Христо Пилиев

Театр — ткань более живая, способная к внутреннему восстановлению, чем собственно философская мысль.

Габриэль Оноре Марсель.

Театр — это прекрасное, яркое явление, которое неповторимо и превосходно!  Это одна из наиболее наглядных форм художественного отражения жизни. Ни один вид искусства не включает в себя всё то, что есть в театре.   Возможности его велики, поэтому театральное искусство стремились поставить себе на службу и короли и князи, императоры и министры, а также революционеры и консерваторы. В золотую пору детства человечества первые поэты земли — великие греческие трагики Эсхил, Софокл, Еврипид, как добрые гении поэзии, склонились над колыбелью театра. Они вызвали его к жизни.  Они обращали его к служению людям, к прославлению духовного могущества человека, его неукротимой силы, нравственной энергии героизма.  Столетие за столетием — во все времена, во все эпохи, прожитые неисчислимыми человеческими поколениями, театр неизменно, неотрывно сопутствовал движению истории человечества. Какие только перемены не происходили на земле — эпоха следовала за эпохой, одна общественно-экономическая формация сменяла другую, возникали и исчезали государства, страны, империи, монархии, в глубинах океана исчезла Атлантида, разгневанный Везувий горячей лавой залил несчастную Помпею, на долгие века пески занесли на Гиссарлыкском холме воспетую Гомером Трою, — но ничто и никогда не прерывало вечного бытия театра. Наидревнейшее творение человека, до наших дней сохраняет он неизменную притягательную силу, неистребимую жизнестойкость, тот чудодейственный эликсир молодости, секрет которого так и не открыли алхимики средневековья.

Известный режиссер А.   Таиров писал: «…в истории театра были длительные периоды, когда он существовал без пьес, когда он обходился без всяких декораций, но не было ни одного момента, когда бы театр был без актера». Да! Актер в театре и есть главный художник, который        создает то, что носит название сценического образа. Точнее сказать, актер в театре одновременно и художник-творец, и материал творчества, и его результат — образ. Актер создает образ из самого себя, и при этом, создает его в присутствии зрителя, на его глазах. Это мастер перевоплощения, могущий   с легкостью   принять образ другой личности, полностью поглотив ее характер и качества и   сыграть в любом стиле и жанре. Именно таков Христофор (ХРИСТО) Пилиев- актёр Тбилисского русского драматического театра имени Грибоедова.

Артист, с очень красивым бархатным баритоном в голосе, с детства   любил театр, но профессию актёра считал для себя вовсе недосягаемой, да и вообще думал посвятить себя юриспруденции, если бы в 1975 году судьба не   заявила о том, что именно она главенствует в событиях, а посему юношеские забавы, подружки «счастья от безумья», уступили место    блистательным актёрскому взлёту и карьере, а по прошествии нескольких лет — поре «горя от ума». События начали развиваться стремительно и просто уникально, даже —  феноменально и сразу после приезда в Тбилиси талантливейшего режиссёра Александра (САНДРО) Товстоногова. Он приехал с целью собрать группу достойных абитуриентов и подготовить   к их дальнейшей   сценической деятельности   в русском драматическом театре. Об этом, конечно же, узнали все выпускники школ, особенно те, которые лелеяли мечту стать известными артистами, и близкий приятель Пилиева Михаил Амбросов, будучи тогда выпускником школы, решил попробовать     поступить в группу   Товстоногова и попросил Христо пойти на собеседование вместе с ним. Он    подумал, что читать художественный текст, глядя на Христо, ему будет гораздо легче, чем делать это, смотря в лицо режиссёру, известному своей принципиальностью и строгостью. Так и решили. Пошли. Христо удалось сесть почти у стола экзаменатора.    Он внимательно смотрел на Михаила, показывая, что он с ним, и этим успокаивал его. Товстоногов заметил, что абитуриент во время чтения смотрит куда-то в сторону, перехватил его взгляд и заметил своеобразное участие Христо в проведении собеседования-тура, но вида не подал. Прослушав Михаила, он обратился к остальным абитуриентам с вопросом, кто из них ещё попробует себя в чтении и предложил это сделать    Христо, на что Пилиев, в явном смущении, ответил своим редким голосом, что он совершенно не готов к этому, а находится здесь только потому, что ему просто интересно.  «Ну, что ж?.. Если интересно, то это уже хорошо», — сказал Товстоногов, и вскоре собеседование закончилось. Через несколько дней режиссёр с ними встретился в буфете театра на спектакле «Молодая гвардия». Подошёл к их столику и спросил у Христо, решил ли он обучаться   актёрскому мастерству у него в группе.  Будущий большой актёр   в   нерешительности встал и сказал, что не знает точно, и потом, у него проблема с документами, на что Товстоногов отреагировал очень быстро: «Принеси мне срочно документы, я в них разберусь, и приходи сразу на третий тур.  Буду ждать, и не раздумывай, потому, что после экзаменов я сразу еду обратно.»

