Сегодня он директор и художественный руководитель театра, на сцене которого 30 лет назад дебютировал в опере О.Тактакишвили «Миндия». Тбилиси – Москва — и вновь родной оперный, – таков творческий путь бывшего солиста Большого театра, а ныне солиста и директора Тбилисского театра оперы и балета им. З. Палиашвили, лауреата международных конкурсов, профессора Центра оперного пения им. Г. Вишневской, консультанта оперного театра им. Верди в Буссето, заслуженного артиста России Бадри Майсурадзе.

Хоть поверьте, хоть проверьте, но в кабинете директора я встретила не строгого, излишне серьезного, высокомерного руководителя, а необыкновенно простого, добродушного, обаятельного человека, общение с которым оказалось на редкость легким и приятным. С самого начала намеревалась получить ответ на вопрос, почему талантливый мальчик, с детства выступавший на концертах, спевший еще в восьмилетнем возрасте свою первую оперную партию в детской опере Л. Робиташвили «Именины маленькой фиалки», обладатель золотых медалей на всесоюзных конкурсах, вдруг после окончания школы отправился поступать не в консерваторию, а всего в 200 метрах от нее – в Театральный институт, и успешно сдав экзамены, поступил на актерский факультет. Затем стал артистом театра им. Туманишвили, снялся в нескольких фильмах («Нейлоновая елка», «Первая любовь», «Новый год»).

Изменил ли он призванию, отказался от пения или что-то другое оказало влияние на его выбор? В ответ прозвучало необычное, но честное признание: «Сам не знаю… что подтолкнуло: интуиция…, предчувствие…, интерес…, влияние матери — Циалы Кадагидзе, артистки и певицы — или судьбоносная рука указала направление. А, может, испугала неопределенность будущего после начавшейся мутации голоса или все эти факторы вместе? Так или иначе, но я оказался несколько в стороне от волшебного мира оперы, но среди блестящих педагогов и режиссеров Дм. Алексидзе, М. Туманишвили, Г. Шенгелая, Р. Эсадзе… Они очень много сделали для моего формирования как артиста. А путь к оперной сцене открыл сначала Зураб Анджапаридзе, который подбодрил и заставил снова заняться пением, поступить в консерваторию, затем мой педагог Гоча Бежуашвили, приобщивший меня к итальянской оперной школе. Позднее имел счастье совершенствовать мастерство с Нодаром Андгуладзе, а уже в Москве рядом был Зураб Соткилава. Я всю жизнь буду преклоняться перед ними и благодарить Бога, что дал мне возможность встретиться и работать с этими великими мастерами. Благодарен буду Карло Бергонци, Альфредо Краусу, Джоан Сазерленд, с которыми прошел мастер-классы, и особенно Мстиславу Ростроповичу и Галине Вишневской — самым близким людям, принявшим меня как родного сына. Я с ними гастролировал по многим странам. Каждому из них, кто в равной мере принял участие в моей творческой жизни и определил мое будущее, отведено особое место в моем сердце».

От солиста Большого театра с 1995 года, на счету которого более 58 оперных партий («Аида», «Трубадур», «Риголетто», «Кармен», «Эрнани», «Паяцы», «Борис Годунов», «Тоска», «Турандот», «Макбет», «Мазепа», «Пиковая дама»… и в одном только «Отелло» 100 выступлений), победителя международного конкурса вокалистов им. Франсиско Вильяса в Барселоне и конкурса теноров им. Юсси Бьерлинга в Стокгольме, выступавшего в Ла Скала, Deutch Opera, Real Opera, San Carlo, на сценах театров Чили, Новой Зеландии, Австралии, несколько странно было услышать, что он не очень-то благоволил к опере. Просто любил петь и пел. Но опять же невидимая рука провидения привел его туда, где ему и следовало быть

«Теперь я и драматический актер, и певец. Одно другому не мешает, а наоборот, помогает. В драматическом театре я не смог бы сыграть 58 ролей… Сколько труда вложено в каждый образ, знаю я и… ночь, потому, что я очень часто занимался ночами, тщательно работая над собой. Вы не представляете, каков режим у певца перед спектаклем — не разговаривать, не переутомляться, не отвлекаться, не переохлаждаться, есть, спать, отдыхать максимально нормально… Таков наш удел».

