Впервые за много лет моим респондентом оказался человек, чья деятельность охватила такую обширную и многогранную сферу, что пришлось долго думать, какую сторону его активной жизни представить в первую очередь, как охарактеризовать его разностороннее образование. Посудите сами: он – врач-кардиохирург, доктор медицинских наук, писатель, поэт, автор нескольких книг, редактор журнала, ученый, педагог, основатель и ректор Университета им. св. Царицы Тамар Грузинской патриархии, настоящий член-академик Академии превенциональной медицины и Академии гуманитарных наук и изящных искусств. И он – священнослужитель, архимандрит, настоятель церкви св. Иоанна Богослова в Тбилиси и духовный отец женского монастыря им. св. Царицы Тамар в Шиндиси – отец Адам (в миру Вахтанг Ахаладзе).

На встречу с отцом Адамом шла с некоторой неопределенностью, боязнью и почтительностью. Как себя с ним вести, как разговаривать – обычно, свободно и непринужденно, как с другими респондентами или смиренно, как с представителем духовенства? Как он сам меня встретит, захочет ли до конца раскрыться перед незнакомым человеком? Никогда не брала интервью даже у простого священника, а тут – архимандрит, настоятель…

Но вся напряженность исчезла, как только увидела расплывшееся в широкой улыбке лицо и услышала ласковый голос этого благодушного человека с мажорным настроем, готового зарядить любого бодрым духом и неисчерпаемой верой в доброту человеческую. Разве имело значение, одет он был в рясу или костюм, или врачебный халат? Рядом сидел обыкновенный, обаятельный, жизнеутверждающий «Сын Адама» — Адам, с большим сердцем и распахнутой душой.

Не сделать ему комплимент было бы несправедливо, на что последовала оживленная реакция: «А я и сердиться умею! Если вижу, что человек не умеет или не хочет бороться со своими слабостями, недостатками. Если нет в его сердце чуткости и доброты».

Именно чуткое сердце подсказало парню, выросшему на берегу лазурного моря в Батуми, посвятить себя лечению людей, и поступить на лечебный факультет Тбилисского медицинского института. «Мать хотела, чтобы я избрал профессию гинеколога. Считала, что помогать рождению новой жизни – самое благородное дело. А я выбрал специальность, которая помогала бы лечить сердечные проблемы, представляющие угрозу для жизни. Но через много лет материнская мечта сбылась в том плане, что я был назначен директором родильного дома им. св. Иоакима и св. Анны при патриархии. Вот так осуществилось ее благословение».

Окончив институт с отличием, Вахтанг продолжил учебу в Москве, в клинической ординатуре Института сердечно-сосудистой хирургии им. А.Бакулева, там же и защитил кандидатскую диссертацию. В 1991 года кардиохирург Вахтанг Ахаладзе возвратился в Тбилиси и начал работать в кардиологической клинике Института экспериментальной и клинической хирургии им. академика К.Эристави, позднее переквалифицировался в кардиоанестезиолога-реаниматолога, успешно справляясь со своими обязанностями, завоевал уважение коллег и признательность пациентов. В 1994 году Вахтангу была предоставлена почетная должность врача Грузинской патриархии.

Активная врачебная деятельность продолжалась до 2004 года, до того времени, когда Вахтанг Ахаладзе постригся в монахи и принял имя отец Адам. В дальнейшем мы будем представлять его этим именем. В 2005 году Католикосом-Патриархом всея Грузии Илией Вторым он был возведен в сан игумена и получил право носить «золотой крест», а с декабря 2008 года отец Адам возвысился в сан архимандрита, был назначен настоятелем церкви св. Иоанна Богослова, где и служи по сей день, одновременно является духовным наставником шиндисского женского монастыря.

Что же послужило поводом для такого решения, было ли оно неожиданным?

«Нет, ничего неожиданного не случилось. Все произошло по воле Божьей. Так было суждено с самого начала. Вообще, будущее человека, состояние его души, его миссия определены свыше, уже при рождении ему предначертано быть тем, кем его видит провидение. В детстве все рисуют каракули, поют наивные песни, танцуют, но разве все – будущие художники, певцы? Кому-то суждено стать творцом, кому-то врачом… Никто не заставлял меня ходить в церковь, но как только приехал я из Москвы, стал ежедневно наведываться туда. Сердцем чувствовал, здесь именно то место, где понимаешь свое предназначение, где служат Христу и служат человечеству. Кто такой духовный отец? В чем состоит его миссия? Заботиться о душевном состоянии человека, наставлять его на путь истинный, протянуть руку помощи в минуты отчаяния, разделить его боль, страдания, радости и сожаления, стать опорой и надеждой. Я – врач, и как лекарь обязан был спасать больного, избавлять его от физической боли, возвращать к жизни. Сегодня я должен спасать душу человека, доводить его духовное состояние до совершенства. В этом и проявляется истинное назначение и врача, и духовного наставника».

С хирургом Вахтангом Ахаладзе я не была знакома, а целителя душ отца Адама познала за несколько часов и обрела уверенность, что все его «пациенты» — сердечники или грешники – непременно возвращались и будут возвращаться к новой жизни благодаря горячему сердцу и молитвам этого благороднейшего человека.

