лет. За долголетнюю деятельность он спел все партии для баритона на тбилисской сцене, провел несчетное количество концертов в стране и за ее пределами, стал обладателем золотой медали фонда им. З.Анджапаридзе, лауреатом конкурса вокалистов им. Глинки и З.Палиашвили, воспитал многих добившихся успехов певцов, заслужил орден Чести – замечательный грузинский певец, профессор консерватории, народный артист Грузии Эльдар Гецадзе.

Эльдар постоянно присутствует на оперных спектаклях, и я не раз замечала, как эмоционально он реагирует на выступления молодых артистов. Не раз возникало желание напроситься на встречу для интервью, но он то был в окружении коллег, друзей и близких, то удалялся поспешно после спектакля. Но однажды, на очередном спектакле, удалось добиться желаемого, благодаря моему бывшему респонденту, замечательной грузинской певице и партнерше Эльдара во многих оперных постановках, Лиане Калмахелидзе. Увидев ее рядом с Эльдаром, рискнула подойти. Лиана стала посредницей между нами. На вид серьезный и немного строгий, Эльдар на деле оказался непосредственным, дружелюбным, полным юмора и веселья человеком. Как приятно, когда беседа с таким интервьюером доставляет удовольствие, и после встречи хорошее настроение длится целый день.

В ноябре, на Гиоргоба, Эльдар Гецадзе отметить 45-летие творческой деятельности. Эти годы вместили в себя 45 исполненных партий в самых известных операх в тбилисском театре, 45 премьерных спектаклей, более 2000 выступлений, гастрольные поездки по всему Союзу – от Москвы и Санкт-Петербурга до Чукотки, — и в Европе, участие в фестивалях «Белые ночи», «Пражская весна», «Киевская весна», сольные концерты.

Не думайте, что эти успехи и признания легко достались Эльдару благодаря большому таланту и блестящему голосу. Они явились результатом постоянного изнурительного труда, длительных и усердных занятий, напряженной работы над совершенствованием техники, артистизма, даже после того, как его вокальное мастерство достигло высочайшего уровня. «Никакой природный дар не будет развиваться и не принесет удачу без повседневного труда и непрестанной работы над собой. Так меня учили, так я живу и этому учу своих учеников».

Если верить в народные приметы, то творческое будущее и оперную сцену Эльдару предопределила его мама. Эту историю Эльдар вспоминает с улыбкой:

«Я, как себя помню, все время пел, и говорили, что у меня хороший голос. Моя мама тоже очень хорошо пела и хотела учиться. Она поступила в консерваторию. Но тут в ее судьбу вмешалась любовь. Мой отец, сразу после поступления, забрал ее и увез в Зестафони. На этом ее музыкальное образование закончилось, так и не начавшись. Но она хотела, чтобы кто-то из ее четверых детей воплотил ее мечты, стал певцом. Поверила в примету, будто бы надо забросить пуповину ребенка в то место, где видишь его будущее. Отнесла мою пуповину и бросила у оперного театра. Моя добрая, ласковая мама предрекла мне то, чего сама желала. На днях ей исполнилось бы сто лет – царствие ей небесное. Но я-то не помышлял о профессии певца. Для поступления в институт требовался двухлетний стаж, и я пошел работать бетонщиком».

Эльдар не думал, но примета ведь должна сбываться?! И сбылась… Неожиданно он принял решение уйти с работы и поступить в консерваторию.

— Но у вас же не было соответствующей подготовки, — удивилась я.

— Конечно, я знал, что одним хорошим голосом не пробьюсь, были технические погрешности, и поступил на подготовительное отделение. Великий Давид Андгуладзе занимался со мной и в дальнейшем, когда я стал студентом, он был моим педагогом до самого конца. Я оказался его последним выпускником. И знаете, что является самой большой наградой в моей жизни? Никакие звания, ни награды, ни лауреатство, — нет. Его слова, который он сказал перед своим юбилеем. Они прозвучали как вопрос, но это была и просьба, и предложение: «Ты будешь петь на моем юбилее в «Абесаломе и Этери»?» Можете себе представить, что я чувствовал в тот момент? Давид Андгуладзе доверился мне! Он был уверен, что я не подведу, и я должен был оправдать его доверие. Эти слова стали стимулом, напутствием и обязанностью оплатить то добро, что он для меня сделал.

С первого курса Эльдар был в числе самых успешных студентов. На втором курсе стал стипендиатом им. С.Инашвили. Окончил консерваторию с отличием. Вскоре труппа Тбилисского оперного театра пополнилась молодым талантливым певцом с привлекательной внешностью и самым красивым баритоном. Дебют Эльдара Гецадзе состоялся в роли Киазо в опере З.Палиашвили «Даиси». А за первым «Киазо» последовали еще… 156. И последним, кто спел эту партию на тбилисской сцене, тоже был Эльдар. Дальше в театре начался застойный период. Будет ли 158-й Киазо в его творчестве? Придется ждать будущего сезона, так как в 2019 году намечается премьера «Даиси». Эльдар настроен оптимистично.

На мой вопрос, есть ли вероятность того, что он споет любимую партию еще раз, последовал решительный ответ: «А почему и нет? Голос не подводит, я и сейчас люблю выступать, знаний и опыта хватает, оптимизма – хоть отбавляй. А как же без него жить? И страха, что не смогу петь, нет. Давид Андгуладзе вложил в меня огромный труд, и в первую очередь научил верить в свои возможности. Мне приходилось петь с температурой 390, с простуженным горлом, когда сам не верил, а голос вдруг возвращался с выходом на сцену. Пел в промерзшем зале нашего театра, дрожа от холода, пел на Чукотке, когда в середине августа вдруг пошел снег. И сейчас смогу. И Киазо, и Риголетто…».

