Они все – отец и двое сыновей – фанатично преданы грузинскому танцу: Гелоди, Давид, Гела Поцхишвили – танцоры, хореографы и руководители известного хореографического ансамбля «Национальный балет Поцхишвили».

Первым делом следовало решить, кого из них, замечательных профессионалов, выбрать для беседы и представить в рубрике «Персона»? Гелоди – основатель и руководитель ансамбля, человек с огромным запасом энергии, идей, жизнелюб и острослов как все гурийцы, лау-реат многих конкурсов и фестивалей, обладатель ордена «Рыцарь хореографии». Гела – хореограф-постановщик, основатель «Академии танца» и «Королевского хореографического ансамбля», названный лучшим танцором 2000 года. Или Дато – молодой, азартный, беззаветный служитель искусства, руководитель детского ансамбля «Маленькие звезды». Одно простое обстоятельство решило выбор в пользу Дато – он единственный выкроил время для встречи, пожертвовав часом, отведенным для репетиции, ради того, чтобы поделиться своей тревогой. Его обстоятельный, интересный рассказ полностью охватил всю историю ансамбля и семьи, для которой сцена стала святым храмом, а танец – делом всей жизни.

Сначала мне пришлось разобраться с нынешним названием ансамбля, носившим раньше имя «Метехи», происходящее от древней крепости Метехи, и как бы, символизирующее стойкость, величие и красоту духа. Но Дато пояснил, что сегодня это – название компании «Метехи», руководителем которой является он. Компания объединяет три коллектива: «Национальный балет Поцхишвили», «Королевский хореографический ансамбль», руководимый Гелой и его супругой (следует отметить, что название «королевский» ансамблю присвоено с благословения Католикоса-Патриарха всея Грузии Илии II), и детский танцевальный ансамбль под руководством Дато и его жены. Каждый из них является самостоятельным коллективом, со своим репертуаром, характерным почерком, но сплоченных под одной фамилией – Поцхишвили.

Пока познакомимся поближе с Дато, послушаем его рассказ об отце, который заложил основу популярному коллективу.

«Свои первые шаги в танце отец делал во Дворце пионеров, у Бухути Дарахвелидзе, и далее успешно выступал в разных ансамблях. Отец не только хорошо танцевал, но и отлично пел. А в его голове вечно зарождались разные необычные идеи, которые он хотел воплотить в реальность. И однажды он решил основать эстрадно-танцевальный ансамбль. Решил – сделал. Собрал таких же одержимых четырех парней и девушку и создал «Долури». За короткое время ансамбль завоевал большую популярность, с песнями и танцами народов мира объездил весь Союз, побывал за рубежом. Постепенно он стал разрастаться, появлялись новые члены, и тогда возникла мысль основать крупный хореографический коллектив. В 1978 году при государственной филармонии появился ансамбль «Метехи». В отличие от других танцевальных коллективов, он привлек внимание своеобразной программой, которая являлась не просто развлекательным зрелищем, а содержательным рассказом о жизни и обычаях грузинского народа. Хореографические миниатюры, новеллы представляли собой иллюстрированное в танцах прошлое и настоящее Грузии, и отправляли зрителя в путешествие по ее многовековой истории. По сути, это было театрализованное представление и поэтому «Национальный балет, Поцхишвили» является первым и единственным в Грузии театром-шоу. Изучая национальные танцы, создавая новые хореографические представления, Гелоди со своими талантливыми артистами создал коллектив, достойный всяческих похвал и, объездив с ним весь мир, с честью представлял свою страну».

От отца не отстают и сыновья, — как талантом, трудолюбием и любовью к танцам, так и умением руководить большим коллективом, чтобы не умалять заслуги Гелоди и не дать потускнеть сверкающей перед госфилармонией звезде «Поцхишвили».

«Отец привел нас – меня и Гелу – во Дворец пионеров к Резо Чанишвили. Тогда в ансмбле Гелоди еще не функционировала детская группа, поэтому он отдал нас в руки своего друга. До 90-х годов мы танцевали в ансамбле «Мерани», а, немного повзрослев, в 1990 году перешли в отцовский ансамбль. Тогда уже встал вопрос о пополнении основного коллектива, а искать по всей Грузии юные таланты было сложно, поэтому, решили открыть детскую подготовительную группу, которая очень скоро превратилась в «Детский хореографический ансамбль Поцхишвили», и через год-два по праву стала разделять успехи старших».

Название «Маленькие звезды» за ансамблем закрепилось во время гастролей в Америке, когда очарованные юными танцорами зрители и пресса окрестили их звездами. Сегодня этих маленьких виртуозов танца воспитывает Дато и надеется, что они достойно будут продолжать династию Поцхишвили. Кстати, вскоре состоится премьера нового танцевального шоу «Династия», и ребята постараются доказать, что они действительно звезды.

