Представить не могла, что в Тбилиси встречу человека, чья фамилия глубокими корнями уходит в древние времена и связана с древнегреческим поэтом Гомером. Узнала сама и поспешила поделиться с читателями, познакомить их с этой женщиной. Доктор исторических наук, сотрудник Научного центра исследований и популяризации истории, этнологии и религии Манана Хомерики.

Вся суть этой удивительной новости в том, что, как выяснилось, фамилия Хомерики исходит от древнего рода Гомеридов — потомков Гомера, проживающих на острове Хиос в Греции. Манана, досконально изучив архивные материалы, самолично посетив остров, сопоставив все факты, смогла докопаться до истории своих предков. Так как в русском языке нет буквы «h», поэтому «hомер» — «hомериди» звучит как «Гомер» и, соответственно, немного сложно объяснить, как «hомериди» стали Хомерики. Но надеемся, доводов Маманы окажется достаточно, чтобы понять, что и как произошло.

Некоторое представление о моей будущей респондентке имела по ее выступлениям по телевидению. Нравилась приятная, умная женщина, с серьезной, уравновешенной беседой по интересным вопросам, но не представляла, какая еще более интересная встреча ожидает впереди. Хотя почти двухчасовая беседа больше стала похожа на лекцию, так как 5 минут ушли на представление ее личной биографии, остальное время – на ознакомление с историей о Багратионах, Гомеридах, Пиросмани.

В раннем возрасте интерес к истории у Мананы проявлялся на уровне рассказов и воспоминаний ее родственников, близких, знакомых семьи, постоянно гостивших в доме, где до определенного времени Манана росла у родителей матери, в традиционной, великосветской семье. Бабушка ее деда была из рода Багратиони, являлась дочерью одного из участников имеретинского восстания 1819-20 гг. Поэтому разговоров о жизни и деятельности представителей этой царственной фамилии Манана наслушалась с детства. Со временем простое любопытство сначала переросло в уважение и почтение перед своими далекими предками, а позднее – в серьезное увлечение историей царской семьи, и не только грузинской. Манану интересовало все, что и кто были связаны с родом Багратиони. Поэтому и судьба подарила ей возможность познакомиться и установить дружеские отношения с самыми знатными, благородными и влиятельными лицами из царского рода. В первую очередь, с великой княгиней Леонидой Георгиевной Романовой, урожденной Багратиони. Багратионам посвятила Манана свою монографию «Упразднение Имеретинского царства. Восстание 1819-20 года и имеретинские Багратиони» (2012 г.), а также солидный труд «Де-юре царь Имеретии Вахтанг Багратиони». При всем желании не смогла бы передать очень подробный рассказ Мананы о всех встречах, взаимоотношениях с «их высочествами» и соображения насчет царской семьи Багратиони. Слишком пространная тема для одной газетной статьи, учитывая, что так же детально она рассказала о происхождении своей фамилии и представила версию о месте захоронения Пиросмани.

«В детстве всем говорила, что хочу лечить кошек и собак, — смеется Манана, — а вышло все иначе. Перетянула все-таки к себе муза истории. Окончила первую среднюю школу, после ее окончания сначала работала в секторе научной информации при Академии наук Грузии, а с 1986 по 2006 год – в Институте истории и этнографии им. И.Джавахишвили. Когда в 2006 году нас, «старых» работников «попросили» уйти с работы, наш директор Давид Мусхелишвили, собрав выгнанных сотрудников, смог основать Научный центр по изучению и пропаганде истории, этнологии и религии, где и числюсь по сей день. Я – доктор исторических наук, автор 10 книг, почетный гражданин острова Хиос и обладатель золотой медали Гомера. Вот и вся моя биография. Самое большое счастье – это моя семья, дети, внучата – их четверо. И еще мои одноклассники, с которыми постоянно встречаюсь. Сколько лет уже прошло, а та детская, теплая дружба сохранилась. Она согревает наши сердца, веселит, радует и дает стимул к жизни. И совсем не думаешь о старости».

