Le Monde: в Верхней Савойе была база российских шпионов-убийц

 

 

 

Город Эвиан-ле-Бен 

В регионе Верхняя Савойя на границе Франции и Швейцарии существовал базовый лагерь шпионов российского ГРУ, которые специализировались на убийствах, сообщила французская газета Le Monde.

По данным издания, минимум пятнадцать офицеров российской военной разведки (ГРУ) приезжали в этот район много раз: из Лондона, Испании или Швейцарии.

Британские, французские и швейцарские спецслужбы, а также их американские партнеры начали отслеживать их передвижения весной 2018 года, сразу после отравления в Солсбери Сергея и Юлии Скрипалей.

По их сведениям, все приезжавшие в Верхнюю Савойю были членами одного и того же подразделения, которое специализировалось на убийствах и действовало в Европе с 2014 года до конца 2018 года.

Верхняя Савойя стала идеальной базой для такого подразделения. Это относительно слабо населенный район, большую часть которого составляют Доломитовые Альпы.

В то же время рядом с ним находятся несколько крупных аэропортов, а в окрестностях есть много туристических достопримечательностей: гора Монблан, город Эвиан со всемирно известным источником минеральной воды и другие. Это создает хорошее прикрытие для тех, кто приезжает в регион.

Сотрудники ГРУ, по данным французских спецслужб, останавливались в Верхней Савойе в Аннемассе, Эвиане или Шамони, а также в более отдаленных городах: по всей видимости, база находится где-то рядом с ними. До этого они часто ночевали в Руасси или Лионе, или Женеве: именно там они арендовали автомобили, чтобы поехать в Верхнюю Савойю.

О секретном подразделении ГРУ под номером 29155, которое специализировалось на убийствах и спецоперациях за границей, в октябре 2019 года рассказала газета The New York Times. По данным расследователей, руководителем этого подразделения является генерал Андрей Аверьянов, участник войны в Чечне и Герой России, а многие сотрудники отдела участвовали в войнах в Афганистане и Чечне, а также в военном конфликте на востоке Украины.

Штаб-квартира отдела в России, по данным западных разведок, якобы находится в здании 161-го учебного центра ГРУ в районе Измайлово на востоке Москвы.

По данным иностранных спецслужб, именно отдел 29155 был причастен:

·         к отравлению в британском Солсбери бывшего разведчика Сергея Скрипаля и его дочери в марте 2018 года, в результате чего также погибла гражданка Великобритании Дон Стерджесс. Скрипалей, по данным британских следователей, отравили нервно-паралитическим веществом «Новичок», которое два агента российских спецслужб привезли самолетом из Москвы во флаконе, похожем на флакон духов;

·         к «кампании по дестабилизации» в Молдове;

·         к отравлению болгарского бизнесмена Емельяна Гебрева в 2015 году (Гебрев долгое время был в коме, а причастным к его отравлению расследователи Bellingcat и The Insider называют агента ГРУ Сергея Федотова, который находился в нескольких странах одновременно с агентами Петровым (Александром Мишкиным) и Бошировым (Анатолием Чепигой). Их британские спецслужбы считают причастными к отравлению Скрипалей);

·         к попытке госпереворота в Черногории в 2016 году.

Среди вероятных подчиненных Аверьянова – сотрудник российских спецслужб Анатолий Чепига, который, по мнению властей Великобритании, в марте 2018 года под именем Руслан Боширов пытался отравить в Солсбери веществом «Новичок» Сергея и Юлию Скрипалей, а также стал причиной смерти жительницы британского города Эймсбери Дон Стерджесс. Он, по версии следователей, действовал в Великобритании в паре с другим сотрудником ГРУ, военным врачом Александром Мишкиным, который въехал в Великобританию по паспорту на имя Александр Петров.

Власти Нидерландов и Швейцарии осенью 2019 года также ​подтверждали, что на территории страны были задержаны четверо россиян, сотрудники военной части 26165 ГУ разведки Генштаба РФ (бывшее ГРУ), и что все они были сотрудниками российских спецслужб и имели дипломатические паспорта.

