То, что создает этот молодой человек, не поддается словесному описанию. Его необычные, утонченные, редкой красоты рисунки и оригинальные живописные полотна тем более заслуживают внимания, что автор, творящий чудеса пером и тушью, — художник-самоучка, 24-летний живописец и каллиграф Александр Мамукашвили.

Под пером Александра буквы, слова, фразы, стихи превращаются в графические рисунки, человеческие фигуры, архитектурные формы, разные композиции. Узоры складываются в строки, очертания букв принимают вид конкретного образа. Остается лишь читать стихи, одновременно любуясь необыкновенными рисунками.

Чтобы легче понять, чем занимается герой моего рассказа, придется немного поговорить об искусстве каллиграфии и узнать, что означает «каллиграмма». Всем известно, что каллиграфия – это искусство красивого и четкого письма (от греческих слов «Kallos» — «красота», «grapfo» — «пишу»). История каллиграфии связана как с историей шрифта и орудий письма в древности (птичье перо, калам, кисть), так и со стилистической эволюцией искусства. Каллиграфия придает письму эмоционально-образную графическую выразительность, и в древности часто ценилась выше, чем искусство художника. А что же представляет собой «каллиграмма»? Откуда и как появился этот жанр?

Ее называют по-разному: «фигурные стихи», «графические стихи», «стихографика». В сущности, каллиграмма – разновидность поэтической типографии. Стихи, в которых графический рисунок строк складывается в определенное изображение фигуры или предмета.

Еще древнегреческий поэт Симмий Родосский писал стихи в форме яйца, секиры и крыльев. Монахи средневековья предпочитали крест и восьмиконечные звезды. В XVI веке Ф.Рабле сочинил оду в форме бутылки. В России фигурные стихи писали Державин, Сумароков, Апухтин, Брюсов, Вознесенский. Само слово «каллиграмма» придумал французский поэт Гийом Аполлинер, который выпустил сборник графических стихов и назвал их «каллиграммами», объединив два слова – «каллиграфия» и «идиограмма» (жанр, когда буквы изображают то, что значат). В Древнем Китае на миниа-тюрных печатях умещались целые афоризмы, красиво оформленные. Каллиграмму многие считают графической загадкой, стимулирующей образное мышление, развивающей наблюдательность и способствующей умению сосредоточиться.

Раз уж немного разобрались, что, как и почему, пора познакомиться с Александром Мамукашвили. Только вряд ли без фактов, визуально подтверждающих исключительное великолепие его творений, смогу в полной мере представить молодого каллиграммиста. К счастью, есть всемогущий Интернет и желающим советую полюбоваться замечательными рисунками Александра на его веб-странице.

Горийский мальчик, как и все дети детсадовского возраста, любил рисовать, переносил свои наивные детские фантазии на бумагу. Скрытый талант и определенное направление в творческом плане стали проявляться позднее, когда повзрослевший Александр обнаружил в старых рисунках, что, сам того не подозревая, оказывается, работал в жанре, близком искусству каллиграфии. Но художником Александр себя не считает.

«Я – самоучка. Не учился ни в художественной школе, ни, тем более, в академии. В семье никто не связан с искусством. Просто очень любил рисовать и рисовал все, что нравилось. Никогда не стану высокомерно заявлять, что я профессиональный художник, но и скромничать не буду, и скажу, что творческим человеком, несомненно, являюсь. Увидеть красоту в самых незначительных деталях и уметь выражать ее в любом жанре искусства – настоящее творческое мастерство. А у меня это, думаю, получается хорошо».

Действительно, разглядывая работы Александра, поверишь его словам. Ему удается видеть, ощущать прекрасное вокруг и эмоционально передавать нам свои чувства.

«Искусством каллиграфии я занялся лет 10 назад, — рассказывает Александр. – Развивался постепенно, наблюдал, учился, совершенствовал мастерство, переходя с одного этапа на другой и, наконец, когда грузинскими буквами нарисовал изображение дерева, понял, что нашел правильное решение, куда направить свой творческий потенциал. Было это 7 лет назад, и с тех пор я выработал свой стиль, технику письма и рисования, которые ранее не применялись. Не хвалю себя, но считаю, что в этой области я – пионер, и моя сильная сторона – искусство каллиграфии. Но занимаюсь и живописью. Я окончил факультет архитектуры, урбанистики и дизайна Политехнического университета, время от времени помогаю оформлять разные объекты. С 2009 года не раз побеждал на конкурсах, из них три раза – в конкурсе «Грузинская каллиграфия», объявленном Национальным центром рукописи, в номинации «Лучшая копия».