Тут Манана явно перегнула палку. Статус бабушки еще не означает старость, тем более, что ее внешность, в противоположность паспортным данным, говорит об ином.

Как же все-таки Гомериди-Хомерики появились в Грузии из Греции? Что известно Манане об этом?

«Каждый раз, когда я приезжала в Уреки, от местных жителей, старых гурийцев, слышала, что корни нашей фамилии уходят в далекие века и связаны с Грецией, Гомеридами – «детьми Гомера». Гомеридами называли членов семьи и потомков Гомера, а также тех, кто поклонялся ему. Его боготворят, ему преклоняются, относятся с огромным уважением к его имени. Я всегда мечтала попасть на этот остров, своими глазами увидеть место, где реально проживали Гомериды. Только в 2007 году удалось исполнить свое желание благодаря Тамрико Цинцадзе – профессору-американисту. Эта благородная, безгранично преданная друзьям женщина максимально постаралась, что бы я попала на конгресс, который ежегодно проводит существующая на острове академия «Гомерика», и который посвящен Гомеру, его творчеству. О том, что эта фамилия реально существовала, указывает плита, датированная IV в. до н.э., на которой высечены фамилии членов высшего общества Хиос. Среди них упоминается фамилия Гомериди. Платон в «Диалогах» указывает на диалог поэта Иона с Сократом. Ион говорит: «Я настолько хорошо исполняю поэмы Гомера, что достоин короны из рук Гомеридов». А это считалось большим почетом. О Гомеридах упоминает и древнегреческий историк Акусилай Аргосский в VI в. до н.э. На острове, кроме прямых физических потомков Гомера, жили и те, кто хранил традицию, исполняют его  поэмы песней. Их также называли Гомеридами. Уже в XX веке, вблизи Измира, в Кларосе, во время археологических раскопок были обнаружены останки храма Аполлона, воздвигнутого в VII в до н.э. На стенах храма паломники высекали свои имена, чтобы обессмертить себя. Одна такая древнейшая надпись гласит, что во II веке до н.э. сюда прибыл потомок Гомера, Мегенор – Хорагос (предводитель хора), и привел с собой хористов, чтобы воспеть хвалу Аполлону. Это означает, что до II века Гомериды еще жили на Хиосе. Позже их следы теряются. Куда разбрелись эти семьи – неизвестно. Что касается нашей фамилии, которая как Хомерики фиксируется с XVII века, то о ней свою версию я представила во время второго приезда на остров, когда выступила с докладом о миграции Гомеридов».

Манана очень уверенно рассказывала о своих доводах. Известно, что в IV веке в Фазисе – одном из древнейших городов Ближнего Востока и мира, существовала Колхидская академия, называвшаяся также «Высшая риторическая школа». В ней преподавание велось на двух языках – грузинском и греческом. Изучали риторику, философию, логику, математику и другие науки. А также литературу – Виргилия, Гомера. Для изучения Гомера нужны были греческие специалисты, именно самым лучшим образом знакомые с его творчеством. А такими, бесспорно, являлись Гомериды. Поэтому не исключено, что между Фазиси и Грецией, в частности, с Хиосом, существовала тесная связь и одна-две семьи обосновались в этом городе. Это один довод. Есть еще другая версия: в Фазиси также существовал храм Аполлона. На обнаруженной чаше (V в до н.э.) читается надпись: «Я есть предводитель Аполлона Фазиского». Возможно, что Мегенор, находящийся на Клиросе, вместе со своим хором посетил и Фазиси, воспел храму благословление. Раз в Фазиси процветала риторическая школа, а на Хиосе, наоборот, рот Гомеридов начал исчезать, почему не предположить, что они могли появиться в Фазиси. Впоследствии оттуда, видимо, по каким-то обстоятельствам, они переселились в Гурию. Наиболее вероятно, из-за притеснения турками. Я не доказываю, что Гомериды – прямые потомки Гомера. Это прерогатива Греции, греческих историков. Но то, что Хомерики происходят от этой фамилии – бесспорно. Генетически мы – грузинский род, а клан – Гомеридов».

