Вот уж действительно, про нее можно спеть: «Красу ее не старили ни годы, ни беда…». О возрасте женщинам не напоминают — неприлично, но она и не собирается его скрывать и даже радуется, что сохранила не только внешнее обаяние, но и красоту души, аристократическую изысканность, оптимизм, любовь к жизни и оправдывает слова поэта Мзии Хетагури: «Ты, словно из эпохи Возрождения, явилась солнечным лучом сияя, и доброта, отмеченная в сердце, зовется именем “Дамана”».

Дамана Мдивнишвили – артистка, общественный деятель, заслуженный журналист Грузии, автор четырехтомника о прелестных созданиях из разных эпох, собравшая и сохранившая для истории портреты известных и неизвестных грузинских красавиц, достойных представителей своего поколения. Вопреки несправедливому мнению, что красивые женщины завистливы и не любят признавать чужую красоту, она много лет посвятила поискам сведений и фотоматериалов о самых прекрасных особах нежного и очаровательного сословия.

«Я всегда и во всем ищу красоту и нахожу ее в женщинах. В Грузии не счесть красивых женщин. Многих общество хорошо знает — известные артистки, общественные деятели, представители аристократического сословия прошлых веков, музы великих поэтов. Но были женщины, которые свою красоту принесли в жертву семье, дому и никогда не считали нужным афишировать ее. Красоту многих погубили репрессии, ссылка. Некоторые не смогли проявить себя на каком-либо поприще, и ушли в небытие. Я хотела воскресить всех в памяти поколений и навечно сохранить их имена и образы. Поэтому решила создать альбомы прекрасных дам Грузии в хронологическом порядке, с XIX века. За первой книгой — «Обитель прекрасных» — последовали «Бессмертие портретов», «Красота, спустившаяся с небес» и «Грузия — уголок рая». Эти портреты не являются просто фотографиями или рисунками – по одежде, прическе, аксессуарам, обстановке, интерьеру можно судить об эпохе, нравах, быте тех времен. Я хотела создать и портреты грузинских мужчин, да сил уже не хватило».

Не подумайте, что объектом ее исследований являются только красавицы. Дамана отлично знает историю Грузии, литературу, поэзию, прекрасно разбирается в искусстве. Много лет печатала статьи и очерки в журналах и газетах, и с таким же усердием работала над книгами. Хотя сама считает, что писательского таланта у нее нет: «У меня есть идеи – много… и стараюсь воплотить их по возможности. Но когда получаю положительные отзывы о своей работе, конечно, радуюсь и немного начинаю гордиться: «Николоз Бараташвили — три трагедии одной эпохи», «Заповедь «Не убий» — в «Вепхисткаосани», «История любви» — три мои главные работы».

Что может быть приятнее, чем сидеть в красиво убранной гостиной и слушать красивую историю любви от привлекательной женщины: «Я люблю жизнь, все прекрасное, считаю себя неисправимой оптимисткой и живу девизом – красота спасет мир, – как сказал Достоевский. Надо уметь воспринимать красоту, видеть все в светлых тонах, иначе время будет безжалостным к тебе и растопчет».

Подтверждаю: время давно капитулировало перед Даманой.

Так случилось, что Даману действительно всегда окружало все прекрасное: красивая обстановка — благо дяди, — получившие образование в России, выписывали оттуда вещи, предметы быта. Приходили гости – почти вся тогдашняя интеллигенция. Соседи – Андроникашвили-Джорджадзе, к которым приходила Нато Вачнадзе, даже подъезд дома №15 по ул . Грибоедова, где родились и выросли сестры Мдивнишвили, выделялся живописным орнаментом, оригинальными украшениями и ангелочками на потолке. А рядом – консерватория, и с утра до вечера – музыка, пение. Дамана встречала первых красавиц города – Шуру Тоидзе, Тамару Цицишвили, Тамару Чавчавадзе, Медею Джапаридзе. Как тут не будешь боготворить красоту…

Поступать решила в Театральный институт, ничего не сообщая родителям. «Я безгранично любила и люблю поэзию Бараташвили. Плакала, когда читала его стихи. Конечно, для приемного экзамена выбрала его «Я храм нашел…», еще басню и прозу. Зашла – сидят Акакий Хорава, Акакий Пагава, молодой Михаил Туманишвили. Прочитала, вышла растерянная, взволнованная, не надеялась, что поступлю. Сама побоялась идти проверять списки и послала сестру. Вернулась, говорит, что нет меня в списке, а сама смеется. Но после первого шока уже не ощущала радости. Позже узнала от знакомой лаборантки, что в тот день Хорава приметил меня – «эту девушку в зеленом платье и брошкой на груди» — так и запомнил».

Потекли счастливые студенческие годы с однокурсниками Рамазом Чхиквадзе, Лейлой Абашидзе, Гурамом Сагарадзе, Гиули Чохонелидзе, Ламзирой Чхеидзе, Мери Микеладзе, Дианой Кеснер. С педагогами А.Хорава, Д.Алексидзе, А.Васадзе, А.Пагава. Дальше — дипломный спектакль «Семья Лутовиновых», поставленный А.Хорава и распределение в Батуми. Первая роль на большой сцене — Екатерина в спектакле «Бараташвили» в постановке В.Кушиташвили. Первый успех, за которым последовали ведущие роли во всех постановках («Багратиони», «Хевисбери Гоча», «Второй фронт»). Два года в театре, перспектива успешного творческого будущего и вдруг… Случайная встреча с друзьями на батумском бульваре и с незнакомым парнем необыкновенной красоты разом перевернула планы Даманы. Ох, уж эта любовь!..

