Его творческая биография охватывает почти полувековую деятельность в разных театрах страны и за пределами Грузии. 30 лет из них — сотрудничество с одним из выдающихся режиссеров современности Робертом Стуруа. Более 100 сценических оформленных спектаклей, большинство которых представляют значительное явление в грузинском театральном искусстве. Его имя хорошо известно деятелям и любителям искусства, но мало знакомо широкой общественности и поэтому я взяла на себя ответственность познакомить читателей с заслуженным художником Грузии, лауреатом Государственной премии и премий им. Шота Руставели и Мемеда Абашидзе, художником-постановщиком Мирианом Мшвелидзе.

«Я чересчур неразговорчивый человек и вряд ли у вас что-то получится», – сразу предупредил Мириан, но отказываться от задуманного я не собиралась и пропустила мимо ушей его замечание. Признаюсь с удовольствием, что не прогадала, несмотря на то, что скромность и простосердечность проявляются в нем в немалом количестве. И все же мне удалось выпытать у моего немногословного респондента кое-что интересное о себе и своей работе.

Рисовать Мириан любил, и рисовал неплохо, поэтому не колебался в выборе профессии. Поступил сначала в художественное училище им. Я.Николадзе, но проучился три года, а позднее поступил в Академию художеств на факультет графики. На третьем курсе принял решение перейти в театральную мастерскую П.Лапиашвили, хотя сам признавался, что «в то время я был несколько далек от театра». Видимо, чутье само подтолкнуло к профессии, которая стала в дальнейшем основой всего его творчества.

Одними теоретическими знаниями будущий театральный художник вряд бы добился больших успехов, если бы с самого начала не попал в «хорошие руки». Тут ему очень повезло – художник руставелевского театра, его друг Миша Чавчавадзе представил Мириана Роберту Стуруа, который уже обретал известность. Стуруа, по всей видимости, разглядел в молодом начинающем художнике задатки будущего мастера, доверился ему и не прогадал.

«Мне очень повезло. Попасть сразу после окончания академии в театр им. Шота Руставели, да еще иметь возможность работать с Стуруа!.. Наш первый совместный спектакль «Кваркваре» сразу стал явлением в театральном мире. С тех пор вот уже 30 лет мы работаем вместе. Много спектаклей Роберта оформлено мною: «Макбет», «Гамлет», «Ричард III», «Король Лир», «Человек ли он», «Ламара»… Некоторые спектакли ставили совместно с Гоги Алекси-Месхишвили и мы все вместе в равной степени разделяем успехи наших спектаклей. Мне не хочется говорить о себе – пусть другие оценивают мой труд. Удалось ли мне стать кем-то значительным в этой бурной театральной жизни, — решать зрителю».

Сомневаться в заслугах Мириана не приходится — за эти годы он создал столько прекрасного на сцене не только руставелевского театра, и не только с Робертом Стуруа… В батумском театре Мириан оформил спектакли «Гамлет», «Макбет», «Семейная идиллия», «Спор о вкусах», сотрудничал с режиссерами Ю. Цанава, А. Енукидзе. Вместе с художником У.Имерлишвили работал над операми «Абесалом и Этери», «Лела», «Отелло» в Батумском оперном театре. На грузинском телевидении ему принадлежит оформление телеспектакля «Хизаны Джако» в постановке Т.Чхеидзе. С А.Варсимашвили Мириан оформил «Ричарда III» в Свободном театре и «Ревизора» – в Грибоедовском. Не остались без его участия Кутаисский, Телавский, Горийский, Чиатурский театры, а также театры вне пределов Грузии — в Киеве, Москве, Турции. В Вахтанговском театре он работал вместе с Робертом Стуруа… Теперь пусть читатель решит, должен ли Мириан Мшвелидзе заслужить похвалу и уважение публики как замечательный художник-постановщик, и занять достойное место в театральном мире, которого удостаиваются немногие.

Художники-постановщики, сценографы или декораторы — их называют по-разному. Что же представляет собой эта профессия театрального художника? Иногда зрители – не большинство, конечно, — пришедшие на спектакль, интересуются режиссером, актерами, композитором (если речь идет о музыкальном спектакле), и оставляют без внимания других создателей спектакля, благодаря которым он предстает перед присутствующими во всей красе. Это художники, музыкальные оформители, художники по костюмам, ассистенты и т.д. В данном случае поговорим о тех, кто визуально оформляет спектакль, т.е., средствами изобразительного искусства создает, в соответствии с замыслом и постановочным планом режиссера, зрительный образ спектакля, руководит его художественной стороной.

Художник в театре – это, в первую очередь, дизайнер сцены. Создающий внешний облик спектакля и, вместе с тем, он обогащает, расширяет замысел режиссера. Он, своего рода архитектор, который должен знать устройство сцены изнутри, контролировать процесс работы и быть изобретательным, так как часто приходится изменять идею на ходу, во время работы. И еще, художник театра должен быть всесторонне эрудированным, образованным. Теперь признаем истину, что герой нашего рассказа, Мириан Мшвелидзе, получивший звание заслуженного художника Грузии, в полной мере соответствует вышеназванным критериям. Послушаем, что говорит о своей работе Мириан.

«В театре каждая, самая незначительная деталь имеет значение. Сюжет пьесы, замысел режиссера, пространство, размер сцены, акустика, освещение, — все следует предусмотреть. Где требуется массивная декорация, а где достаточно простого убранства, можно ли вертеть сцену по кругу или менять декорации, поднимая вверх-вниз, как приспособить освещение и где должен стоять артист, какая ширина сцены — 15 или 5 метров… Один и тот же спектакль, поставленный на разных сценах, требует разные декорации. Например, оформление «Ричарда III» на сцене руставелевского театра, где простора больше, отличается от декораций того же спектакля в Свободном театре. Можно перенять кое-какие нюансы, но повторить все в целом – невозможно. Я и рестораны оформлял – «Марко Поло», «Золотая кружка», «Фаэтон» — декоративными панно, картинами старого Тбилиси. Однажды Бадри Патаркацишвили попросил оформить праздничный вечер в его доме. Когда молодой был, и костюмы я создавал, и над освещением сам работал. Теперь больше декорациями занимаюсь. Неважно, что оформляешь — спектакль, ресторан или зал — все должно соответствовать идее и сливаться в единое целое, чтобы понравилось публике. Вот тогда можно с чистой совестью сказать, что ты достоин похвалы».

Как выяснилось, Р.Стуруа готовит новый спектакль, и опять с Мирианом, но пока Мириан не захотел заранее говорить о нем. Мне все же удалось его разговорить, хотя было видно, что этот немногословный человек за своей замкнутостью скрывает непритворную доброту, сердечность и искренность. А, в принципе, и не так важно, каким кажется человек снаружи. Главное, что у него на душе, и если он может радовать людей своими делами, — а Мириану это хорошо удается, – то значит, можно надеяться на лучшее будущее.

Додо АХВЛЕДИАНИ.