Оригинальный музей оригинального человека – Мераб Гуджабидзе
. © 

Оригинальный музей оригинального человека – Мераб Гуджабидзе

Оружие, униформа, радиопередатчики, каски, фляги, планшеты, фонарики, гильзы, аксессуары военной формы времен Второй мировой войны и более раннего периода, модели боевых машин и… старый «Willis Overland» — аналог знаменитого американского джипа. Такое можно увидеть лишь в фильмах или квартире обыкновенного тбилисца, архитектора-дизайнера, коллекционера Мераба Гуджабидзе.

Любая коллекция по-своему примечательна и достойна внимания. Это застывшая история, восстановленные кадры прошлого. Каждый любитель собирать редкие вещи оригинален и интересен, но то, что я увидела в домашнем музее Мераба, несмотря на предчувствие, что меня ожидало такое удивительное зрелище,  превзошло все ожидания.

Одно дело, собирать марки, спичечные коробки, значки, картины, антиквариат и т.д., но когда в гараже стоит собственной сборки машина – точная версия всемирно известной модели и, главное, на полному ходу; на стене, как ожерелье, красуется пулеметная лента, а в шкафу висит полное обмундирование офицера вермахта; на полке лежит (в разобранном виде) американский автомат «Thompson», ассоциирующийся с гангстерами, мафией, да еще кольт модели 1911 года, то тут уж слова бессильный передать восторг и изумление. Но, не будем злоупотреблять терпением читателя и расскажем, кто такой Мераб Гуджабидзе, как и когда появилась страсть к коллекционированию и почему именно автомобили и оружие времен войны стали объектом его внимания.

Не секрет, что сборка и восстановление старых автомобилей всегда связаны с трудностями, особенно материальными. Тем более, нелегко из развалившегося виллиса, подарка друга, собрать аналог джипа — «Willis Overland», который с первый же дней создания, в 1940 году, из-за высокой проходимости, легкости и малогабаритности, стал пользоваться большой популярностью и завоевал любовь американских военных. Но до этого, немного информации.

По одной версии, название «джип» представляет аббревиатуру GPW (G – госзаказ, P – автомобиль, W – тип willis). Но более правдиво звучит вторая версия, согласно которой, название произошло от персонажа мультсериала, вездесущего зверька по имени Юджин Джип, который, помогая друзьям, преодолевает все трудности, не отступает перед преградой.

Вернемся к нашему удивительному человеку, посвятившему более половины прожитой жизни своеобразному, необычному хобби.

«Это не увлечение, не просто забава, а часть моего мира, сила, поддерживающая мое существование. Конечно, проще всего собирать готовые модели автомобилей – больших, маленьких, красивых, — разложить их по полкам и, пожалуйста, коллекция готова. Но вся прелесть, азарт, интерес именно в том, чтобы по крупицам, собственноручно собирать месяцами, годами эти модели, скрупулезно добиваться сходства и получать от этого огромное удовольствие и удовлетворение. В детстве родители очень баловали меня игрушками, особенно любил я всякого рода механику, заводные машины, но никогда не разбирал, не ломал их. У меня до сих пор хранится игрушка, которую подарили в семь лет. Играл и любовался ими».

[img url=»https://i0.wp.com/tbilisi.media/wp-content/uploads/2017/03/image10.jpg?w=840″ text=»коллекционер Мераб Гуджабидзе»]

Постепенно детское увлечение переросло в интерес к моделированию. В журналах Мераб искал иллюстрации технического характера, фотоснимки автомобилей, танков, самолетов. Рисовал Мераб хорошо, воплощая свои фантазии на бумаге. «Я любил рисовать корабли, машины, военную технику, летательные аппараты. Первый рисунок – «Катер с мексиканскими пассажирами» — нарисовал в 4 года. Карикатуры тоже неплохо получались, а вот женщин никогда не рисовал, — засмеялся Мераб, — не получались красивыми, а обижать не хотел».

Сказать, что дар рисования или влечение Мерабу передались по наследству? – нет! Отец, Григорий Гуджабидзе, был известным геологом, мать – Тина Урушадзе – врач, хирург. Пойти по стопам родителей Мераб не захотел. До девятого класса мечтал стать кинорежиссером, но вовремя осознал, что поступление во ВГИК ему не светит, и поэтому решил поступить на архитектурный факультет, тем более, что очень уж нравилась профессия дизайнера. Выбрал профессию по душе.

«Я представил комиссии свои рисунки, но они засомневались, что это моя работа. Тогда я попросил выбрать любую тему и тут же, за несколько часов нарисовал на предложенную тему – «вестерн» — картину «Индейцы преследуют поезд». Получил одобрение и неожиданный ответ: «Зачем сдавать экзамены, он уже состоявшийся художник». Ни секунды не жалею, что выбрал эту профессию».