Еще одно интересное исследование Мананы Хомерики касается места захоронения Пиросмани. Свою версию она представила в труде «О Пиросмани и не только…».

«О могиле Пиросмани не стихают споры. Много разных предположений, но точных доказательств нет. Версия моя также основывается на предположении, но не лишена логичности. В процессе работы мне стало ясно, что  внимательно не изучалась связь между больницами и кладбищем. В те времена в Тифлисе существовали две больницы – Арамянца и Михайловская. В случае смерти бездомных, бродячих, бесприютных людей в стенах больницы, их хоронили на принадлежащих им кладбищах для бездомных. Из Арамянцевской хоронили на Петропавловском кладбище, из Михайловской – на Кукия. Что произошло с Никала? У Георгия Леонидзе есть запись слов соседа Пиросмани Арчила Маисурадзе, который нашел умирающего Никала, и вместе с товарищем Ильей Мгалоблишвили отвез его в больницу, но не помнит, в какую. Случилось это в ночь на Пасху. Никала скончался в 1918 году. Пасха в том году была 5 мая. Как ни странно, но на этот, вроде бы незначительный факт, не обратили внимания. Начала изучать все записи за 1918 год в обеих больницах. В Арамянцевской в ночь с 4 на 5 мая никого не привозили и случаев смерти не зафиксировано. А в журнале Михайловской больницы есть запись, что 4 мая привезли неизвестного мужчину, который на рассвете скончался. Вскрытие показало: от туберкулеза. Известно, что Пиросмани страдал этой болезнью. Незнакомца похоронили на кладбище для бездомных. Кстати, именно в тот день никто больше из бесприютных бродяг не умирал. Насмешка судьбы – таким оказался только Пиросмани. Я ознакомилась с картой расположения могил и приблизительно могу предположить, что могила Пиросмани находится недалеко от нынешнего Кукийского кладбища, на улице Пятигорской. Или примерно в этом радиусе. Права я или нет, пусть решают представители соответствующих органов. Ищите – и если могила будет найдена, я буду рада. Сочту это своей большой победой».

Вернемся на некоторое время на остров Хиос. Манана рассказала, какой интерес вызвал ее доклад о связях Фазиси и Хиоса, Гомеридов и Грузии.

«Представляете, выхожу и заявляю, что я – из рода Гомеридов. На моем выступлении присутствовала известный гомеролог Афина Лутрар. Для меня было важно, как она воспримет мою версию. Не только она, но и все присутствующие оказали поддержку, и это окрылило меня. По возвращении из Греции я, которая никогда в жизни не писала стихов, написала небольшую поэму «Моя маленькая Одиссея». Сама же перевела на английский. Эпиграфом написала слова Афины Лутрар: «Факт, что потомки хиосских Гомеридов живут в Грузии, очень важен для острова Хиос». Естественно, их радует, что клан Гомеридов продолжает существовать. А я горда, что меня наградили золотой звездой Гомера и избрали почетным гражданином Хиоса».

Завершилась моя Одиссея с Мананой Хомерики. Узнала много интересного о важных фактах и совсем немного о ней самой. Хотя, разве такое уж принципиальное значение имеет знать, где родилась, как жила, чем занималась раньше? Важно, что ты делаешь для процветания культуры, науки, своей страны, для поднятия ее престижа. И, по меньшей мере, следует радоваться, что кто-то удостоился звания почетного гражданина острова, где покоятся останки древнейшего рода великого поэта Гомера, получил золотую медаль его имени и этот кто-то – грузинская женщина с красивым именем Манана и почти греческой фамилией – Хомерики.

Додо АХВЛЕДИАНИ.