Продолжение следует: «Цопе-2» — Зураб Хуцидзе

Руководитель клиники «Цопе» — Зураб Хуцидзе
Цопе – Вахтанг Хуцидзе

Лет десять назад в газете «Головинский проспект» — ныне «Тбилисская неделя» — была опубликована моя статья о человеке, имя которого знал любой тбилисец, независимо от того, попал он в его руки или нет. Этого волшебника, превращавшего девушек и женщин из невзрачных особ в прелестные создания, звали Цопе – Вахтанг Хуцидзе.

Недавно, проходя мимо Клиники пластической и эстетической хирургии, основателем которой являлся Цопе, вспомнила ту встречу, его добрую улыбку, веселые истории, рассказанные шутя, и загорелась желанием повторить визит в кабинет, наполненный лучами надежды и радости, но теперь уже для беседы с сыном знаменитого Цопе – пластическим хирургом Зурабом Хуцидзе. А так как клиника носит имя своего основателя, то Зураба по праву можно называть «Цопе-2».

Пусть простит меня младший Хуцидзе, но из уважения к его отцу позволю себе привести кое-какие отрывки из той, давнишней статьи, и еще раз вспомнить Цопе. В первую очередь, по той причине, что я сама была одной из первых его пациенток.

«Самым большим курьезом в моей жизни я считаю несоответствие моего роста с прозвищем, — смеясь, рассказывал Вахтанг. – В школе был довольно высоким, и поэтому прозвали Цопе. Ростом не вышел, а прозвище так и осталось.

Свою первую пластическую операцию хорошо запомнил. Пришла однажды девушка из Казбеги. Окончила Театральный институт, направили в театр, но не дают сыграть даже незначительную роль. Посмотрел на нее, — жалко стало. С таким носом долго пришлось бы дожидаться своего часа. Решил: хуже не будет, и сделал ей новый нос. Позже узнал, что стала хорошей артисткой…»

С 1960 года Вахтангу Хуцидзе разрешили официально заниматься пластической хирургией. Сначала при больнице открылось отделение, а вскоре – самостоятельная клиника. Тогда при встрече Вахтанг отмечал, что при современном оборудовании, совершенной технике стало легче и удобнее работать. В клинике работали специалисты высокого класса, управление он доверил дочери, а сыр находился в Москве… Вот тот самый сын, ныне руководитель клиники «Цопе» — Зураб Хуцидзе и стал моим очередным респондентом.

В отличие от отца, не оправдавшего своим ростом прозвище «Цопе», Зураб – высокий, стройный молодой человек. Лицом же очень похож – такие же живые, ясные глаза с лукавыми искорками, добрая улыбка, и… нос. Смеется: «В зеркало гляжу – нос впереди меня бежит».

Как и отец, Зураб хорошо рисует. В детстве посещал художественную школу. Несколько лет занимался фигурным катанием, и хоккеем увлекался, затем переметнулся на горнолыжный спорт и сегодня не прочь показать класс. Что касается «ремонта» носа, к этой процедуре, благодаря отцу, приобщился с малых лет: «Я наблюдал за отцом, видел его отношение к пациентам. С 12 лет он разрешал мне присутствовать на операциях. Поэтому нетрудно понять, почему у меня возникло желание стать врачом и продолжить дело отца. В 1990 году я окончил Медицинский институт и провел первую операцию вместе с отцом. А через год уже самостоятельно встал у операционного стола. В 2001 году я уехал в Москву. До того мне не раз приходилось встречаться на конференциях с выдающимися специалистами в области медицины, руководителями ведущих клиник. Уже тогда о нашей Клинике эстетической и пластической хирургии было известно далеко за пределами республики, отца знали, уважали, восхищались его талантом и блестящей работой. А в Моск-ве пластической хирургией носа не занимались. Дело в том, что это довольно сложная, специфическая и творческая операция. В те ранние годы специалистов в этой области не было. Ринопластика проводится не только в косметических целях. Часто из-за деформации носа возникают проблемы с дыханием. В таких случаях требуется исправление носовой перегородки. Пластический хирург в большинстве случаев полагается на свое эстетическое чутье. Он должен учитывать анатомическую форму носа и малейшие особенности, проявляющиеся в ходе операции. Зная опыт нашей клиники, в Москве мне предложили провести пластическую операцию. После первой удачной операции я провел еще несколько сложных операций и остался в Москве на долгое время. Понимаете, после операции пластический хирург должен до последнего дня наблюдать за пациентом. Сам менять гипс, проверять состояние носа, делать перевязки, а это связано со временем. Поэтому и обосновался в Москве».

Теперь, когда отец был далеко, самостоятельная работа требовала большей уверенности, ответственности. Конечно, когда рядом родной человек и ощущаешь ее поддержку, легче работается и на душе спокойно. А с другой стороны, Зурабу самостоятельность дала возможность обрести веру в свои силы, набраться опыта, получить академическое образование, завоевать авторитет и доверие пациентов и оправдать надежды тех руководителей, кто положился на его знания и поверил молодому врачу.

