У нее красивое имя – Ия (Фиалка), и родилась она в апреле – месяце, когда согретые весенним солнцем появляются нежные подснежники и фиалки. А прозвали ее «паутинкой», «паучком», за то, что рисовала, точнее, ткала непостижимые уму человеческому, потрясающие картины, как мифическая Арахна. Обыкновенная учительница грузинского языка, Ия Мгебришвили – создатель уникальной коллекции «Симфония паутины». И как больно и тяжело, что приходится говорить о ней в прошедшем времени – «была».

Она ушла молодой из жизни и унесла с собой несбывшиеся мечты, несозданные картины, неосуществленные идеи. Поэтому выставка, прошедшая в Музее Смирновых, оставила у посетителей двоякое чувство: изумление и восхищение от увиденного, и горечь в сердце – сколько неоценимых шедевров могли создать ее умелые руки.

Девушка из села Уде Адыгенского района, вопреки нравоучениям родных и знакомых, что, мол, почему отличница, умная девушка решила выбрать непрестижную профессию учительницы начальных классов, не отказалась от задуманного и поступила на филологический факультет Педагогического института им. Сулхан-Саба Орбелиани, окончила с отличием и отправилась в Руставскую школу учительницей грузинского языка и литературы.

«Удивительно, почему профессия педагога младших классов считается немодной? – писала Ия. – Моя мода – это то, что мне нужно, а не то, что нравится другим. Разве есть что-нибудь приятнее, чем отношения с такими интересными существами как дети, и лучше той профессии, которая дает возможность передавать знания этим милым человечкам? К концу года я попросила своих учеников написать про мои уроки и оценить. Лучше детей никто не сможет сказать правду о своем учителе. И сколько тепла, улыбок, любви я прочитала в этих письмах. Никто никогда не напишет мне таких искренних, сердечных слов, разве что опять дети».

За 16 лет (1990-2006) преподавания в школе Ия заслужила большую любовь учеников, уважение коллег и признание высокого профессионализма от начальства. С 2007 года Ия стала работать в Руставском объединении библиотек художником-дизайнером. Национальный центр интеллектуальной собственности Грузпатент присудил ей патент за оригинальное изобретение.

Как же возникла эта идея применить в живописи нетрадиционный и немыслимый материал – паутину? В истории мирового искусства еще не было такого беспрецедентного случая. Вот как вспоминает Ия свою историю:

«Однажды летом 95-го года в родном доме заметила в углу паутину. Ну, что здесь удивительного – паутина, как паутина, ничего особенного, где ее не встретишь… Но я вдруг увидела такую нежную вязку, такое чудное плетение в этих запыленных нитях, что будто очутилась в сказке – паутина превратилась в художественное творение. Я осторожно сняла ее, расстелила на бумаге и передо мной возникла картина с определенным смыслом… Так все началось: где бы ни находилась, всюду осматривала все вокруг – потолки, уголочки, заглядывала под вещи, – искала паутины».

Ия обшаривала темные подвалы, захламленные чердаки, разрушенные дома, нежилые помещения в поисках того, что у людей вызывало отвращение, и превращала его в чудеса. Так рождалась грузинская немифическая «Арахна-Арахнея» (Арахна – искусная ткачиха, вызвавшая на состязание богиню Афину, которая за вольнодумство и неподчинение превратила ее в паука, наказав вечно плести паутину во всех поколениях). В отличие от древнегреческой ткачихи, Ия не зазналась, не возгордилась, хотя имела полное право на преклонение, так как действительно создавала чудо. Она использовала паутины 17-, 30-, 45-летней и даже вековой давности, не применяла химические краски и другие добавки. Установлено, что цвет паутины зависит от места ее природного обитания. Это клейкий, необыкновенно стойкий и прочный материал, не поддающийся повреждению, ей не грозит исчезновение. Поэтому творения Ии переживут многие поколения.

Ия – лауреат премии Международного фестиваля искусств, ее картины хранятся в частных коллекциях в Италии, Франции, Германии, США, России, о ней снят документальный фильм «Экспликация Арахны». Творчеству Ии посвящены передачи на телевидении, она — участник Международной выставки мировых мастеров искусств в Билефельде (Германия). На счету Ии несколько персональных выставок в Национальной галерее Грузии, патриаршей резиденции.

Вот как вспоминает Ию художник Гия Бугадзе:

«Ты была похожа на полет метеора – пролетела и сгорела. Даже в паутине видела красоту, превращала ее в изящное искусство. Ты оживила античный мир и сама превратилась в мифическое существо. Ты радугой перекинулась на Вселенную, и как радуга растворилась в небе, но твое искусство вечно и не исчезнет никогда».