А результатом огромного труда, естественно, совместно с врожденным даром и мастерством, являются слава, признание, уважение, приглашения в знаменитые театры. Первый международный дебют Бадри состоялся в бельгийском Льеже, в опере Мусоргского «Борис Годунов», а далее, кажется, не осталось на карте города, где не прозвучал бы его голос: Милан и Вена, Палермо и Тель-Авив, Любляна, Берлин, Флоренция, Таллин… и Мариинский театр Санкт-Петербурга. Желал бы изменить Бадри свой жизненный выбор, избрать другую профессию?

«Не знаю… Все на свете имеет свои плюсы и минусы. С одной стороны, кому не приятны аплодисменты, похвала, гастроли, награды, но честно скажу: никогда не ставил все это своей целью. Я знал и знаю, чему служу и зачем: Искусству! Чтобы не подвести своих педагогов, партнеров, друзей, народ… Для этого я и работаю, а то, что столько лет не был в Грузии, не видел матери, не вдыхал родной воздух и полжизни провел в самолете – это не в счет?! И все же, не изменил бы ничего, может кое-какие эпизоды… да и не смог бы выбрать другую профессию. Никакого другого таланта у меня не было. Ну, стал бы посредственным врачом или инженером – какую пользу принес бы? Преуспел в том, что Бог даровал, и спасибо всем, кто предугадал мое будущее. И моим партнерам. Хороший партнер — половина твоего успеха, особенно в начале карьеры. Такой стала для меня Маквала Касрашвили – необыкновенный человек. Любой певец мечтал бы иметь такую партнершу. Это певица, с которой хочется петь, и для которой хочется петь».

И после такой активной творческой успешной жизни замечательный Герцог-Радамес-Каварадосси-Самозванец-Отелло вдруг со сцены очутился в кресле директора Тбилисского театра оперы и балета. Как и почему? И какие планы у нового руководителя, чем порадует любителей оперы?

«В этом кабинете я редко бываю, только во время встреч, а большую часть времени провожу рядом в комнате, где мы все вместе обсуждаем проблемы, намечаем план действий, рассматриваем новые проекты. Согласился, наверное, потому, что хочется многое изменить к лучшему, вернуть театру былую славу, выявить скрытые резервы, отвечающие требованиям современного театра. И проверить себя – насколько готов ко всему этому. Все силы направлены на решение крупных и мелких проблем — начиная с ремонта неработающих лифтов, и до постройки помещений для мастерских, без которых очень трудно – крупные, массивные декорации приходиться заказывать за рубежом , а это обходится недешево. Нельзя не выразить благодарность Министерству культуры и «Карту-групп» за оказание помощи во многих вопросах. Скучаю ли по сцене? Да, но при такой напряженной работе нет времени думать о выступлении».

— А если придется петь, какую оперу выбрали бы, какая партия из этих 58 больше по душе? – спросила я, и получила решительный ответ:

— Отелло.

Не знаю, кто как воспримет мое замечание, тем более сам Бадри, но такого Отелло, всем своим внешним видом излучающего доброту и сердечность, полюбила бы любая «Дездемона»… Но почему-то именно эта опера не входит в репертуар театра на сезон 2017-2018 года. Хотя программа настолько интересна и насыщенна, что только успевай покупать билеты.

В первую очередь ожидается постановка оперы Верди «Травиата». Декорации изготовляются в Италии, а испанский дизайнер Эстер Мартини создает костюмы. В январе ожидается приезд нового музыкального директора театра — дирижера Даниела Орена. С его участием пройдут два концерта популярных оперных и хоровых произведений. Февраль-март подарит меломанам фестиваль, посвященный Пуччини, и впервые на тбилисской сцене прозвучит его «Турандот», а затем «Тоска». Также в программе оперы Массне «Вертер», Масканьи «Сельская честь», Верди «Симон Бокканегра».

Сезон 2018 года будет представлен операми «Дон Карлос», «Бал-маскарад» и концертным исполнением оперы Ф.Чилеа «Адриана Лекуврер». Любителям грузинской оперы предстоит встреча с «Кето и Котэ» В. Долидзе и «Даиси» З. Палиашвили. Думаю, неплохо начал новую деятельность Бадри Майсурадзе, а дальше, уверена, будет еще лучше, потому что этим человеком руководят вера в свои силы, надежда на поддержку верных друзей, коллег, единомышленников и любовь к своей профессии.

Додо АХВЛЕДИАНИ.