Изъятый у них ноутбук использовался в швейцарской Лозанне, где была проведена кибератака на сервер Всемирного допингового агентства, также россияне пытались организовать хакерскую атаку на компьютерные сети химической лаборатории в швейцарском городе Шпице. В этой лаборатории занимаются исследованием химического и биологического оружия, она также тесно сотрудничает с ОЗХО (Организацией по запрещению химического оружия). Именно в Шпице исследовали пробы «Новичка», использованного в Солсбери для отравления Сергея Скрипаля, а также пробы химоружия, примененного в последние несколько лет в Сирии.

A в России ответили,что в общем, перед нами новый виток, «highly likely» —  это пропагандистский мем, зародившийся в апреле 2018 года, после того как беглый российский разведчик Сергей Скрипаль был отравлен в Англии мощным паралитическим химикатом вместе со своей дочерью.

Английское выражение «highly likely» можно перевести на русский как «с высокой степенью вероятности» или просто «весьма вероятно». Речь идёт о событии, в котором нет стопроцентной уверенности, однако улики и признаки позволяют предположить, что так оно и было.

Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй, обвиняя российские спецслужбы в отравлении Скрипалей, употребила именно эту фразу.

Что тут интересно на самом деле. Само по себе сообщение, что у какой-либо спецслужбы была база на территории другой страны, но ее давно нет, — это новость ни о чем. В отсутствии «каких-либо улик» она сводится к констатации, что в течение четырех лет некий регион посетили 15 человек.

То есть на первый взгляд вообще непонятно, как это можно использовать и против кого

Однако есть нюансы.

Во-первых, никто не скрывает, что данный слив специально приурочен к готовящейся в Париже встрече в нормандском формате по Донбассу с участием Франции, России, Германии и Украины.

Во-первых, никто не скрывает, что данный слив специально приурочен к готовящейся в Париже встрече в нормандском формате по Донбассу с участием Франции, России, Германии и Украины.

Во-вторых, как отмечает то же издание (Le Monde), президент Франции Эммануэль Макрон в последнее время активно стремится снизить напряжение в отношениях с Россией и вообще восстановить нормальное сотрудничество.

Однако теперь французское правительство «должно выразить протест и выслать российских дипломатов». И это будет «козырем Макрона», поскольку «покажет, что Франция не наивна».

То есть, говоря проще, на Макрона в настоящий момент активно давят, чтобы он вместо мирных переговоров по Донбассу выслал российских дипломатов (как только что сделала Германия в связи с очередной «отложенной сенсацией» об убийстве чеченского боевика), начал скандалить и сорвал бы процесс сближения с Россией.

Ведь именно так поступают настоящие мужчины, ведь Россия уважает только силу и все такое. Так что в данном случае, вероятно, именно французский президент является главной мишенью и предполагаемой жертвой информационного вброса.

Тем более что Le Monde уже достаточно давно известен своей непрерывной охотой на Макрона — он его любит примерно так же, как New York Times Дональда Трампа. Во французском варианте нелюбовь издания к президенту, пожалуй, даже еще сильнее, поскольку тут налицо личная вендетта.

Штука в том, что одним из держателей контрольного пакета Le Monde является некто Матье Пигасс.

За судьбой во Франции которого с интересом следят уже много лет. В свое время он был самым юным управляющим партнером в банке Lazard, точно так же, как Макрон позже стал самым юным у Ротшильда.

Французская пресса давно рассказывает о лютой борьбе двух вундеркиндов. Если коротко: в далеком 2010-м Макрон пытался отогнать Пигасса от Le Monde, но Пигасс выиграл. В свою очередь, Пигасс в 2012-м собирался стать финансовым гуру при президенте-социалисте Олланде, но тут выиграл Макрон. И так далее, и тому подобное.

В общем, перед нами, помимо прочего, еще и эпизод длиннющей саги о битве молодых и горячих банкиров двух равно уважаемых домов — Ротшильда и Лазара. Месть, амбиции, интриги.

Ни одна возможность подставить противника в этой битве не упускается. В данном же случае совмещается приятное с полезным. В интересах многих кругов в ЕС не допустить усиления Макрона-президента через восстановление нормальных отношений с Москвой,  а в интересах издателей Le Monde ослабить Макрона-политика.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.