Так или иначе, а приглашение на премьеру я от Эльдара уже заранее забронировала.

Эльдар Гецадзе  и  Цисана Татишвили

«Риголетто», «Травиата», «Аида», «Тоска», «Паяцы», «Трубадур», «Любовный напиток», «Дон Жуан», «Миндия», «Похищение луны», «Даиси», «Абесалом и Этери», «Пиковая дама»/ Не осталось в репертуаре театре спектакля, в котором бы не звучал чарующий баритон Эльдара Гецадзе.

Любой певец или артист на вопрос, какая роль для него любимая, отвечает: «Все». Ответ Эльдара не отличался от других, но все же отметил, что с особой ответственностью и волнением относится к Киазо и Мурману («Абесалом и Этери»).

«Мне часто говорили, что лучшая моя партия – Яго в «Отелло». Я действительно очень люблю эту роль, был партнером всех «Отелло», кроме Владимира Атлантова, но признаюсь: самое высшее удовольствие получаю, когда пою в «Даиси» и «Абесаломе и Этери». В них грузинский дух, мужество, и они ближе к сердцу. Однажды я сказал Зурабу Анджапаридзе, что среди не менее 2000 выступлений мне всего двенадцать раз пришлось сказать себе: «ради этого стоило жить». Зурико промолчал, а потом ответил: «У меня и того меньше». Это сказал великий Анджапаридзе, которому рукоплескала вся страна. Овации, обожание зрителей, слава, признание – это, конечно, важно и приятно, но сильнее всего этого чувство внутреннего удовлетворения от собственного выступления, когда ты сам доволен и знаешь, что это – лучший твой выход».

Наверное, часто замечали, что в опере положительного героя играет тенор, а баритон почему-то отрицательный персонаж. На мое замечание Эльдар ответил встречным вопросом: «Киазо и Мурман – отрицательные герои? Защищать мужскую честь, достоинство, бороться за любовь – недостаток?» Если честно, я на стороне Киазо, тем более такого симпатичного и мужественного, как Эльдар.

Ранее я уже отметила, как нервничает во время выступлений молодых певцов Эльдар. Как же не переживать профессору консерватории, воспитавшему немело талантливых ребят, за их будущее. Одни уже вышли на дорогу славы и быстро завоевывают успехи: Алуда Тодуа – в Большом театре, Годердзи Сеситашвили – в академии «Ла Скала». Другие только начинают делать первые шаги на профессиональной сцене.

«Сегодня у молодых больше размаха и свободы выбора, возможности учиться за рубежом, петь в лучших театрах Европы. Проявляя себя самым лучшим образом, они поднимают престиж грузинского оперного искусства. У нас много одаренных перспективных певцов. Надо помогать им, не бояться выпускать их на большую сцену, и чем чаще и раньше, тем лучше. С каждым выступлением они будут расти профессионально. Я всегда за это боролся, а теперь наш директор Бадри Майсурадзе воплотил желаемое в реальность. В новых постановках все чаще выступают стажеры, со временем они станут ведущими солистами».

Несмотря на то, что занятия со студентами требуют много энергии и на педагоге лежит огромная ответственность, Эльдар всегда с огромным удовольствием и усердием занимался и занимается с молодыми: «Меня вырастил Давид Андгуладзе, и я хочу и должен почтить его память тем, что воспитаю хороших певцов. Кстати, у меня уже пять новых Киазо».

Еще одному занятию Эльдар предается со всей душой. Он устраивает и является постоянным ведущим вечеров, посвященных выдающимся грузинским артистам оперного театра. Каждый такой вечер – выражение уважения и любви к тем, кто в прошлом радовал зрителей своим искусством. Один такой вечер был проведен в честь юбилея необыкновенной, любимой певицы, достойной дочери великого Петре Амиранашвили и блистательной Надежды Цомая, Медеи Амиранашвили – еще одной несравненной партнерши Эльдара. Эльдар в тот вечер еще раз доказал свою признательность Медее, прекрасно спев романс под аккомпанемен супруги – Дареджан Махашвили.

«Я всегда очень волнуюсь на таких вечерах. На мне лежит большая ответственность и перед тем, кому посвящен вечер, и перед публикой. Поэтому не имею права провести мероприятие не на должном уровне. Приятно, когда обо мне говорят, что веду вечера впечатлительно, но не менее важно не терять такое мнение о себе. Потерять уважение легко, добиться – труднее».

Я присутствовала на многих вечерах, где Эльдар действительно блестяще вел их, и полностью разделяю мнения, высказанные о нем. Он очень хорош во всех амплуа: как певец, артист, ведущий, педагог. Но в тот день встречи в течение нескольких минут я была свидетелем того, каким необыкновенным он может быть еще в одном амплуа. Во время беседа зазвонил телефон. Неприлично подслушивать, знаю, но в голосе Эльдара прозвучало столько нежности, ласки, любви и сочувствия, что не удержалась и нарушила правила этикета – прислушалась к разговору с внуком, которого, как оказалось, поцарапала собака. Эльдар так успокаивал мальчика, что невольно подумала: ни одна самая успешная роль – Киазо или Яго, Мурман, Риголетто, Тараш – не может сравниться с ролью любящего дедушки, который надеется, что восьмилетний Георгий Мелкадзе продолжит его путь. По мнению компетентного деда, мальчик хорошо поет, а педагога не надо далеко искать – может, на сцене со временем появился еще один Киазо?!

Додо АХВЛЕДИАНИ.