Отвечая на вопрос, почему в последние годы практически перестали читать не только дети, но и взрослые, обычно сетуют на засилье электронной информации, по каналам которой наши современники получают, в том числе и поток художественной литературы. Но мне этот ответ представляется слишком уж упрощённым.

Не в том ли дело, что в наше время просто отпала необходимость в сочинительстве в духе старых мастеров детективно-приключенческого жанра? Ведь жизнь, как блины, печёт такие сюжеты, что никакому фантазёру и в голову не взбредёт. Вот почему, наверное, если что и читает с удовольствием поколение активного возраста, то это – не просто вошедший, а стремительно ворвавшийся в моду «нон-фикшн» (документальная или художественно-документальная проза). В ней современники находят отклик своим духовным запросам, в ней, как в зеркале, отражается наша действительность, а изящно выстроенные сюжеты «Тристанов и Изольд», «Островов сокровищ», «Трёх мушкетёров» как бы отступают на второй или даже третий план, довольствуя собой разве что тех, у кого «глаза на закат».

Вот и книга «Воспоминания до возвращения» вице-полковника, ветерана войны Наиры Маршания – чисто документальное собрание облечённых в письменную форму свидетельств военных: очевидцев и участников боевых действий в Абхазии,. И является эта книга, как сказано в аннотации, «…посланием нашим абхазским коллегам… Верим, что, несмотря на великую сердечную боль, разрушенные мосты будут восстановлены, сегодня или завтра, рано или поздно. Мы вновь и вновь тоскуем друг по другу» — говорится в тексте на внутреннем изгибе обложки этой, пятой по счёту, книги члена Союза писателей Грузии Наиры Маршания (она же –автор дизайна обложки), выпущенной в свет издательством «Мцигнобари» в канун новолетия-2017.

Книга «Воспоминания до возвращения» не может оставить равнодушным никого из тех, кто хотя бы в глубине души сочувствует истерзанной и растерзанной Грузии. Но особенно острые переживания вызывает она в сердцах тех, кто участвовал в боях или наблюдал великую грузинскую трагедию, как автор этих строк, побывавший на трёх  из четырёх войн последних 26 лет существования независимой Грузии в качестве военного корреспондента.

Зачастую читать отдельные эпизоды было настолько тяжело, что я, каюсь, пропускал страницу и тут же погружался в новый приток страданий и боли.

Предваряет книгу напутствие Католикоса-Патриарха всея Грузии Илии II: «… помните, что ненависть и раздвоение души можно одолеть только любовью , которой столь щедро наделил нас Всевышний… Не страшитесь испытаний, выпадающих на вашу долю. Испытания проходят, а мир и счастье придут и не покинут нас. Господь милосерд».

Власти всегда забывчивы по отношению к тем, кто перестаёт быть необходимым. Так было всегда, во все времена. Для того и была написана эта книга, чтобы сохранилась в сердцах потомков память о тех, кто принял на себя удар «сна разума, рождающего чудовищ». А этот удар одними из первых, а точнее, первыми, сотрудники МВД Грузии, в Абхазии, они прошли  полный смертельно опасных вызовов путь во имя единства родной земли.

Подавляющее большинство полицейских не покинуло тогда рядов внутренних войск Грузии, ценой собственного здоровья и самой жизни защищая своих соотечественников; они стояли там, где было необходимо в тот исторический момент и не прятались от опасности в период тяжелейшего грузино-абхазского конфликта.

«Многие погибли, многие пропали без вести… Но имена их не сотрутся в нашей памяти, в памяти народа», — пишет автор.

Под обложкой книги, илюстрированной чёрно-белым фотоколлажем, объединены биографические зарисовки как о ныне здравствующих, прошедших огненое горнило грузинских полицейских, так и об отдавших свои молодые жизни за Грузию воинах, покинувших нашу земную юдоль. Читатель ознакомится с краткими жизнеописаниями более 60 достойных граждан, жизненный путь которых пересекла война, одних унеся с собой за черту бытия, а другим оставив на сердце незаживающие рубцы.

Перечисление имен-фамилий этих доблестных мужчин и женщин, подлинных патриотов, не вписывается в специфику газетного материала – на то существуют обелиски. Так же, как и невозможно рассказать в рамках газетной статьи обо всех вехах их жизненных путей-дорог и героической деятельности. А если рассказывать выборочно – чем же тогда хуже другие?

