В ансамбле «Мзиури» она была самой младшей – веселая, милая девчушка с пушистыми волосами, заливающаяся трелями в тирольской песне, уговаривающая лентяя Антошку идти копать картошку и своей задорной «Семеновной» заставляющая зал постукивать каблуками. Зрители радостно встречали ее и сегодня с удовольствием продолжают слушать задушевные песни Тамрико Чохонелидзе.

Большинство исполнителей заявляют, что петь начинали с детства. Тамрико запела в… младенческом возрасте. Мать, Лизико, вспоминает, что сначала не обратила внимания на мелодичное воркование ребенка, а потом, прислушавшись, поняла, что малышка подпевает ей. Хотя ничего необычного в этом не было. Тамрико родилась в семье, где обожествлялась музыка, и песня являлась неотъемлемой частью их жизни. Вся родня Тамрико связана с музыкой, пением: мать, окончившая консерваторию, отец – Кукури Чохонелидзе, известный музыковед-фольклорист (этномузыколог), один из основателей ансамбля народной песни «Гордела», профессор консерватории, оставивший после себя уникальные труды по истории грузинского фольклора, народного музыкального творчества, грузинского песнопения; сестры – Софико и Тинико; дочь – Мариам Роинишвили, уже вполне сложившаяся оперная певица; вероятно, в скором времени и внучка запоет вместе со знаменитой бабушкой.

«Мзиури» не был для Тамрико первым шагом на сцене. Еще раньше, с четырехлетнего возраста она занималась в студии Цицино Цицкишвили и часто выступала на концертах, но всегда плакала от обиды, не понимая, почему ее вызывают еще раз, неужели так плохо спела? А свое первое появление на сцене вспоминает с улыбкой: ее, красивую девочку с курчавыми волосами просто «похитили» из детского сада и привели в оперный театр. Так она стала «сыном» мадам Баттерфляй. С ансамблем «Мзиури» связаны самые теплые воспоминания Тамрико. Она с благодарностью говорит о руководителях – Р.Казаряне, Г.Джаиани, Н.Мдинарадзе; с болью в сердце вспоминает недавно скончавшуюся Кетино Пирцхалава и рано ушедших Хатуну Сабашвили и Хатуну Дондуа. Маленькие девочки, которые вместо кукол мастерски играли на разных музыкальных инструментах и радовали зрителей своими великолепными выступлениями, давно стали солидными дамами, но воспоминания о счастливых детских годах сохранили навсегда. Поэтому неудивительно, что разговор с Тамрико Чохонелидзе начался с «Мзиури».

«Мзиури» очень многое нам дал. Несмотря на изнуряющие репетиции, частые выступления, волнения, напряженность, мы самые веселые и радостные годы провели в «Мзиури». И вместе с тем, мы научились ценить дружбу, сплотились в крепкий, единый коллектив, поняли, что большой успех достигается ценой огромного труда и усилий, осознали чувство ответственности перед слушателем. Хочу сказать, что в «Мзиури» я попала случайно: режиссер Заал Какабадзе снимал фильм о детском ансамбле и попросил отца на время съемок «одолжить» меня. Так и осталась, отпущенная во временное пользование, на 13 лет».

Немного повзрослев, Тамрико решительно отказалась от концертной деятельности, осмыслив, что надо более профессионально подходить к выбору профессии. Вернулась на сцену через шесть лет, но в составе трио, вместе с Майей Джабуа и Экой Кахиани, а через некоторое время появилось новое трио «Сестры Чохонелидзе». И вновь зазвучали мелодичные грузинские песни. Последовали одно за другим приглашения на концерты, росла популярность. Тамрико пела одна, в дуэте, с сестрами, но всегда помнила слова отца: «Не думай, что ты – самая лучшая. Есть люди, боле достойные известности. Просто ты – у всех на виду».

«Мне с детства прививали любовь и уважение к народному творчеству. Отец, посвятивший себя возрождению грузинского песнопения, фольклора, до конца жизни боролся за сохранение богатейшего культурного наследия нашего народа. Поэтому я не могу равнодушно смотреть, как уродуется эстетический вкус подрастающего поколения, исчезает понятие «народного». Нельзя обманывать публику пением под фонограмму. Я считаю это неуважением к зрителю. Никогда не буду петь, если не смогу достойно предстать перед слушателями. Профессионализм нужен везде, иначе мы потеряем все, чем гордились столетиями».

Откровенные выступления против безнравственности, воцарившейся во всех сферах культуры, оказались неприемлемыми для многих и опять начался период «простоя». Закрылась сцена, но открылась детская студия сестер Чохонелидзе, которая по сей день успешно функционирует благодаря самозабвенному труду. Важно отметить, что здесь дети не только обучаются пению и, в первую очередь, поют грузинские песни и воспитываются в истинно национальном духе.

