Талантливейшая пианистка, Народная артистка Грузии, лауреат многих Государственных и Международных премий и особых призов, проректор Тбилисской консерватории им. Вано Сараджишвили, член жюри многих международных конкурсов профессор Манана Левановна Доиджашвили сегодня у нас в гостях и с радостью согласилась ответить на интересующие наших читателей вопросы.

— Рад приветствовать Вас, Манана Левановна! Ваша карьера большого музыканта начиналась   уже с детских лет, когда, будучи ещё юной пианисткой, одновременно стали студенткой Тбилисской консерватории и солисткой Грузинской филармонии.Расскажите о своём детстве. Каким был Ваш путь к музыке?

— Всем я обязана моей маме. Она сыграла очень большую роль в моём выборе. Именно она помогла мне сделать его в жизни. С самых ранних лет. В 7 лет я уже поступила в музыкальную школу, и именно там  ходила по тем тропинкам, которые вывели меня из моего очень интересного детства и подвели к заветной двери в тот мир, в котором (смеётся) и сейчас   обитаю.

Ни о чём не жалею и могу повторять бесконечно, что музыканту на самом раннем этапе необходима помощь родителей, а потом он определится сам.

А вот отсутствие полноценных музыкальных впечатлений в детстве с большим трудом восполнимо впоследствии.

— Конечно! Именно в этот период формируется, прежде всего, восприятие музыки, потом уже оно   занимает ведущее место в музыкальном воспитании детей в целом. Чем особенным Вам запомнились годы учёбы? Кто из Ваших педагогов оказал на Вас наибольшее влияние, на Ваше мировоззрение, профессиональное и личностное становление? И легко ли было учиться?

— Учёба не давалась трудно, учиться было очень интересно и, наверное, потому, что моим педагогом была моя любимая учительница Мэри Чавчанидзе.Она мне дала очень много, а в процессе учёбы являлась просто второй матерью, и я всегда храню очень тёплую память о ней. В моей судьбе она занимает особое место.

— А потом консерватория?

— Нет, потом Московский институт имени Гнесиных.  Там я училась у замечательного известного музыканта Александра Львовича Иохелеса. Поступила я туда без проб-лем, но проучилась недолго, потому что очень заболела моя мама и я вынуждена была срочно выехать из Москвы. Продолжила учёбу в Тбилисской консерватории, в классе удивительно редкого человека,большого музыканта и уникального педагога Тенгиза Амирэджиби

— Манана Левановна, в сфере современной музыкальной науки вопрос взаимосвязи музыки и художественного слова хорошо разработан в музыковедческой литературе, но это, опять-таки, в науке о литературе,а каково Ваше отношение к культуре художественного слова? Каковы Ваши литературные впечатления? Кто из писателей Вам особенно близок?

— Музыкант не может быть полноценным, если не знаком с классической мировой литературой, театром, живописью… а вот о моих литературных впечатлениях… Их очень много и выбрать что-то особенно ценное для меня мне, пожалуй, не удастся. Каждый из писателей и их творения оставляли после себя особенный след, о котором Вы говорите. Много было прочитано, очень много переосмыслено, поддержало, придало уверенности. «Книга – это постижение мудрости.» Так, по-моему, сказано?

— Да, да, Ян Амос Каменский: «Книги — это инструмент насаждения мудрости.»

— Да, я просто имени не помню.  Их так много… Очень мудро сказано. В каждой прочитанной книге находишь что-то особенно ценное, мудрое. Классическая литература, да и многие книги современных авторов, поражают глубиной мысли и широтой взглядов и из такого огромного арсенала выбрать что-то одно-единственное… (смеётся) нет, не могу.

— Конечно. Вы всё правильно отметили. «Словами можно смерть предотвратить, словами можно мёртвых воскресить.» Хорошая книга – это просто подарок свыше.  А сейчас мне хотелось бы поговорить о Вашем любимом детище – музыкальной семинарии при Тбилисской консерватории, в которую было вложено немало труда, опыта, средств, да и здоровья тоже.

— Да, я лелеяла эту мечту долгое время и мне удалось воплотить её в жизнь, несмотря на огромные трудности, которые вставали на пути.  Семинария успешно действует, включает две ступени образования: общеобразовательную и музыкальную и вдобавок имеется специальная пансионная программа. То есть, всего учащихся 140, но среди них есть ученики, которые прибыли из районов.