Поговорили о семье, ансамбле, детях и, наконец, подошли к проблеме, которая сильно задела всех Поцхишвили, но, особенно, выразилась в нескрываемой боли Дато.

«Не хочу и никогда не примирюсь с той бессовестной кампанией, которая развернулась в последнее время. Буду бороться до конца за свое национальное достояние».

Эмоции Дато легко понять и разделить его переживания тоже нетрудно. Жаль, что нет пока откликов от соответствующих официальных органов, а ведь именно они должны, в первую очередь, бить в колокола.

А теперь объясним суть происходящего, что же так встревожило Дато?! В последнее время многие кавказские народы включили в свою концертную программу грузинские танцы, но, объявив их своими национальными, тем самым, своевольно нечестно присвоили их.

«Мтиулури», «Картули», «Шеджибри», «Ханджлури» вдруг превратились в армянские, дагестанские, осетинские, чеченские национальные танцы. Несведущий зритель, если не назвать танец своим именем, не объявить о его происхождении, примет его за танец представляющей его страны. А это означает, что грузинский национальный танец со временем потеряет свое истинное лицо и назначение. – Дато разнервничался, продолжая — Даже танец «Картули» из оперы «Даиси» представлен как армянский. В Америке есть ансамбль «Gevorkian Fance Academy», который не только выдает грузинский танец за свой национальный, но еще и танцует под фонограмму, которую несколько лет назад записал Гелоди и станцевал «Метехи». Об этом я говорил, писал, давал интервью, выставил видео в Интернете. Вот, жду соответствующего реагирования. Если бы хоть один коллектив грузинского танца функционировал в Америке для популяризации нашей культуры, было бы легче доказать нашу правоту. А то, что же получается: потеряли территории, теряем танцы, песни, даже грузинские блюда себе стали приписывать, а протеста нет. Так вскоре наши танцы смешаются с танцами других народов, и тогда прощай культура наших предков. Танцы украли, а нюансы, им присущие, не учли, даже костюмы не соответствуют нашим. Я за танцы переживаю, потому, что хореограф, но это не означает, что не болит душа за все национальное искусство. Если сейчас не поднимем голос, завтра исчезнет все, чем гордится наш народ. Одним грузинским застольем (если его тоже не припишут себе другие народы) свою культуру не представишь. Пока есть время, надо сделать все возможное для защиты того, что веками принадлежит нашему народу. Наш ансамбль за свою долголетнюю творческую жизнь объездил весь мир – от Новой Зеландии до Канады, только в Италии побывали 14 раз. Где ни выступали, показали свою национальную культуру, не приписывая себе чужие танцы. А если танцевали, то объявляли, что это за танец и откуда. Я начал борьбу и прошу встать рядом всех, кто всем сердцем любит свою страну, а не на словах выражает патриотические чувства. Если не будем вместе, можем очень многое потерять».

Дато слишком эмоционально выражал свою тревогу, казалось, совсем забыл, что предстояла репетиция и в зале его ожидают маленькие танцоры. Но то, о чем он говорил, предназначалось именно им – будущим поколениям, которые должны знать, что добро собственного народа принадлежит им и они его должны беречь, сохранять для будущих поколений.

Беспокойство и неопределенность будущих событий стали причиной претензий Дато к культурным организациям, но на прощание он попросил об одном одолжении, и я не имею права не исполнить просьбу респондента, не передать слово в слово его мнение, даже если кому-то его высказывания не понравятся, — это их проблема. А я обязана писать то, о чем говорит собеседник. В данном случае, Дато просил выразить благодарность в адрес Министерства культуры, мэрии, городской службы культуры и еще одного, небезызвестного всем человека.

«Ни к какой партии я не принадлежу, кроме партии «танцоров и хореографов», никто из руководства и нынешнего правительства не является моим даже дальним родственником. Министр культуры – не дядя мне, а мэр города – не двоюродный брат, поэтому, никто не сможет обвинить меня в пристрасти, и я волен высказать слова благодарности им всем за одно лишь освобождение культуры от давления, за то, что артисты не разделены на «угодных» и «неугодных», что свободно можно высказывать свои претензии и мнения, требовать, просить… за обновленные театры, музеи, памятники культуры… за фестивали, позволяющие расширить культурные связи и дать возможность гостям получше узнать нашу страну, ее культурное наследие. И за то многое, что делается для искусства, да не выставляется напоказ ради пиара. Неважно, согласятся со мной или нет, — это мое личное мнение».

Добавить что-либо к сказанному я не вправе. Важно одно: надо понять тревогу Дато и еще многих, кому дороги традиции национальной культуры и встать на их защиту. Но одно можно сказать с уверенностью: поцхишвилевские маленькие звезды, выросшие среди таких людей, никогда не потеряют верности своим традициям и не изменят грузинским танцам.

Додо АХВЛЕДИАНИ