Куклы разные нужны, куклы всякие важны. Куклы-игрушки, куклы-безделушки, куклы-марионетки… фарфоровые, матерчатые, деревянные, стеклянные, глиняные… А есть куклы, которые не подаришь подружке, не поиграешь в «дочки-матери», не поставишь ими спектакль в кукольном театре – они разрешают смотреть на себя, как на музейный экспонат. Такими стали миниатюрные модели кукол в традиционной одежде женщин Кавказа, представленные в Музее народного и прикладного искусства, на выставке «Кавказские женщины». В свой кукольный мир оригинальной коллекцией приглашала Асмат Сагиридзе.

Пройдемся сначала по залам музея, познакомимся с куклами-манекенщицами, а потом побеседуем с той, чьи руки сотворили эту красоту.

Уютно устроившись под стеклянными колпаками, бок о бок мирно «беседуют» черкешенка и осетинка, имеретинка и абхазка, армянка, чеченка, хевсурка, езидка, аварка, еврейка из Дагестана и грузинка из Гурии. Кажется, это единственное место, где женщины, собравшись вместе в одном помещении, в тишине, без обычного галдежа, обсуждают новости и сплетничают.

В день моего визита в музей в зале, обступив витрины, маленькие посетители внимательно слушали экскурсовода. Одна девчушка с любопытством спросила: «а почему у них глаза и рот не нарисованы?» Пришлось отшутиться: «наверное, потому что все женщины хотят выглядеть красивыми и лучше других, и тот, кто их сделал, не хотел, чтобы они завидовали друг другу и перессорились».

Эти куклы настолько красивы в своих нарядах, что и без лица выглядят как настоящие. Но особенно важно, что они выражают этническую идентичность кавказских женщин и характер национальной одежды. Вся богатая коллекция создана на основе материала, собранного в результате многолетнего труда и долгих исследований, поисков информации в фондах, архивах, семейных альбомах, литературных произведениях, воспоминаниях путешественников, картинах, рисунках. Коллекция дает возможность изучить особенности, сходство и различие соседствующих на Кавказе народностей, взаимовлияние культуры на родственные этносы, причины видоизменений. Сама одежда кукол необыкновенно красива и интересна. Но особенно привлекают внимание мельчайшие детали, со скрупулезной точностью передающие характер наряда того или иного края Кавказа. В них все учтено: фактура, цвет, покрой одежды, вышивка, головные уборы, обувь, украшения. Взгляд останавливается то на серебряных монетах, висящих на груди дагестанской женщины, то на пестрой юбке езидки, на вышитых крестах на платье хевсурки и вязаных «пачичи», украшенном бисером головном уборе черкешенки и большой папахе горца. Все изготовлено с таким изяществом и мастерством, что невозможно отказаться от желания увидеть автора этого чуда.

Асмат Сагиридзе – этнограф, окончила филологический факультет Тбилисского государственного университета и вторичный — факультет киноискусства. Не мне объяснять, что объектом изучения этнографа является материальная и духовная культура народов, особенности их быта, обычаев, традиций, нравов, одежды и т.д.

Асмат с помощью своих, одетых в национальные платья кукол оригинально, красиво и интересно передает познания о характерных обычаях, проявляющихся в одежде женщин, проживающих во всех уголках Кавказа. Кто-то может спросить: «а что могут рассказать шапка, накидка или тапки о жизни человека?..» Оказывается, даже цвет ткани, покрой рукава, рисунок вышивки имели определенное значение. Послушав объяснения Асмат, станет ясно, что эти куклы — не просто выставленные на обозрение предметы, а учебники-источники информации. У каждой повести есть пролог. Книга деятельности Асмат Сагиридзе раскрылась в тот день, когда ее бабушка, умелая рукодельница, научила внучку вязать, шить и вышивать.

