28 августа, в честь праздника Мариамоба президент Грузии Саломе Зурабишвили помиловала 34 осужденных. Как выяснилось позже, один из них – Рамаз Девадзе, в 2015 году приговоренный к 12 годам заключения за убийство полицейского.

Речь идет об убийстве, которое произошло в батумском ночном клубе в конце декабря 2014 года. Тогда из своего же оружия был застрелен 22-летний полицейский Тараш Мукбанян. Обвиненного в его убийстве Рамаза Девадзе приговорили к 12 годам заключения, правда, он отсидел лишь треть: Девадзе помиловали. Его адвокат – Давид Джапаридзе настаивает: произошедшее не было преднамеренным убийством. Как он говорит, Девадзе, который ввязался в драку, пытался разнять Мукбаняна и конфликтующих с ним мужчин и выхватил у полицейского оружие.

«В кадрах (предоставленных суду) было ясно видно, что преднамеренное убийство исключено. Пуля вылетела, когда Девадзе пытался разрядить пистолет (который он до этого забрал у полицейского). Кроме того, я разоблачил трех лжесвидетелей, они в батумском суде сказали, что Девадзе намеренно выстрелил, но видеоматериалы показывают, что двое из них ушли из клуба еще до того, как был произведен выстрел».

Рамаз Девадзе, по словам тети погибшего полицейского Нино Одишария, был связан с криминальным миром. Он и ранее нападал на правоохранителей, но дважды был отпущен под залог, говорит она. Нино Одишария требует ответа от Саломе Зурабишвили, помиловавшей Девадзе:

«Я хочу, чтобы Саломе Зурабишвили и те люди, которые собрали документы Девадзе и внесли на подпись ей, пусть они скажут мне, каким мотивом, на основании чего они освободили убийцу Тараша Мукбаняна. Чем он заслужил это?»

Ирма Надирашвили из «Европейской Грузии» назвала Саломе Зурабишвили президентом воров. Она также говорит о связи освобожденного Девадзе с криминальным миром и считает, что «Мечта» таким образом отплатила ему за «помощь» в ходе выборов:

«Такие вопросы подрывают фундамент государства. Из-за таких решений полицейские не смогут чувствовать себя в безопасности, как, соответственно, и наши граждане. Этот человек член группировки криминального авторитета Лавасоглы, который ведет темные дела в Батуми и помогает на выборах «Грузинской мечте».

У Романа Гоциридзе, главы фракции «Нацдвижения», есть два варианта. «Или дело касается коррупции, или кто-то из власти покровительствует этому человеку по определенным причинам. А определенные причины в Грузии всегда касаются одного – сохранения власти».

Сомнения между тем есть и у представителей парламентского большинства. Тамар Хулордава:

«Это прерогатива президента, его конституционное право – принимать такие решения. Но лично для меня это конкретное решение непонятно. Больше мне нечего сказать».

Тем временем администрация находящейся во Франции с визитом Саломе Зурабишвили не спешит вносить в дело ясность.

Судя по всему, новому президенту не очень хотелось пользоваться своим эксклюзивным правом. В феврале, в контексте «дела о цианиде», по которому был осужден протоиерей Георгий Мамаладзе, Зурабишвили заявила, что «президент – это не тот человек, который может ставить себя выше судебной системы и исправлять решения суда».

А в марте и вовсе обсуждалось предложение перевести комиссию по помилованию в министерство юстиции. Кстати, есть ли вообще комиссия сейчас и кто в нее входит – тоже неизвестно. Пресс-служба на этот вопрос не отвечает, информации об этом нет и на сайте администрации. Последние члены комиссии покинули ее, когда Зурабишвили заняла место Маргвелашвили. Что было дальше – пресс-служба умалчивает, но в общих чертах, если верить ее вчерашнему заявлению, все хорошо: «Президент Грузии с 17 декабря 2018 года использует данное ей Конституцией право помилования осужденных. Все это время процесс идет без перебоев, он не прерывался. В общей сложности президент помиловала 91 человека».