«Он мне сразу понравился. Красивый, галантный, внимательный, интеллигентный… но даже не посмела о нем думать. Во-первых, старше меня, потом — красивый, пользуется успехом у женщин, а я кто – 22-летняя простая артистка. Но когда он пожал руку и посмотрел в глаза, сердцем почувствовала интерес. В тот вечер я уезжала из Батуми. Поезд тронулся и вдруг вагон входит он — улыбающийся Лаша Мацаберидзе. Так на колесах ко мне явилась судьба».

А в Тбилиси вскоре появилась еще одна очаровательная пара, о которой долго будут говорить. Театру пришлось сказать «прощай», хотя Дамана не очень переживала: «Ничто не может сравниться с счастьем, иметь любящего мужа, дружную семью, хороших детей».

Дамана стала работать на радио, вела литературные передачи, выступала на концертах, вечерах поэзии и обязательно читала стихи своего любимого Тато Бараташвили, вела курс художественного чтения в эстрадном училище. Рассказывая о муже, и сейчас, спустя столько лет, прослезилась и не удержалась, чтобы не показать его записи, выполненные таким аккуратным, красивым каллиграфическим почерком, словно бусинки, нанизанные на нитке – редко такое встретишь: «Во всем такой аккуратный был и меня приучил. Я же ничего делать не умела, когда замуж выходила», — за-смеялась.

15 лет продолжалась их безоблачная счастливая семейная жизнь. А потом, как гром среди ясного неба, неожиданный арест мужа. То, что сегодня считается успешным бизнесом и поддерживается государством, в те годы считалось недопустимой, преступной деятельностью, и Дамана на несколько лет распрощалась с мужем, не по своей воле отправившимся в далекую Вологодскую область. Радость от его возвращения после многолетней разлуки продлилась всего 40 дней. Дамана снова осталась одна – на этот раз навсегда.

«Раньше жила ожиданием, теперь следовало жить ради сохранения его памяти и привыкать к мысли, что рядом нет надежного, любящего человека, крепкого плеча, опоры. Жить без него оказалось слишком тяжело».

Трудно поверить, что эта маленькая, хрупкая, стройная женщина, сохранившая былую красоту и привыкшая к преклонению, окажется такой сильной, волевой и сегодня, в таком преклонном возрасте – она не скрывает, что скоро отметит 90-летний юбилей и даже намечает устроить большой праздничный ужин – продолжает работать над новой книгой «История Грузии, представленная в творчестве грузинских поэтов». Все важнейшие события, произошедшие в Грузии и воспетые в поэзии – главная тема книги.

«У меня появилась идея — все, что историки запечатлели сухими фактами, а поэты озвучили в своем творчестве, объединить и представить обоюдно. История и стихи – факты и поэзия. Бог даст время – закончу».

Можете не поверить, но рассказывая о новой книге, Дамана читала наизусть отрывки из стихов, которые намеревалась внести в книгу!.

Раз речь зашла о книгах, Дамана не замедлила рассказать и о предыдущих работах и, кстати, представила одну интересную версию.

«Я не претендую не звание писателя, ученого, тем более, руствелолога, но выразить свою мысль имею право. В книге «Заповедь «не убий» в «Вепхисткаосани», хотела высказать мнение, а насколько это приемлемо — решать людям, более компетентным. Почему Тариэлу и Нестан достались такие мучения, почему бесстрашный, мужественный рыцарь заливается слезами, за что их так карает Всевышний? Не потому ли, что взяли на себя грех, нарушив великую заповедь «не убий»? Вспомним, как Нестан-Дареджан посылает возлюбленного убить неугодного жениха – сына шаха Хорезма: «Жениха убив украдкой, не сражайся ты с дружиной». И Тариэл выполняет ее наказ: «Я схватил его за ноги, и о столб шатра с размаха головой его ударил». Несмотря не оправдание, что все сделано ради того, чтобы не отдавать страну в руки чужестранца и не дать возможности пришельцу воцариться на троне, убийство, как великий грех, тяжким грузом ложится на их души. А грех искупляется мучениями, и как бы ни был человек красив внешне, душа, запятнанная кровью, будет страдать, и только слезы и муки способны исцелить ее. Что и пришлось на долю героев поэмы».

Комментировать мнение Даманы предоставим читателям, а мы ознакомимся с высказыванием итальянского миссионера Иосифа Делапорте: «В Грузии все прекрасно, но прекраснее грузинских женщин я ничего не видел. Эту страну можно назвать «Обителью прекрасного» Можно ли опровергнуть это мнение? Думаю, что нет, особенно если полистать альбомы Даманы.

Для полного удовольствия не будет излишним заглянуть на короткое время в уютную, со вкусом обставленную гостиную, посидеть на веранде в окружении цветов и выглянуть во двор, где шелестят листвой собственноручно посаженные Даманой кусты и деревья, полюбоваться на развешанные на стенах картины известных художников, среди которых портреты, созданные подругой Даманы — художницей Екатериной Багдавадзе. И здесь же несколько картин, нарисованных самой Даманой. А напоследок взглянуть на фотографии очаровательной девушки в разных театральных ролях. После этого вряд ли не согласимся с мнением, что Красота может спасти мир и дать стимул к жизни, любви и радости. Наглядный пример этому, моя собеседница – Дамана Мдивнишвили.

Додо АХВЛЕДИАНИ.