Первый свой заказ Мераб получил от Зураба Церетели: оформление Батумского морского вокзала. А первым объектом, который он спроектировал и построил, стала его собственная студия, где в этот вечер, в окружении необычных предметов, фотографий красивых дачных строений, вилл, индивидуальных домов, кафе-баров, проходила наша беседа в очень теплой и веселой обстановке. Заказ следовал за заказом, проект за проектом. Сегодня тот молодой, талантливый, начинающий творческий путь архитектор – уже ассоциированный профессор кафедры архитектурной композиции Грузинского технического университета. Сам Мераб считает, что он, первым делом, архитектор, а уж потом – педагог. Не мне судить, но судя по его, со вкусом спроектированным домам и веселом характере, эрудиции, красноречии, можно сказать о благоприятном сочетании обеих профессий.

«Эти бессловесные, неодушевленные предметы – мои духовные друзья, каждая вещь для меня – живое существо, напоминающее о чем-то определенном: веселой истории, неожиданной встрече, курьезе, и о тех усилиях, которые мне потребовались для создания моего джипа. Сколько препятствий пришлось преодолеть, чтобы, имея лишь днище допотопного автомобиля, восстановить знаменитый американский «willis». Началось все в 90-х годах, когда не было работы, света, газа, денег.

Освещая лампой гараж, я и мои друзья корпели над каждой деталью, которые приобретали каким-то чудом: то знакомые дарили, то покупал на барахолке, даже на мусорной свалке искал. Все знали о моем увлечении и где только могли, добывали нужные части. Помню, знакомый мастер принес зеркало автомобиля, нашел где-то в заброшенном сарае. Второй приволок руль от дедовского драндулета, третий – обивку для сидения достал…

Конечно, не все детали соответствовали нужной модели, но радовало внимание и поддержка. 25 лет собирал, мастерил, красил свое «дитя» и теперь с гордостью и удовольствием разъезжаю на нем по городу, путешествую с друзьями по всей Грузии. Ежегодно в парке Ваке, 9 мая, собираемся вместе с такими же любителями антикварных автомобилей (большей частью, джипов), участвуем в праздниках «Тбилисоба» и «День независимости», показах старых автомобилей».

[img url=»https://i0.wp.com/tbilisi.media/wp-content/uploads/2017/03/12080284_869116803186976_2195680522372260480_o.jpg?w=840″ text=»»]

Мераб основал «Ассоциацию защитников военных автомобилей»! Друзей своих называет «джипменами» и когда, появляясь на своем виллисе, одетый в американскую форму, видит удивленные лица, улыбается от души: каждый раз вспоминается случай, произошедший в день приезда Джорджа Буша в Тбилиси:

«Мы знали, что на площади Свободы дороги будут перекрыты, но решили просто проехаться по городу, как всегда, в униформе и на наших джипах. И вдруг видим: перед нами открывают барьеры, приветствуют с большим почетом и честью, беспрепятственно пропускают. Видимо, приняли за сопровождавший гостя эскорт. Так и поехали с важным видом, а потом махнули в ресторан, — отмечать приезд Буша».

Мераб показал чашку с выгравированным рисунком джипа: «Такие сувениры я приготовил для своих джипменов-одноклубников к 75-летию выхода первого виллиса, и подарил им с соответствующей фамилией владельца чашки. Так сказать, отметили день рождения «автомобиля».

Теперь на очереди мотоцикл «Харлей-Девидсон», который в гараже дожидается своего второго рождения.

«Забавная история получилась с этим мотоциклом. Как-то в разговоре один из знакомых упомянул о «Харлей-Дэвидсоне», который его дед или прадед привез с фронта, но потом, за ненадобностью, кажется, выбросил. Вообще, зная мой характер, мои друзья, узнав о какой-нибудь старой вещи, стараются принести ее мне, авось пригодится. Ясно, что я огорчился, услышав о навсегда потерянном для меня мотоцикле.

Через 7 лет (!) совершенно незнакомый мне человек сообщил, что случайно обнаружил мотоцикл в заброшенном сарае у одной бабки. Привез его мне и даже денег не взял – довольствовался ужином в ресторане. Вот таким образом, от одного «болельщика» к другому, третьему, я и добрался до своего «Харлей-Дэвидсона». Теперь он ждет, когда доведу дело до конца. Мои друзья смеются: тебе дай волю, ты и «Титаник» отреставрируешь».

Очень хотелось посидеть в этом общеизвестном «Willis Overland», но был поздний вечер и, разумеется, никакого эффекта от увиденного не удалось бы получить, но обещание, что с теплыми днями буду иметь удовольствие прокатиться в нем, от Мераба я получила.

[img url=»https://i0.wp.com/tbilisi.media/wp-content/uploads/2017/03/image6.jpg?w=840″ text=»»]

Теперь самое время обратить взор на те необычные предметы, которые чинно расположились на полках, камине, столах, стенах или пока еще покоятся в ящиках и в маленькой подсобной комнате, так как новые полки для них пока еще не готовы. Со временем и они обретут свое место в этом уникальном музее.