Насколько точно оценил Гия творчество Ии, доказала выставка. И восторг, удивление, упоение на лицах посетителей. Да и невозможно скрыть изумления, когда смотришь на парящих прозрачных, словно сотканных из воздуха, ангелов, склонившихся над колыбелью новорожденного Христа. Или разглядываешь «Мыслителя» Родена, парящую в облаках «Любовь» – нежную, изящную девушку, распятого Христа с мученическим выражением лица, женщину в пещере…

Творчество Ии Мгебришвили объединяет несколько циклов: «Симфония бесконечности», «Свобода души», «Метаморфозы» по поэме Овидия, «Библейский цикл: Благовещение, Рождение, Распятие, Вознесение», «Жизнь, Смерть, Любовь». Каждая картина – это представленное сквозь сетку беспорядочно запутанных тончайших нитей стремление к прекрасному, возвышенному. Это жизнь и смерть, вера и отчаяние, радость и грусть… Это Душа Ии, пробивающаяся к свету, вечности.

Разумеется, не упустила возможность познакомиться и поговорить с сыном Ии, Джабой Кулджанишвили, и была уверенна, что мое представление об этой необыкновенной мастерице – добрая, искренняя, благородная, с неиссякаемой фантазией и трудолюбием – будет совпадать с рассказом Джабы о матери.

«Она была очень добрая и ласковая, но и строгая. Никогда голос не повышала, не ругала нас, не кричала, но одного ее взгляда было достаточно – все понимали без слов и не перечили, – значит, так надо! Работала всегда в одиночестве, когда никого не было дома или все спали».

– Я знаю, что ее считали хорошим педагогом, и она всегда мечтал стать учительницей. А если бы сейчас ее спросили, как ты думаешь, что бы она выбрала – школу или художество?– поинтересовалась я.

– Точно знаю – художество, – не задумываясь, ответил Джаба.

Уже после смерти (Ия скончалась в возрасте 44 лет) ее картины выставили на Лондонском биеннале. Среди 113 представленных стран, из Грузии она была единственной, кому выпала такая честь. Это было в 2017 году, а сейчас ее ждет Лувр и Ия вторая, после Пиросмани, художник-самоучка, чьи работы будут выставлены в Париже. Уже получены приглашения на биеннале в Австрию, Базель, Каннский кинофестиваль, но…

«Я не смогу оплатить эти расходы и отправить картины, – говорит Джаба. – С трудом удалось на собственные средства попасть в Лондон. Министерство культуры не смогло выдать деньги даже на билет, а именно после Лондона стали поступать приглашения, и тот факт, что такие престижные страны изъявили желание познакомиться с творчеством мамы, говорит о многом. Посмотрим, как повернется судьба».

Сыновья Ии – Джаба и Саба – выбрали профессию, более-менее связанную с искусством. Джаба 15 лет работал на Гостелевидении. Он – режиссер, и занимается фотоискусством. В последнее время работает в частной студии. Саба нашел применение своему творческому потенциалу в электронном медиа-пространстве. Хоть я и не знакома близко с братьями, но даже недолгая беседа с Джабой показала, что ребята – гордость матери, и достойно продолжают ее путь.

Отдельно следует отметить очень важную и нужную инициативу Музея Смирновых, и поблагодарить директора Байю Амашукели и куратора Манану Микеладзе за их усердие и желание познакомить широкую общественность с творчеством Ии Мгебришвили.

«Мы хотели привлечь внимание не только общества, а, в первую очередь, бизнесменов, меценатов. Осведомить о том, что уникальные работы не смогут быть представлены в Лувре без определенной финансовой поддержки. Ни одна страна и здравомыслящее правительство не упустило бы такой возможности – показать миру чудо, созданное человеческими руками. Хочется верить, что картины все же попадут на выставку, – сказала Байя, и добавила: Картины Ии – национальное достояние, и чтобы они не оказались полностью в руках зарубежных частных коллекционеров, может, музеи в Грузии определят им место в своих выставочных пространствах. Первый шаг наш музей предпринял, сделав доступным творчество Ии Мгебришвили для широкой аудитории. Теперь дело за другими людьми, болеющими за грузинское искусство».

Ия была не только прекрасной художницей. Ее талант проявился и в литературе. Проникновенные рассказы и небольшие зарисовки, словно крик ее души, взрыв эмоций, всплеск чувств. И как грустно читать ее просьбу-исповедь:

«Я умереть хочу. Душа моя мечется, бьется об стены, мчится куда-то в бесконечность, и несет меня с собой… Хочу бесшумно исчезнуть, тихо, спокойно, освободить душу от тела, раствориться в прозрачном облачении и слиться с вечностью. Хочу умереть. Смерть – красивое несуществование.»

Будто услышали силы небесные эту просьбу. Подхватили нежную фиалку и унесли в прозрачное царство, растворили в облаках. Но не смогли разорвать крепкие нити паутины, связывающие ее с миром земным. Вернулась Ия к людям своими фантастическими рисунками, и осталась навечно, чтобы дарить им красоту, любовь, радость и надежду.

Додо АХВЛЕДИАНИ.