Президент Грузии Саломе Зурабишвили 18 сентября на чрезвычайном брифинге объявила, что на территории страны объявляется мораторий на помилование заключённых. Она подчеркнула, что запрет будет оставаться в силе до того, как парламент не разработает законодательные изменения.

По словам Зурабишвили, помилование — это гуманный акт, а не оправдательный приговор и не попытка оспорить или же пересмотреть решение суда.

Таким образом, пока законодательные изменения будут разрабатываться, я лично, исходя из создавшейся обстановки, объявляю для себя как президента мораторий на помилование, — заявила Зурабишвили.

Прежде всего, я хотел бы сказать, что помилование является дискрецией президента, но для меня абсолютно неприемлемо помилование убийцы, особенно убийцы полицейского», — сказал премьер-министр Георгий Гахария в беседе с журналистами.

Премьер положительно оценил объявление президентом моратория на помилование, согласившись с тем, что процедуру помилования необходимо изменить.

«Конечно, здесь также необходимы законодательные изменения, о чем свидетельствует предпринятый президентом шаг по объявлению моратория. Это должно быть предметом обсуждения с парламентом и, конечно, должны быть установлены некоторые фильтры, чтобы под амнистию не попадали люди, виновные в серьезных преступлениях, особенно в убийствах», — сказал Гахария.

Между тем оппозиция предлагает провести расследование, чтобы выяснить, почему президент помиловала убийц.

Депутат от партии «Европейская Грузия» Элене Хоштария не исключает, что в этом деле существуют признаки коррупции и непотизма.

«Сегодня было ожидание, что [на брифинге президента] будет обосновано помилование еще одного убийцы. Но вместо разъяснений, процесс и вовсе был остановлен. Почему люди должны быть принесены в жертву безответственности президента, которая не обосновала помилование?», — сказала Хоштария в беседе с журналистами.

«Необходимо расследование — нет ли конкретного интереса со стороны кого-либо, и тогда, конечно, будет поставлен и вопрос ответственности президента», — заявила Хоштария.

«Проблема не в системе — президент может помиловать кого угодно, но в обществе возникает вопрос: почему такое помилование должно снова ранить семьи, потерявшие близких. Ответ может быть один — либо ты очень жестокий, либо у тебя есть какой-либо интерес. Не может быть другого объяснения этому. Она должен говорить об этом, а не просто о какой-то системе. Я не могу представить мотивацию, почему нужно это делать, если нет признаков коррупции, непотизма», — заявила депутат.