Начнем, пожалуй, с пулеметной ленты, украшающей интерьер «военно-полевого музея». И с ней тоже связан курьез: «Кто-то настрочил нашему участковому, что у меня целый арсенал боеприпасов и оружия. Явился он с проверкой и первым делом уставился на ленту. Я достал из кармашков пули и показал, а они все продырявленные. Вот, говорю, бери и стреляй себе на здоровье. Удостоверившись, что я не террорист и ничто не угрожает жизни окружающих, он со спокойной совестью удалился. Все мое оружие, для безопасности, лежит в разобранном виде или не в боевом положении».

Не менее интересна история с немецкой каской. Тяжелая (и как ее носили солдаты, удивительно), поржавевшая, она мирно приютилась на камине, рядом с пистолетами-зажигалками. Ее нашел также знакомый знакомого Мераба. Вт что значит – «не имей сто рублей, а имей сто рублей». Где-то в деревне, близ Сталинграда, в курятнике у бабки, которая хранила в ней зерно. Чья эта каска, остался ли жив тот солдат или покоится в чужой земле – кто знает?!

На вешалках висят фляги разных размеров и форм – английские, французские, японские, немецкие, русские. Там же лежат фуражки, кобуры, походные сумки. Обратила внимание, что в коллекции преобладают аксессуары и форма немецких военных. «Да, мне очень нравилась их красивая форма. Отец полушутя-полусерьезно жаловался: я с ними воевал, жизнью рисковал, а ты перед носом их форму развесил».

Незаметно разговор коснулся отца: «Он добровольцем сбежал на фронт, прошел всю войну, дослужился до майора, расписался на Рейхстаге и вернулся вот с этим полевым биноклем, который храню, как дорогую память о нем. Еще у меня хранится серебряный кубок с монограммой – это подарок графа из города Штральзунд, где отец служил после война заместителем коменданта города. Граф с женой жили в фамильном замке, а туда стали наведываться незваные гости, расхищали имущество. Узнав об этом, отец заступился за них. И перед отъездом граф, в знак благодарности, подарил ему этот кубок».

[img url=»https://i0.wp.com/tbilisi.media/wp-content/uploads/2017/03/image3.jpg?w=840″ text=»»]

За все время беседы глаз не могла оторвать от двух джипов, важно расположившихся на журнальном столике. Словно только что сошедшие с конвейера, они выглядели как настоящие. Все мельчайшие детали, от сидений и руля, до крохотной фляги под сидением, были восстановлены с необыкновенной точностью, даже солдаты выглядели, как живые. Мераб интересно и обстоятельно рассказывал о моделях джипов, истории их создания, развития.

Запомнить все названия, даты, имена создателей оказалось выше моих сил, но кое-что смогла донести до читателя: «Джип» рожден во время Второй мировой войны. В конкурсе, объявленном в 40-х годах военным департаментом США, победила модель фирмы «Willis Overland», созданная Робертом Хьюи и Барни Росси. В течение нескольких лет (с 1941 по 1945) модель совершенствовалась. Между первой (кстати, первая модель была собрана за 75 дней) и последней моделью – около 80 отличий, неприметных для несведущего глаза. После войны стали создавать более модернизованные модели. Сегодня существуют модели: «Хаммер», «Крайслер», «Форд», «Вранглер». А той, первой, уже нет. Поэтому так дорога она Мерабу.

Есть одна мечта у Мераба, о которой он рассказывает с большим воодушевлением: «Ежегодно, 8 июля, в Англии, в местечке Бельтринг графства Кент, проводится военное шоу «Война и мир». Сюда приезжают любители антикварных автомобилей, коллекционеры на своих машинах, мотоциклах, даже бронемашинах или танках, прилетают на личных самолетах. Устраивается театрализованное представление и показ техники.

Мы с друзьями несколько раз пытались поехать своим ходом на шоу, заодно снять познавательный фильм о самом мероприятии и тех странах, которые предстояло проехать. Согласны были на минимальное финансирование, просили телевидение выделить съемочную группу – получилась бы прекрасная реклама, а зрителям – доставила бы удовольствие, но, видимо, наше желание не совпадало с интересами сильных мира сего. Теперь это шоу проводится только по круглым датам и, возможно, в 2020 году, в ознаменование 75-летия со дня окончания войны, кто-то заинтересуется нашим предложением. Ждали столько лет, подождем еще 3 года».

Вторая мечта Мераба – завершить реставрацию мотоцикла, — вполне осуществима, и в скором времени воплотится в реальность. Для исполнения третьего желания – привести в порядок ящики с дорогими раритетами, расставить их по местам, нужны лишь терпение и время, что также не является большой проблемой. Так что, будем надеяться, что в ближайшем будущем уникальный музей Мераба Гуджабидзе гостеприимно откроет двери для желающих прогуляться по прошлому. А мне остается ждать теплых весенних дней, чтобы прокатиться по городу на знаменитом «Willis Overland»».

Додо АХВЛЕДИАНИ.