Обратимся теперь к другой стороне деятельности отца Адама. Я могла бы слово в слово переписать некоторые фрагменты его книги «Если настоящее меня сейчас коснется», и представить лицо поэта и писателя. Или повторить слова отца Порфирия Кавсокаливита, послужившие эпиграфом книги: «Чтобы стать христианином, надо иметь душу поэта. Надо сначала стать поэтом». Так и есть. У отца Адама действительно душа поэта. Зародилась любовь к литературе еще в школе. Юный президент школьного клуба «молодых творцов» Вахтанг Ахаладзе и тогда писал (для себя) стихи и зарисовки, а первый его рассказ «Мак» был напечатан в сборнике молодых авторов «Цисарткела» издательством «Советская Аджария» в Батуми.

«Самое забавное в моей жизни то, что я не умел читать, но с трехлетнего возраста, открывая книгу, показывал безошибочно буквы. Сам не знаю до сих пор, как это получалось. Слова складывал, а их смысл не понимал. Когда и как научился читать, не помню, но читал – о-о-о! — до умопомрачения. Неважно где — дома, в школе, на улице, на школьных праздниках, вечерах, утром, ночью, — читал без устали, все, что попадалось под руку. Но особенно стихи грузинских поэтов. А однажды захотелось передать в стихах свои чувства, то, о чем переживал, думал, и не мог высказать обыкновенными словами. Особенно это проявилось в стихотворении об улице, где вырос, где прошло мое детство, и которая всегда будет напоминать о сегодняшней нашей боли – о Сухумской улице в Батуми. Я посчитал это благословением свыше».

Сегодня отец Адам автор четырех поэтических сборников («40 стихотворений», «На Сухумской улице», «Если настоящее меня сейчас коснется», «Желание вечности в сумерках»). Он обладатель премии Академии искусства «Золотой Арт», основатель журнала «Грузинский альманах», литературного салона «Миркани» в Университете им. св. Царицы Тамар. По его сценарию снят документальный фильм на грузинском телевидении. Он создает перформансы для театров (театры им. Руставели, Туманишвили, Царского убани, в Кутаиси, Батуми). Я не в состоянии перевести стихи отца Адама – они слишком глубокие, чувственные и малейший неточный перевод изменит всю сущность стиха. Но, попытка – не пытка, постараюсь дать понять, каким духовным богатством обладает этот человек.

«Я себе оставляю лишь ночь стихов белых,

Прозрачность слезинок, застывших  в морщинах.

В память о тех, кому не жалея,

Вырвав из сердца, дарил строки страданий».

Или:

«Приветствую тебя, дареный Богом день!

Привет вам – море, небо и земля;

Ступеньки лестницы, взметнувшейся к небесам!

Пою вам гимн без слов,

Я к вам приду… Благодарю!»

Ну и напоследок поговорим о педагогической и научной деятельности отца Адама. В этом также проявилась разносторонность его мышления и многообразие знаний. Сферой интересов Адама являются: биоэтика, естествознание, история, социальная психология, взаимоотношения государства и церкви, философия. Главным – выстраданным – его детищем является основанный им Университет им. св. Царицы Тамар. Сколько препятствий, финансовых, физических и моральных трудностей пришлось преодолеть на этом пути и сколько иронических замечаний выслушать. Следовало одолеть нервные стрессы, доказывать, бороться, чтобы, наконец, добиться цели. Да и сейчас не слишком сладко приходится. Трудно без должного материального обеспечения добиться большего, чем есть сегодня. Но если осмотреть по современному обустроенные аудитории, заглянуть в актовый зал, где очень часто устраиваются интересные встречи, приглядеться к студентам, нельзя не поверить, что если есть сильная вера, непреодолимое желание и большая любовь, то любая цель может быть достигнута.

«Все. что я делаю, к чему стремлюсь, продиктовано высшими силами. Они вдохновляют меня, вселяют надежду и уверенность, и я знаю, какие бы трудности ни возникали на пути, рано или поздно желаемое превратится в реальность».

В ближайших планах отца Адама выпуск очередного номера альманаха, в котором, несомненно, появятся его новые стихи. Намечается выпуск сборника рассказов. О дельных планах он пока не распространяется – «на все воля Божья!».

Лишь один эпизод из его жизни обошла стороной. Не разбередила незаживающую рану. И он ни разу не упомянул имени погибшего в аварии сына. Но вся боль, глубина этой трагедии проглядывается в каждой строчке его книги «Если настоящее меня сейчас коснется». Каким же сильным должен быть человек духовно, чтобы возвыситься над собственной болью во имя облегчения чужих страданий.

«Я почувствовал, что люди ждут от меня таких слов и действий, которые усилят их веру, помогут обрести надежду и станут опорой в жизни. Этот крест человек носит по своей воле и с Божьей помощью».

Думаю, не ошиблась, решив завершить рассказ об отце Адаме двумя строчками из его стихотворения. Не судите, коль не так проникновенно получилось – сравнить себя с отцом Адамом – грех, который мне потом придется замаливать у него же.

«Я в пепел превращусь, но медленно,  неспешно.

Чтоб пепла моего хватило Родине на всем пути до станции Свобода.

Я в пепел превращусь в молитвах, без огня,

И не исчезну никогда – душа моя, как пепел,  ветром разнесется.

Я в пепел превращусь, когда вновь разгорятся

Костер и пламя, словно факел  в руках приверженцев Христа».

Это похоже на молитву, произнесенную во имя счастья и процветания человечества, и что еще может желать для будущего тот, кто посвятил себя служению двум святостям – Богу и Родине? Тот, кто верно служил как врач Вахтанг Ахаладзе и продолжает служить как архимандрит отец Адам.

Додо АХВЛЕДИАНИ.