В Берлине в парке Малый Тиргартен, что в пешей доступности от ведомства канцлера и здания Рейхстага, 23 августа, когда Зелимхан Хангошвили шел в мечеть, мужчина на велосипеде выстрелил ему в голову.

По информации немецкого журнала Der Spiegel, версия «профессионально спланированного и осуществленного заказного убийства» является в настоящий момент наиболее приоритетной. Свидетельница преступления рассказала в интервью изданию, что убийство выглядело как смертная казнь. Преступник выстрелил два раза.

Нападавший, по словам очевидцев, сразу стал заметать следы: снял парик, бросил велосипед в протекающую рядом реку Шпрее вместе с оружием — пистолетом с глушителем марки Glock 26 калибра 9 миллиметров. Затем он попытался сбежать на подготовленном заранее мопеде. Но на мужчину обратили внимание двое молодых людей, приехавших в этот район по объявлению об аренде квартиры, и сообщили в полицию. Через короткое время подозреваемый был задержан. Позже аквалангисты выловили из реки и оружие, и велосипед.

В Германии не сразу поняли суть преступления. «Велосипедист убил пешехода», «Россиянин убил грузина», «В Берлине убит исламист» — такие заголовки мелькали в первые часы после убийства. Но постепенно у полиции и прокуратуры сложилась совсем другая картина: не исключено, что Германия столкнулась с заказным убийством, напоминающим расправы российских спецслужб над чеченцами, живущими за границей, пишет Deutsche Welle.

О предполагаемом убийце известно мало. Задержанному 49 лет, он оказался гражданином России. Сначала немецкие издания сообщили, что речь идет об этническом чеченце, но в понедельник, 26 августа, Bild написал, что убийца родом из Сибири и его зовут «Вадим Сергеевич», а в Берлин он приехал из Москвы незадолго до совершения преступления. Имя в паспорте пока мало что говорит органам безопасности Германии, которые подозревают, что оно не настоящее, как и паспорт .

На допросе, по данным Süddeutsche Zeitung, задержанный ведет себя «хладнокровно». Прокуратура сообщила, что вину он не признал, а показания давать отказался. По некоторым данным, он прибыл в Берлин незадолго до убийства и готовился быстро покинуть город, имея при себе обратный билет в столицу РФ. В снятой им квартире, как пишут газеты Süddeutsche Zeitung и Frankfurter Allgemeiner Zeitung (FAZ), нашли крупную сумму денег.

В расследовании этого преступления принимает участие немецкая контрразведка, так как дело принимает довольно неожиданный оборот.

В органах безопасности нескольких европейских стран более убедительным считают политический мотив убийства, которое могло быть совершено спецслужбой наподобие российской спецслужбы ГРУ», — говорится в статье.

В пользу этой версии говорит прежде всего биография жертвы.

В 2012 году Зелимхан Хангошвили участвовал в событиях в грузинском ущелье Лопота, когда группа вооруженных боевиков пыталась пробиться через границу, тогда он служил в антитеррористическом подразделении МВД Грузии и вел переговоры с боевиками как представитель властей.

Хангошвили участвовал во второй чеченской войне, а также был одним из полевых командиров с 2001 по 2005 годы.

По информации Der Spiegel, на своей родине в Грузии Зелимхан Хангошвили считался доверенным лицом органов безопасности. Он был надежным партнером в борьбе против российского влияния и выступал в роли стабилизирующего фактора в конфликтах, например, в своем родном регионе Панкиси, после того, как в Тбилиси на него было совершено покушение, он был вынужден бежать на Украину.

«На Украине он продолжил бороться против российского влияния и сотрудничал с местными органами безопасности. После очередного покушения он уехал в Германию. К тому же он находился в списке смертельных врагов поддерживаемого Москвой чеченского диктатора Рамзана Кадырова», — пишет издание.

«Еще одной важной деталью в цепочке аргументов тех, кто верит в политическое, совершенное спецслужбой убийство, являются действия преступника.

По данным таблоида Bild, полное имя подозреваемого — Вадим Сергеевич. Оба издания утверждают, что ему 49 лет, а родом он из Сибири.

При себе у россиянина нашли крупную сумму наличных и паприку — один из способов дезориентировать полицейских собак. Кроме того, по данным газеты, полиция выловила выброшенные Вадимом С. предметы. Оружием, от которого пытался избавиться подозреваемый, был пистолет Glock 26. Эту модель издание назвало «оружием профессионала», это — миниатюрный высокоточный пистолет, которым пользуются в спецслужбах.

По словам следователей, поведение Вадима С. незадолго до нападения на Хангошвили. можно назвать «подозрительным»: он приехал в Германию всего за несколько дней до убийства уроженца Грузии. Сначала он находился в Париже, откуда уже и добирался до Берлина. Кроме того, как уточнила Suddeutsche Zeitung, у него уже был обратный билет в Россию.

Во время допроса россиянин, отметила Tagesspiegel, отрицал вину и отказывался давать показания. Кроме того, он требовал пригласить представителя российского консульства. Сейчас власти Германии пристально следят за расследованием, поскольку убийство может быть связано с зарубежной разведкой, написал Spiegel. Кроме того, еще до этого в прокуратуре Германии рассказали, что не рассматривают «классические уголовные мотивы».

На то, что убийство откровенно заказное, указывает тот факт, что за ходом расследования внимательно следит Генеральная прокуратура ФРГ. Обычно федеральные органы Германии подключаются, если усиливаются подозрения в том, что за преступлением могут стоять спецслужбы иностранного государства.

Чеченская же община в Берлине крайне встревожена смертью Зелимхана Хангошвили, так как тот, как утверждается, находился в некоем «расстрельном списке» чеченцев, который был опубликован информационным агентством «Чечен-Пресс» – органом печати Чеченской республики Ичкерия – непризнанного образования на территории Чеченской и Ингушской республик Северного Кавказа. Правда, в списке фамилия Хангошвили отсутствует, но есть уроженец Панкисского ущелья Кавтарашвили, что соответствует фамилии, указанной в загранпаспорте Хангошвили. Сам он ранее утверждал, что это фамилия его матери.

Власти Грузии хранят стратегическое молчание. Лишь уверяют, что внимательно следят за ходом расследования. Будут ли предоставлены германским коллегам в случае запроса детали дела о покушении 2015 года, тоже не известно.