Александр любит экспериментировать, и особое значение придает индивидуализму — как в живописи, так и каллиграфии. Его стиль отличается от традиционного классического. Как отмечает Александр, он работает над той тематикой, которая ближе к сердцу, где он искренен и чувствует себя комфортно. Поэтому, во многих произведениях не ощущается связывающая нить.

«Я рисую то, что чувствую в данный момент. Сегодня мне нравится примитивизм, завтра – символизм, могу найти себя в реализме или перенестись в мистический мир. Возможно, поэтому и трудно работать по заказу, но иногда приходится…»

В самом деле, картины Александра очень многообразны и глубокозначимые по смыслу. В одной чувствуется романтический настрой, в других – тоска, страх перед чем-то необъяснимым, зловещим (цикл «Одиночество на сером поле»). Рядом с фантасмагорией видишь картины, воспевающие победу добра над злом, красоту окружающего мира, человеческие эмоции. И все же, каллиграммы являются основным и самым близким по душе жанром в творчестве Александра. Его «копилка» насчитывает более 80 каллиграмм, многие хранятся в частных коллекциях в Италии, Франции, США, и украшают даже коллекцию Папы Римского Франциска I. Работы Александра были выставлены на выставках в Каире, Абу-Даби, Александрии. Работает Александр тушью, акриловыми красками, использует бумагу, керамику, ткань. Гибкость и своеобразие грузинского шрифта «Мхедрули» дает ему возможность применить оригинальную технику рисования. Для каллиграмм, кроме стихов грузинских поэтов, применяет сонеты Шекспира, представляя их в знаках Зодиака, человеческими фигурами, архиректурными формами.

«Работа над каллиграммами очень трудоемкая, сложная и скрупулезная, требует максимальной точности формы и очертаний, чтобы не нарушалась композиция. Каждая, самая мельчайшая деталь, вычерчивается с большой осторожностью. На это уходит не менее 7-8 часов беспрерывной работы над небольшим листом бумаги. У меня есть плотные и довольно вместительные каллиграммы. На одной, среднего размера, фигуре удалось разместить 3-4 сонета Шекспира, а «Светицховели» вместил стихотворения четырех грузинских поэтов, посвященных этому храму. Когда работаешь с удовольствием и вдохновенно, то не чувствуешь усталости, не следишь за временем».

Не знаю, сколько времени понадобилось Александру, чтобы нарисовать (или вычертить) «Рождение Христа», «Дерево», «Египетские пирамиды», но чтобы прочесть надпись лишь на одной ветке или куполе Светицховели, мне пришлось изрядно попотеть минимум час. После этого как не согласиться с мнением мудрых людей, что возможностям человека нет предела, и усердием, целеустремленностью можно добиться невероятных успехов, даже если ты не получал профессионального образования. И тогда слово «самоучка» не совсем соответствует реальности.

Субъективные и объективные обстоятельства вынудили Александра взять творческую паузу, но он надеется, что в скором времени вернется к любимому занятию, и будет готовиться к выставке в Тбилиси. Верит, что сможет создавать работы более высокого уровня, другого содержания и с еще больше усовершенствованной техникой.

Человек с таким фантастическим воображением, трудолюбием и любовью к искусству, мог бы и на другом поприще показать себя в лучшем виде. Какую же профессию выбрал бы тогда Александр, не будь художником?

«Наверное, артистом стал или фотографом, — эти профессии больше по душе и близки по сердце, и думаю, что справился бы. Я не люблю оставлять начатое дело на полпути, и за что бы ни взялся, довел бы все до наилучшего конца».

Нет сомнения, Александру по силе была бы любая профессия, о чем бы ни мечтал. А почему нет? Он еще так молод, полон энергии, идей, желаний. В жизни нет ничего невозможного, был бы стимул. Может, потянет его на сцену, или возьмет в руки фотоаппарат? Жизнь такая непредсказуемая штука, а если учесть, что Александр по гороскопу Водолей (он так и называет себя «Aquarius»), то это значит, что наш герой – «яркий индивидуалист, обладает темпераментом, не выносит скуки и однообразия, решителен, наделен творческой энергией, оптимизмом и развитой интуицией, одарен, привлекателен. С ним хорошо начинать новые проекты, он любит экспериментировать и находить новее идеи, стремится к совершенству образа жизни, устремлен в будущее и желает счастья всему человечеству». Я не астролог, и не я придумала эту характеристику, но по отношению к Александру Мамукашвили оно оправдано.

В одном интервью Александр говорит, что свобода – это рисовать то, что тебе представляется, что чувствуешь. И советует людям улыбаться: «Не ходите с угрюмым лицом, радуйтесь жизни и радуйте других».

Пусть у этого хорошего парня всегда будет свобода действий, улыбающееся лицо и радостное настроение. С такими людьми и жизнь хороша, и жить хорошо.

 

Додо АХВЛЕДИАНИ.