Зураб вспомнил один забавный случай: «Пришла однажды женщина, привела дочь. Осмотрел – чувствую, нелегкая операция предстоит. Но обнадежил: сделаю все, чтобы добиться хорошего результата. А она в ответ: не сделаешь, не получится, — женишься на ней. Слава богу, не пришлось… Но так до сих пор и остался неженатым».

Покопавшись в Интернете, прочла немало отзывов о работе Зураба в московской клинике. Правда, большей частью благодарит женская часть жителей (оно и понятно), но это не умаляет достоинств и мастерства Зураба Вахтанговича Хуцидзе.

«Он делает чудеса. Этот хирург действительно профессионал своего дела» (Оксана).

«Хочу от всей души поблагодарить самого замечательного доктора З.Хуцидзе и его «команду» за высочайший профессионализм» (Любовь).

«Благодарю за оказанную помощь. Не пожалели, что пришли именно к вам. Свою работу сделали качественно» (Ирина).

Получить квалификацию хирурга высшей категории, стать действительным членом Общества пластических, реконструктивных и эстетических хирургов России – явное доказательство высшего профессионализма врача.

«Работая в Москве, я часто звонил отцу, консультировался с ним. Его советы очень мне помогали. Мои знания, успехи, удачные операции – это наполовину заслуга моего отца. Пока был ребенком, чувствовал разницу в возрасте – отец поздно женился. Он проявлял строгость, требовательность. С годами разница стала менее ощутимой. Нас сблизила работа, общие интересы, единство взглядов. Мы были почти наравне, и я ощущал его тепло, доброту, безграничное чувство любви и ласку. А с юмором они были большими друзьями».

Полностью согласна с Зурабом – и юмор, и ласковые слова, и тепло его рук на моем лице во время операции остались в памяти надолго. А я еще помню красивого мальчика, изящно катающегося на льду – Зурико Хуцидзе, о котором тренеры говорили как о перспективном фигуристе. Возможно, Грузия и потеряла будущего чемпиона, но взамен получила врача с золотыми руками – Зураба Хуцидзе.

Немного поговорили и о самой клинике «Цопе» — что изменилось за прошедшие годы, чем сейчас занимаются в клинике. Оказалось, что кроме операций по ринопластике (пластика носа), здесь успешно проводятся и другие операции: по блефаропластике (пластика верхних и нижних век), отопластике (пластика уха), риносенопластике (операция носа с восстановлением носового дыхания), пластике подбородка и губ, а также липосакция, мамопластика и т.д.

Словом, из вас здесь могут «вылепить» абсолютно новое, совершенное, прекрасное существо, изменив не только внешность, но и всю вашу дальнейшую жизнь.

«Современная техника позволяет проводить операции на намного высшем уровне. Компьютерная технология помогает выбрать определенную форму носа, лица, груди, исходя из их анатомической структуры, а затем вместе с пациентом сделать окончательный выбор. Пациент все видит на экране, он лучше осведомлен обо всех тонкостях операции и принимает решение совместно с врачом. Раньше женщинам хотелось быть похожими на звезд экрана, они требовали сделать им нос, как у знаменитой артистки, не принимая во внимание структуру своего лица. Теперь им легче выбрать самый приемлемый для них вариант, что намного облегчает действия хирурга, которому не приходится доказывать свою правоту в выборе формы носа. Мне доставляет огромное удовольствие процесс операции, но еще более приятно видеть результат своей работы, радоваться, глядя на счастливые лица пациентов, и слышать горячие слова благодарности. Чего лучшего может желать врач, которому человек доверил свое здоровье, внешность, будущее, и он исполнил его надежды».

Результаты деятельности Зураба налицо: измененная внешность, красивая фигура, свободное дыхание и обретенный жизненный стимул.

Результатом моего визита в клинику «Цопе» явилось: хорошее настроение; полное удовлетворение от приятной встречи и знакомства с обаятельным, умным, веселым, благородным, деликатным человеком; надолго запомнившееся его улыбающееся лицо и… коробка конфет на прощание. Жаль, нет второго носа, а то без колебаний согласилась бы на еще одну операцию. К такому врачу даже на обычную консультацию следует идти несколько раз – для допинга. Проходя мимо кабинета Цопе-старшего, хотела заглянуть, но дверь была закрыта. Будто остановилось время в тот день, когда он в последний раз вышел из своей клиники.

Тогда при встрече Вахтанг пошутил: «Я исправляю все некрасивое, удаляю неудобное на лице, соскабливаю лишнее, режу, ломаю, но не могу исправить искривление ума, а жаль…».

Когда юмор и шутки – постоянные спутники в жизни, душа стремится к красоте и добрым делам, для такого человека жизнь становится счастьем. Вахтанг Хуцидзе был счастливым врачом и необыкновенным человеком. Сегодня он был бы вдвойне счастлив, глядя на сына, уверенно шагающего по проложенному отцом пути и так же, как и он, дарующего людям красоту и надежду. «Цопе» был, есть и будет, пока в человеке живет стремление к прекрасному.

Додо АХВЛЕДИАНИ.