Немного неординарный заголовок, наверное, заставит улыбнуться читателя, но, по мнению моего респондента, артиста Театра киноактера им. Туманишвили Рамаза Иоселиани, этот спектакль словно предопределил его двойную жизнь — как актера, на театральной сцене, и как умелого хозяйственника, в деревне.

С Рамазом об интервью договорились до начала его встречи со зрителями в «Магти-клубе», который, совместно с театром Туманишвили, недавно начал осуществлять проект «Живая коммуникация». Первая встреча с Зурабом Кипшидзе прошла успешно и, несомненно, в дальнейшем проекту будет сопутствовать успех. Гарантом этому можно считать встречу с Рамазом. Он так увлекательно, подробно, с присущим ему юмором рассказывал о своей жизни, что все мои вопросы, предварительно, подготовленные для интервью, потеряли смысл, но, к счастью, и на мою долю кое-что осталось.

Встретились мы в театре, перед началом того самого пророческого спектакля, в котором Рамаз играет главную роль — Галактиона, измученного постоян-ными набегами соседских свиней.

«Это был наш курсовой спектакль, который позднее Миша Туманишвили перенес на сцену, созданного им, Театра киноактера. Вот, нагадал мне крестьянскую долю. Никогда бы не подумал, что я, городской парень, буду заниматься сельским хозяйством, ухаживать за коровами, козами, курами и, главное, моими мучителями, свиньями… Но я с детства мечтал о домике в деревне, завидовал своим товарищам, уезжавшим на каникулы к бабушке в деревню и потом увлеченно рассказывающим о веселых приключениях. А я в то время по пионерским лагерям разгуливал, вставал со звуками горна и занимался утренней гимнастикой. Вот теперь я настоящий фермер с большим семейством. Я и мои четвероногие и пернатые друзья: коровы Назо и Додона, собака Бубу, и особенно, свинюшка Микела, прекрасно ладим друг с другом».

Рамаз заразительно смеется, рассказывая о своей деревенской жизни, но стоит заговорить о театре, становиться серьезным, хотя и здесь не обходится без юмора.

«Никогда не смогу оплатить свой долг перед родителями и тем человеком, который был мне учителем, наставником, отцом, был и остался кумиром — Михаилом Туманишвили. То, что я сегодня что-то представляю как актер, его заслуга. Это был необыкновенный человек, гениальный режиссер и замечательный друг и советчик. Для молодого артиста, моноспектакль — это бесценный подарок судьбы, а Миша «подарил» мне это счастье, когда поставил для меня «Записки сумасшедшего». Как тут не сойдешь с ума от радости.»

Спектакль  «Свиньи Бакулы»

Сколько же их было за эти годы, после окончания института в 1979 году, спектаклей, доставивших радость зрителям и самому Рамазу? «Бакула», «Царская семья», «Вечеря» в Туманишвилевском театре, «Комедианты» в Свободном театре, «Ханума», «Жизнь прекрасна», «Я, Булат Окуджава» — в Грибоедовском, «Доброе утро, 100 долларов» в Театре на Атонели, «Течением смытые» («Чарецхилеби»), «Утешитель вдов» в Потийском театре, «Работа для старого клоуна» в Батумском театре и еще немало ролей в театрах разных городов, а также в фильмах, и не только в грузинских («Опасная мать», «Тоска человеческая», «Три жарких летних дня», «Закон вечности», «С тех пор, как мы вместе»…) На «Мосфильме», «Ленфильме», в Одессе, Кишиневе («Попугай, говорящий на идиш», «По ком тюрьма плачет»)…

Какая же сила заставила мальчика, выросшего в старом тбилисском убани, выбрать путь, на котором его ждали труд до седьмого пота, радости от успехов и разочарования от неудач, огни рампы и изнурительные репетиции, и который привел его к премиям им. Марджанишвили и «Золотая маска».

«В принципе, все к этому и шло, благодаря матери. Она с детства водила меня в театры на все спектакли. Поступил в театральный, а там попал в руки М.Туманишвили и моя любовь к театру усилилась во сто крат. После окончания института все его ученики оказались на сцене Театра киноактера со спектаклями, уже сыгранными в институте. Сколько лет прошло, а «Свиньи Бакулы» до сих пор идут с аншлагом. Мне в жизни действительно с самого начала повезло — играл в Метехском, Руставском, Марджанишвилевском, Грибоедовском, Свободном театрах, снял на телевидении видеофильм, на 9-м телеканале — молодежный сериал «Мацацера», преподавал в институте… Словом, жил творчески насыщенной жизнью. Несколько лет был художественным руководителем Горийского театра…»

А потом наступил период застоя… Оппозиционно настроенный артист оказался среди многих «смытых» — из Горийского театра уволили, педагогическая деятельность завершилась, как только выпускной курс Рамаза окончил институт. Даже те, кто далек от театральной жизни, поймут, что означает для действующего актера четыре безработных года.

«Четыре года – звучит как простой отчет времени, а для меня они были мучительными. К счастью, пригласил Потийский театр, где я поставил два спектакля и по сей день играю в спектакле «Течением смытые» по пьесе С. Мрожека «Эмигранты». В Батуми я поставил также два спектакля. Один из них — кукольный. Островком спасения стал для меня дом в Хидистави, который я приобрел, работая в Гори. Теперь здесь моя обитель, но театр, сцена – превыше всего. Я не звезда, не гений, а артист, безумно влюбленный в театр, но и с землей удалось найти общий язык».

Постепенно Рамаз освоился с деревенской жизнью и отлично совмещает обе профессии.

«Все, чем я здесь занимаюсь, доставляет мне огромное удовольствие. Это невообразимое блаженство — ранним утром слушать щебетание птиц, дышать прозрачным воздухом, чувствовать запах земли, наслаждаться ночной тишиной… На природе и думается иначе, и люди в деревне более открытые, искренние. Настоящие».

Здесь, в небольшом дворе, действительно райский уголок, а в доме на стенах фотографии напоминают о том, что тут живет артист душой и   сердцем, умудряющийся между спектаклями и репетициями сеять, печь хлеб в тонэ, доить корову… У него и здесь свой театр на лоне природы с мычащими, хрюкающими, кудахчущими, лающими артистами, которые ежедневно устраивают ему спектакли без репетиций.

«Они же тоже живые существа, у них тоже есть чувства. Умеют сердиться, радоваться, обижаться, спорить и драться. Я по их голосам, взглядам, поведению чувствую, кто чем недоволен или рад. Если начать жизнь заново? Выберу тот же путь. Без театра я не жил бы… Играл, играю, и буду играть, но как только почувствую, что не в силах играть так как раньше — уйду. Не хочу стать посмешищем, чтобы меня вынесли со сцены. И обманывать зрителя не собираюсь. Как жить дальше — жизнь сама подскажет… Больше всего жалею о несостоявшейся личной жизни – но поздно, не судьба значит… Сейчас моя забота — это дети и внуки моего умершего брата. Готовлюсь к новому спектаклю по мотивам фильма Акиры Куросавы «Ад и Рай», пока роли еще не распределены, но думаю, еще одну радость смогу доставить зрителю».

В тот день Рамаз еще раз блестяще сыграл несчастного Галактиона, безуспешно старающегося спасти свой огород от свиней соседа Бакулы. А потом отправился в свой хидиставский дом, где его с нетерпением ожидали четвероногие «артисты», и особенно свинья Микела.

Додо АХВЛЕДИАНИ.