Поэтому вновь обратимся к предисловиям – благо их несколько, с тем, чтобы ещё более чётко и ёмко охарактеризовать настрой и магистральную линию этой монографии.

Рассказы самих полицейских – эпизоды, составившие книгу, — словно бы кусочками смальты выстилают мозаичное батальное полотно, на котором отображается кровь и подвиг, плач по потерянным друзьям и родным, разорение некогда зажиточных и налаженных домов и хозяйств и, наконец, горе и ярость о потерянном городе детства, мечтаний, надежд – любимом, а ныне зияющем уродством руин и пятнами застарелой и заскорузлой неухоженности Сухуми.

И эти рассказы будут передаваться устами новых поколений, навсегда оставшись примером гражданского мужества и самоотверженности. И в этом – тоже наш долг перед теми, кто идёт на смену, и в этом – одна из главных задач, поставленных и решённых вице-полковником Наирой Маршания.

К слову сказать, мало кому ведомо, что полковник Климент Джачвлиани и ввице-полковник Наира Маршания, при поддержке столь же бесстрашных коллег и при содействиии мэра Сухуми Гурама Габискирия и Джумбера Беташвили, осуществили важнейшее правительственное задание – эвакуацию из Сухуми еврейского населения. Операция в условиях разгоревшихся военных действий была проведена без единой потери.

Об этом пишет в представляемой книге академик Отар Жордания.

Во вступительном слове автор этого мемуарно-биографического труда выражает соболезнования коллегам – этническим абхазам и их семьям, в которые в дни братоубийственного противостояния пришёл чёрный вестник смерти.

Несмотря на искусственно разожжённый очаг конфликта, отрежиссированное нагнетание политической напряжённости, находившиеся в зоне противостояния грузины и абхазы всеми силами пытались утихомирить заполыхавшее пожарище, искали пути примирения, предотвращения разрыва в одночасье уз дружбы и родства, смешанных браков…

Но, увы, скрепляющая нить всё же оборвалась, мост рухнул.

Однако это не может длиться до скончания веков. Прерванные связи вновь оживут, мосты будут возведены, улыбки возвратятся на лица…

«Точка отсчёта – 14 августа 1992 года. А в наступившем году нас ждёт «чёрный» юбилей – четверть века с начала абхазской войны, и кто знает, сколько ещё лет отделяет нас от Абхазии…

14 августа… Уже в день, когда всполыхнуло пламя войны, она была обречена на наше поражение, и по самой простой логике, мы должны были это понять, должны были знать, и в первую очередь это касается государственных руководителей, с кем мы будем иметь дело; что в эту войну против нас, управляемо или неуправляемо, в открытую или инкогнито, обязательно вступит российская военная «машина», и другие боевики разных вероисповеданий.

У главарей партии войны было одно желание: они с нетерпением ждали, чтобы как можно скорее грузинская военная техника – танки и бронетранспортёры, перешли административную границу Абхазской Автономной республики с целью «защиты железной дороги».

Вот так и налили мы воду на вражью мельницу, и эта «мельница» заработала во всю мощь.

Многие говорили – эта трагедия была неизбежна, это всё равно случилось бы, мы просто опередили события… Но трудно представить – что могло бы случиться хуже того, что случилось, и того, что мы получили в результате: тысячи погибших, обездоленных, лишённых опор семей, «независимую» и непризнанную Абхазию без грузин. Как гласит русская поговорка, «свято место пусто не бывает». В Абхазии нас уже «заменили», и кто знает, кем ещё «заменят». Тяжелейший и прискорбный итог!

Но кто ведает – какая судьба ждёт «победителей», и куда проляжет их путь… Это покажет время…. Хотя я никак не желаю, чтобы, исходя из создавшейся на сегодняшний день демографической ситуации, для абхазов настали чёрные дни, поскольку если Господь соблаговолит нашему возвращению в Абхазию, там вновь и вновь опорой и поддержкой грузин станут наши абхазские братья и сёстры.

Да упокоит Господь души всех погибших в этой братоубийственной войне, придаст силы их семьям в ожидании возрождения взаимной любви, в ожидании великого примирения», — пишет в своём предисловии полковник полиции, ветеран войны Аидмир Лагвилава.

Воспоминания, которые легли в основу этой книги, пронизаны печалью, тоской разлуки и раскаянием. И в то же воемя они полны добра, надежды на светлое будущее. И эпиграфом к этой монографии мог бы как нельзя лучше подойти афоризм из бессмертной поэмы Шота Руставели: «Что разрушено враждою, строит заново любовь».