Генеральный директор  оппозиционного телеканала «Рустави 2» Ника Гварамия назвал невообразимым решение Европейского суда по правам человека по делу телеканала против государства.

Страсбургский суд признал недопустимыми все претензии юристов телекомпании «Рустави 2» и ее владельцев к грузинскому судопроизводству. Они пожаловались в ЕСПЧ после того, как Верховный суд Грузии в марте 2017 года оставил в силе решения судов двух нижестоящих инстанций о передаче телекомпании ее бывшему владельцу Кибару Халваши и его компании «Панорама».

«Если я скажу, что это было шокирующее решение, я буду не прав, так как я юрист. Я имею право на критику любого суда, и, я думаю, с правовой точки зрения решение абсолютно и полностью невообразимое. Я не могу сомневаться в непредвзятости суда, просто мы должны приписать это к неправильной интерпретации. Я полностью не согласен с этим решением», — сказал Гварамия на пресс-конференции.

«К сожалению, суд, наряду с неудовлетворением требований, оставил нам возможность обжалования только в одном случае. У нас есть право обжалования одного из решений — о признании допущения судьи Уртмелидзе, Мзии Тодуа и судьи апелляционного суда, и мы обязательно это сделаем», — отметил Гварамия..

«Хочу ответить министру юстиции, что упразднение временного мероприятия не означает вступления этого решения в силу. Ее интерпретация по поводу того, что решение незамедлительно вступает в силу, и говорить, что Кибар Халваши может пойти и перерегистрировать что-то, неправильно, и будет преступным присвоением СМИ, которое, несмотря на сегодняшнее тяжелое решение, сохраняет шанс его изменить», — заявил Гварамия.

По его словам, временное мероприятия было упразднено, так как оно основывалось на жалобе «Рустави 2», которая была признана недопустимой.

«Я сказал бы, что это решение было скандальным с правовой точки зрения и внутри суда, так как одна палата ввела эту меру, чтобы не создавать угрозы свободе выражения, а вторая посчитала эту угрозу необоснованной», — подчеркнул Гварамия.

«Я считаю, что тот факт, что вмешиваться в мою деятельность извне невозможно, и является главным гарантом силы и независимости этой компании, и я не собираюсь уступать это. Для меня это является вопросом жизни и смерти», — сказал Гварамия.

Гварамия отметил, что его трудовой контракт действует до 31 декабря 2020 года.

«В этом контракте написано, что мое освобождение возможно только после того, как определенная в случае нарушения (контракта — ред.)  будет выплачена очень серьезная компенсация . Мое освобождение возможно только после этого. Как Кибар Халваши относится к этому контракту, для меня абсолютно второстепенно. В период моей работы Кибар Халваши не был основателем. А те, кто был основателем, дали мне эту гарантию. Это легитимный контракт, и он не может быть аннулирован из-за смены владельца», — заявил Гварамия.

Он подчеркнул, что покинет занимаемую должность только в том случае, если этого захотят сотрудники «Рустави 2».

«Никакого значения не имеет, что сделают власти. Единственный случай, когда я откажусь от контракта и уйду из компании по своей воле, это не из-за требования Кибара Халваши или давления со стороны власти, а в том случае, если мои журналисты и мои сотрудники сочтут, что мне лучше уйти. Если у них будет такое отношение, то я вообще не собираюсь рассматривать этот вопрос», — сказал Гварамия.

По его словам, споры по этому контракту в грузинских судах невозможно, в документе есть оговорка о Лондонском арбитраже.

«Этот контакт был заключен именно для того, чтобы я вообще не был зависим ни от каких основателей, в том числе ни от действующих, ни от новых», — подчеркнул Гварамия.