Вот они находятся на полном пансионе. Их 10. В семинарии они учатся, питаются и живут на полном обеспечении. Всё оплачивается Министерством культуры.

— Семинария, естественно, платная?

— Да, но платная только общеобразовательная, в которой дети обучаются всем предметам для получения аттестата зрелости, а сама музыкальная — бесплатная.

— Обучение 12 лет?

— Да, конечно. Обыкновенная общеобразовательная школа со всеми её предметами, экзаменами и зачётами.

— Преподавателей, конечно, приглашали Вы сами?

— Преподают в музыкальной семинарии профессора консерватории, которых я, разумеется, лично хорошо знаю и доверяю им полностью.  Они — прекрасные    музыканты. Иначе нельзя! Раз ребёнок пришёл учиться музыке, его нужно обучать по высшему разряду.С начальной школы, я имею в виду музыкальную, в детях воспитывают как культуру слуха, так и культуру звука, что особенно важно с самого раннего возраста. Это необходимо развивать для высшей школы. Чтобы стать музыкантом, необходимо серьёзное начальное образование. И конечно же, частые конкурсы, концерты, которые необходимы для будущих музыкантов. И вот, представьте себе, – ни один выпускник семинарии не остаётся вне стен консерватории. И это дети – лучшие, которые туда приходят.

— Как Вы считаете, музыкой может заниматься каждый, или для этого необходим музыкальный дар?

— Музыкой должны заниматься все. Для воспитания это необходимое условие. «Без музыки жизнь была бы ошибкой», по-моему, так сказал Ницше. И это не секрет. Музыка глубоко и многообразно воздействует на чувства, волю людей, она способна очень благотворно сказываться на их   деятельности, влиять на формирование личности.Музыкальная культура личности — это процесс открытия человеком всё новых и новых ценностей. В журнале «Наука и жизнь» я как-то читала в специальном опросе подростков, что   среди мальчиков, которые учились в музыкальной школе не было ни одного с судимостью.

— Это трудно   оспорить. Как мне помнится, Бетховен даже говорил, что «Музыка – посредница между жизнью ума и жизнью чувств.» Мне хотелось бы затронуть ещё один, но очень наболевший вопрос.    Много очень талантливых музыкантов покидают страну и навсегда. Это же трагедия!

— Да! Это действительно трагедия. И Вы, наверное, зададите вопрос: «И что делать?» А сделать можно многое, если не всё, но это уже дело государственной политики с её сферами культуры, образования и многих других. Музыкантов нужно беречь, нужно создавать им условия, помогать им во всём, тогда они и не будут покидать родину, а будут приносить ей пользу. Если страна теряет гордость нации, она теряет себя.  Это очень больно!

— Манана Левановна, если бы Вам представилась возможность начать жизнь сначала, выбрали бы Вы иной путь?

— Нет! Каждый человек рождается  со своим выбором. Всё предопределено. И жизнь родителей, и учителя, и друзья, и, конечно же, выбор. А я счастлива с ним.

— Браво!  Ваш выбор, конечно же, — подарок отечеству. И в заключение хочу предложить Вам ответить на незаданный вопрос, которого Вы может быть ожидали, и он не был задан, или просто обратиться   к нашим читателям с советом, пожеланиями.

— Я очень уважительно отношусь к Вашей читательской аудитории и от всей души хочу пожелать ей всего того доброго, светлого и настоящего, что даёт нам всем неповторимый мир музыкального искусства. Ещё очень хочу, чтобы талантливые дети прочно усвоили, что их будущая Слава – это в первую очередь Слава их Родины и пусть её слёзы будут слезами радости и благодарности, но не расставания. Я понимаю, для этого нужны соответствующие непростые условия, вот их я и желаю им  всем сердцем.

— Полностью присоединяюсь к Вашим пожеланиям и благодарю за интересную беседу.  Разрешите пожелать Вам всего наилучшего в Вашем, далеко не простом, благородном и верном пути, здоровья и дальнейших творческих успехов. Оставляю за собой надежду ещё не раз встретиться с Вами. Всего Вам хорошего!

— Спасибо и Вам за интерес к моей особе и моей деятельности. Всего доброго Вам, редакции газеты и всем Вашим читателям.

Мераб Догонадзе.