Несмотря на многие житейские и творческие проблемы, Тамрико смогла выстоять во всех перипетиях и крепко встать на ноги. «Иногда я сама удивляюсь, откуда во мне столько жизнестойкости. Видите, чем больше препятствий приходится преодолевать, чем больнее бывает сердцу, тем сильнее становишься».

Намеренно не касаясь наболевшей и достаточно раздутой в людской молве темы, попросила Тамрико вспомнить самые запоминающиеся моменты жизни. «Ну, тогда мне придется рассказывать до утра. Начну с последнего – рождения второй внучки, дочери Коко. Элене и Мариам – мои источники счастья, жизненная сила, лучи солнца. Не могу не вспомнить старый дом на Плеханова, где прошло мое детство. Какое веселье царило, когда вся семья была в сборе – шутки, песни. А если собирались гости, что случалось очень часто, то радости и веселью не было границ. Я преклоняюсь перед моими родителями, которые были для нас примером безграничной любви и верности друг другу, честности, добропорядочности. Я боготворила отца, а мать – моя самая близкая подруга, советчица и опора. У меня прекрасные дети – Мариам и Коко, кстати, рожденные в один и тот же день, 9 декабря, с разницей в один год. Можете представить, каким торжественным был для всех нас этот день. Рядом со мной мои сестры – Софико и Тинико, всегда и во всем меня поддерживающие. Если бы не эти, самые близкие люди, действительно трудно было бы справиться с большими и маленькими неприятностями. Ради них я готова на все – дай Бог, чтобы надолго хватило сил, здоровья и энергии». Тамрико призналась, что иногда забывает, что она – обыкновенная женщина и чувствует себя включенным на полную мощность агрегатом длительного пользования. «На мне лежит основная ответственность и обязанности в семье. Кроме домашних забот, — я очень люблю возиться на кухне, придумывать новые блюда, — есть и немало забот вне дома – студия, общественная жизнь. Я готова помочь всем, но кабинетная, сидячая работа не для меня. Поэтому мне всегда не хватает 24 часов в сутки, но думаю, что самое главное в жизни – чувствовать себя нужной, приносить пользу всем, кто тебе дорог».

Проследив творческий путь Тамрико Чохонелидзе, понимаешь, что своей деятельностью она сделала немало полезного для грузинской музыкальной культуры и достойно продолжает дело отца, являясь ярой защитницей народного песнопения, культурного наследия, грузинских песен. Достаточно вспомнить, что репертуар Тамрико большей частью состоит из грузинских песен – чем не яркая пропаганда национальной музыки. Примером ее активной деятельности служит организованный год назад концерт, в котором прозвучали неизвестные произведения Реваза Лагидзе. Тамрико удалось найти и обработать вместе с молодым музыкантом Никой Никвашвили песни, которые долгое время хранились в архиве композитора, и представить их широкой публике. В настоящее время она задумала осуществить еще один  подобный проект, представить композитора Арчила Кереселидзе.

В жизни каждого из нас случаются разные курьезы и приключения, о которых не устаешь рассказывать. Тамрико в этом отношении рекордсмен. «На моем счету столько забавных происшествий, особенно связанных с автомобилем, что я иногда забываю о них. Однажды зашла в магазин, возвращаюсь – нет машины. Ужасное состояние, паника, бросилась туда-сюда и вижу, что моя машина преспокойно дожидается меня совсем не там, где я ее оставила, т.е. я думала, что оставила ее в одном месте, а оказалось, все не так. Или был случай. У меня постоянно воровали зеркальце. Наконец «приварила» его и успокоилась. Зашла, как всегда, в магазин, а возле магазина какие-то парни проводили меня взглядом. Вышла, подхожу к машине и… «опять зеркало украли?!». От возмущения дух перехватило, кинулась к парням с ругательствами, мол, как же не заметили, что зеркало снимают. Они ошарашено посмотрели на меня и, не говоря ни слова, удалились, а я обернулась и… моя машина с «приваренным» зеркалом стояла недалеко. Представляю, что обо мне подумали те ребята, в лучшем случае, сочли ненормальной».

Сколько бы проникающих в душу песен не спела и, конечно, еще не раз споет Тамрико Чохонелидзе, колыбельная из фильма «Иавнана», думаю, останется одной из самых нежных и теплых песен. Обретя известность, она мгновенно перенеслась с экрана в каждый дом, где слышался детский лепет. Сколько матерей по сей день напевают ее своим малышам, пусть столько же радости, любви, успехов и счастливых дней будет в жизни девчушки из солнечного ансамбля «Мзиури», ставшей любимой певицей и, может быть, через некоторое время она будет стоят на сцене, теперь уже с внучками, и петь красивую, душевную грузинскую песню.

 

Додо АХВЛЕДИАНИ