Служба государственного аудита Грузии опубликовала статистику административных трат

Служба государственного аудита Грузии опубликовала статистику по административным тратам. Особый интерес у оппозиции вызвали командировочные расходы. Некоторые ведомства за полгода потратили на служебные поездки на 100, а порой и 200% больше, чем в прошлом году.

За шесть месяцев текущего года из государственного бюджета на командировки грузинских чиновников была потрачена сумма более чем 40,6 миллиона лари. Это на 3,3 миллиона лари больше по сравнению с командировочными расходами за аналогичный период прошлого года. Больше всех отличилась администрация правительства: за полгода местные чиновники израсходовали более 2,3 миллиона лари, что почти на 200% больше, чем за шесть месяцев 2018-го (за шесть месяцев 2018 года на командировки администрация правительства израсходовала 857 865 лари).

Оппоненты властей эту статистику без внимания не оставили.

Комментарий депутата парламента Грузии Эки Беселия:

«В стране, в которой проблема номер один – это экономика и социальное положение, и это показывают все исследования, вдруг повышаются административные расходы. И ведь это происходит за счет социального благополучия людей. Цифры показывают, что часто расходы бывают необоснованными, в то время как социальные проблемы столь высоки».

Экономист Сосо Арчвадзе называет несколько причин, по которым могли повыситься указанные административные расходы. Первая – это реализация личных экономических интересов, в чем оппозиция и обвиняет власть. Но есть и другие две:

«Поскольку значимость нашего государства постепенно растет в мировом масштабе, то необходимо интенсифицировать деловые отношения с другими государствами. А это влияет на расходы. И третье – мы подсчитываем доходы и расходы в национальной валюте – лари, а командировочные расходы покрываются и учитываются в основном в иностранной валюте, соответственно, волей-неволей приходится тратить больше».

Депутат от «Европейской Грузии» Георгий Канделаки уверен, что дело не в интенсификации деловых отношений:

«Наша страна, к сожалению, не ведет активной дипломатии. На высшем международном уровне исчезли из политической повестки дня вопросы оккупации, возвращения беженцев. Не ведется активная дипломатическая кампания по вступлению в НАТО. В таких условиях подобный рост командировочных затрат указывает на то, как выросло качество паразитизма».

Еще одно предположение Сосо Арчвадзе о том, что причиной роста командировочных расходов может стать фактор обесценивания лари, опровергает глава парламентской фракции «Нацдвижения» Роман Гоциридзе. Более того, представитель оппозиции считает, что именно подобные траты влияют на курс национальной валюты:

«Так везде: в каждом министерстве и каждом государственном учреждении, нет ни одного, в котором бы не выросли подобные расходы. А командировочные расходы означают, что ты берешь лари и покупаешь доллар, евро. Фактически это означает, что к обесцениванию лари причастны и бюджетные расходы. Я, конечно, не говорю, что командировочные расходы обесценили лари, однако, когда подобное происходит везде и масштабно, когда сотни миллионов тратятся на невыгодные проекты и часть их поглощается, а часть сумм возвращается государственным чиновникам, – это и есть главная причина обесценивания лари».

Согласно данным Государственной службы аудита, с 2015 по 2018 год (включительно) командировочные расходы грузинских чиновников выросли на 13,8 миллиона лари. Причем тенденция стабильная – плюс 3-4 миллиона ежегодно. В чем причина, в правящей партии пока не говорят. Единственный комментарий от представителей правящей партии удалось получить журналистам телекомпании «Рустави 2», которой представитель парламентского большинства Ираклий Кобахидзе прокомментировал так: «Я не знаю, выросли или нет, но я узнаю, о каких расходах вы говорите».