Христо принёс документы, блестяще показал себя на туре, потом и на экзамене, покорив всех членов жюри своим исполнением сложного этюда, получил заслуженную отличную отметку, которую Товстоногов ставил очень редко, да и то, в исключительных случаях, но…  тут акулой всплыла проблема в документах: абитуриент намного перерос тот возрастной ценз, который позволял рассчитывать на получение студенческого билета. Тогда мэтр режиссуры объявил всем присутствующим: «Это я набираю группу и, если этого абитуриента не будет в списках поступивших, я прекращаю работу в Тбилиси и еду назад».  Товстоногов делал ставку только на него.  Так Христо Пилиев стал студентом театрального института. Учился он настолько хорошо, что, будучи на последнем курсе, уже преподавал в институте сценическое движение и фехтование, а окончив с отличием институт, стал актёром драматического театра имени Грибоедова.  В нём сыграл более двухсот ролей.

После ухода любимого учителя, Христо работал с такими режиссёрами, как Гизо Жордания, Резо Мирцхулава, Гоги Кавтарадзе, Котэ Сурмава, Варлам Николадзе, Дмитрий Павлов и с хорошо известным в стране Авто Варсимашвили, под руководством которого работает и сейчас.  Им сыграно немало ролей и в кино, где он покорял зрителей своим искусством перевоплощения и подлинным профессионализмом. Играл в фильмах таких режиссёров, как Заза Урушадзе, Ираклий Чхиквадзе, Гугули Мгеладзе, Гога Левашов, Нико Бурашвили, Николая Саркисова и др.

В 1993 году актёр Пилиев был приглашён во Владикавказский русский Академический театр им. Вахтангова, в котором с колоссальным успехом сыграл    много ролей и получил звание ведущего мастера сцены, что равно званию Народного артиста, а в 1997 году вернулся в Тбилиси, чтобы продолжить работу в своём театре.

Хочется отметить, что в течение немалых лет зрители толпились у театральной кассы с постоянным вопросом: играет ли сегодня Христо? Смотреть именно его игру приходили тысячи поклонников. И всегда он одаривал любимого зрителя своим неподражаемым искусством. Его появление на сцене в классических пьесах любых жанров, буффонаде или сказках в главных ролях или просто эпизодических, он часто срывал, полные благодарности, аплодисменты зрительного зала. Но сейчас он почти без ролей, во что с трудом верится, но это факт. Всё дело в том, что в театрах давно   родился незаконнорождённый принцип: «Это посредственный актёр, но это мой человек, мой актёр, а это хороший актёр, да, очень хороший, но это не мой актёр, не мой человек», и этот бастард испортил жизнь немалому числу прекрасных актёров, а сегодня его щупальца охватили и такого, Богом одарённого, как Христо Пилиев. С болью в сердце приходит в  театр лучший ученик прекрасного режиссёра, часто ходит по такой же одинокой, как и он, сцене, с грустью смотрит на кулисы и софиты и мысленно у них спрашивает: «Я ведь ваш актёр?»  «Наш! Наш! Ты наш актёр!»,- беззвучно отвечает ему пустой партер. «Ты всегда наш!», — вторит ему сцена, и Христо, подавив комок горечи в горле, поднимается к себе в гримёрную. У него сегодня уже почти нет ролей. А было время, когда его имя не сходило с афиш и не фигурировало   в числе «и другие».   Опытный, полный сил, энергии и планов, прошедший через сито прекрасной школы прекрасный актёр, которому очень трудно нести на плечах непривычный ему тяжкий груз бесполезных, свободных от ролей дней   и пустоту в зажатом кулаке, сидит в гримёрной на диване и думает, думает, думает…  И театр страдает вместе с ним. И зрители уже устали спрашивать, играет ли Христо сегодня. Нет, Христо сегодня не играет. Он появляется в детских сказках и очень редко, но дети радуются, когда видят бравого капитана, воспитывающего молодого матроса Грея из «Алых парусов», тыкву в «Чипполино» и свирепого тигра Шерхана из «Маугли» Киплинга. И Христо радуется, конечно, вместе с ними. Вот и сейчас актёр   сидит перед зеркалом в костюме Шерхана. Очень сосредоточен. В зале дети. Они ждут его. И будут обижены, если его Шерхан будет смахивать на Леопольда или кота-Базилио.   В глазах его уже сверкают молнии, сейчас он покажет, кто хозяин леса. Он готов разорвать в клочья всю волчью стаю. Он готов…

Всё будет хорошо, Христо! Эти переживания, наверняка, временны; мы ещё будем часто видеть тебя на сцене в больших ролях. Сцена твоего театра, твои зрители, да и те, кому дорог театр и полный зрителей партер, не оставят тебя без грима. Ты будешь много играть. Ведь это же твоя жизнь, театр – твой дом, твоя семья. Лишить тебя этого никто не сможет!  А сейчас тебя ждут дети. Твои зрители. Вот и третий звонок. Впереди много проблем и с пантерой Багирой, и с волчьей стаей, да и с самим Маугли. Будь начеку! Ваш выход, актёр!

Мераб Догонадзе

доктор педагогических наук