«Я начинала с носочков, платьев, шапочек для кукол. Придумывала для них оригинальные украшения, создавала композиции из лоскутков. Взрослела и фантазия все больше разгоралась. А когда поступила в университет и мы выезжали в этнографические экспедиции в разные уголки Грузии и Кавказа, то помимо основной заданной работы, записывая сведения о нравах и обычаях края, я наблюдала за рукоделием женщин, училась, как подобрать цвет, материю, нитки, что и как вышивать, какой орнамент применить – словом, изучала все, даже самые незначительные детали, с особым вниманием. Со стороны, может, не видно, но это очень трудоемкая и напряженная работа. Во-первых, пока начну работать, перечитываю все доступные материалы — от исторических до литературных. Каждый костюм имеет свое прошлое, которое следует основательно изучить. Например: одежда жителей горных районов сильно отличается от одежды людей проживающих в низменных районах. Женщины знатного сословия одевались иначе, чем простолюдины. Разница наблюдается и в одежде молодых, незамужних девушек и в платьях женщин постарше. По черно-белым фотографиям трудно определить, какого цвета платье или та или иная деталь одежды, поэтому приходиться очень внимательно разбираться в старых документах, записях. Ни одна деталь нигде не повторяется, даже в одеждах одной и той же национальности. И цвет ткани, стиль, покрой платья — все подчиняется законам среды обитания, времени и традициям, и это надо учитывать с особой точностью».

Асмат рассказала о характерных особенностях каждого края. От нее узнала о существований евреев из Дагестана, которые, несмотря на влияние местного населения, смогли сохранить самобытность, индивидуальные свойства, присущие их нации, что ярко проявилось в одежде. Не знала также, что одежда азербайджанцев из Борчало отличается от одежды бакинских азербайджанцев, и что головные покрывала женщин разного сословия совсем не похожи друг на друга.

«Каждый край, даже внутри себя, имеет свои отличительные черты, и только адыгейцы сохраняют единый стиль, который не спутаешь ни с каким другим. Покрой их платья, рукавов, туфли, накидки сразу указывают на их происхождение. Это оттого, что с самого начала Адыгея сформировалась как одна единица, и потом, со временем, разделилась на три части. Но не следует исключать и тот факт, что северокавказские народы очень близки друг другу и во многом в их одеяниях появляются схожие элементы. Больше всего я волнуюсь, когда работаю над грузинской коллекцией — это очень большая ответственность. Мои самые строгие судьи — грузинская публика, и я не имею права ошибиться в самой маленькой детали, пропустить незначительный нюанс. Перед началом работы над новой коллекцией сначала делаю одну-две куклы, чаще всего это дагестанские куклы – для украшений которых требуется сложная и очень тонкая ручная работа. Я таким образом как бы «разминаюсь», получаю заряд вдохновения от Дагестана. Так было, когда работала над грузинской коллекцией. Каждая коллекция по-своему особенна – бывает, что даже в одной определенной местности костюмы сильно отличаются друг от друга, например: есть разница в мужских костюмах аджарцев, хевсуров и гурийцев, а у женщин заметны отличия в платьях тушинок, аджарской знати».

Мне трудно передать все те тонкости, о которых рассказывала Асмат, назвать каждую деталь, украшающую платья: бисер, заколка для волос, стеклярус, пряжки, бусинки, лоскутки, разноцветные нитки… Если не увидеть это все своими глазами, то вряд ли мой рассказ что-то сможет доказать. И никакие объяснения не надо добавлять, чтобы поверили, сколько труда, воли, усердия и стальных нервов стоит одна кукла, ее наряд и красота, а если сосчитать, сколько их в коллекции, можно лишь позавидовать выдержке, фантазии и трудолюбию Асмат.

«Это для меня не проблема, лишь бы глаза не подвели, – говорит Асмат. — Чувствую, что уже напрягаю зрение, а на остальное пока не жалуюсь. Задумала новую работу — хочу создать коллекцию русских кукол. Несмотря на мое непримиримое отношение к сложившейся политической обстановке, сама по себе коллекция будет представлять интерес своим разнообразием – на всей территории России очень много народностей и их одежда довольно многоликая».

– А потом можно и в Европу заглянуть, и еще дальше. — размечталась я, – и будет у нас Музей одежды народов мира.

«Ну, уж если глаза позволят, и доживу», – покачала головой симпатичная «многодетная мать» кукольного семейства.

У этой энергичной женщины минимум 25 лет впереди активной работы, а за это время подрастет Елена — внучка, которая уже прекрасно разбирается в тонкостях цвета, подбирает ткани и иногда даже помогает бабушке советами. Так повторяется история – от бабушки к внучке… Уверена, что новые коллекции Асмат Сагиридзе еще не раз появятся на выставках – и не только в Грузии. А потом можно ненадолго дать отдохнуть куклам и приняться за книгу, которую давно задумала — о кавказских мифах и истории одежды народов Кавказа.

Додо АХВЛЕДИАНИ.