За тот продолжительный год, пока мне удалось добиться встречи с новым художественным руководителем Театра киноактера им. М.Туманишвили, молодым режиссером Георгием Сихарулидзе, он перестал быть «новым» и за время своей деятельности на этой должности успел вписал в свою, довольно богатую творческую копилку, немало интересных событий.

Первым значительным мероприятием, которым от отметил свой приход в театр, стал юбилейный вечер, посвященный основателю театра, выдающемуся режиссеру современности и педагогу Михаилу Туманишвили. До окончания прошлого сезона театр представил три премьеры: хореодраму «Когда город большой», «Что случилось в зверинце», моноспектакль М.Сурмава «Маленький принц», а также оригинальную постановку пьесы Б.Джаникашвили «До того, как мы познакомились» в гостинице «Амбассадор». И сразу, в начале нынешнего сезона, еще одна премьера пьесы Б.Брехта «Мамаша Кураж» в постановке самого Георгия Сихарулидзе, а совсем недавно на сцене театра была представлена совместная с Марбургским театром (Германия) копродукция – спектакль Нино Харатишвили «Радио Универс».

В течение года театр успешно гастролировал по городам Грузии. Огромный успех имел спектакль «Свиньи Бакулы» в Германии, в рамках Франкфуртской книжной ярмарки. Тбилисцы тепло принимали Кутаисский театр им. Л.Месхишвили и спектакль «Эдит Пиаф» Н.Садгобелашвили в постановке Георгия Сихарулидзе.

Думаю, этих нескольких доводов достаточно для оценки годичной деятельности режиссера и художественного руководителя. Лично для меня весь театральный сезон прошел в ожидании, что удастся выкрасть у Георгия свободное от репетиций, спектаклей и лекций в Университете кино и театра, время, и поговорить с ним о планах театра, его творческом пути и получше познакомиться. А «лучше» — это означало узнать больше того, что я уже знала: Георгий Сихарулидзе учился в специальной десятилетке для одаренных детей им. З.Палиашвили по классу фортепиано и специальности «теория музыки». Поступил в Университет театра и кино им. Ш.Руставели. В мастерскую М.Туманишвили, окончил его в 1993 году. Работал в Театре киноактера, был руководителем юношеской театральной студии «Белый занавес», основал стилизованный фольклорный театр «Набади»;  ассоциированный профессор Университета театра и кино, и по сей день является руководителем актерской труппы. Поставил спектакли в разных театрах Тбилиси («Свободный театр», «Верико – театр одного актера») и городов Грузии (Батуми, Чиатура, Самтредиа, Вани, Ахалцихе). В 2006 году был назначен управляющим Государственным драматическим театром им. Л.Месхишвили в Кутаиси, а с 2013 года стал его художественным руководителем. В 2017 году Георгия избрали художественным руководителем Театра киноактера им. М.Туманишвили. За 11 лет работы в Кутаиси он поставил на сцене театра около 10 спектаклей, среди которых: «Ревизор», за которого завоевал приз за лучшую режиссерскую работу 2017 года; «Доходное место» А.Островского», «Невзгоды Дариспана» Д.Клдиашвили, «Вчерашние» Ш.Дадиани, «Эдит Пиаф» Н.Садгобелашвили.

Мои попытки в конце концов увенчались успехом. До начала спектакля «Мамаша Кураж» Георгий смог уделить несколько минут, но его рассказ оказался намного интереснее, чем я ожидала, и с удовольствием бы побеседовала еще дольше, но следовало уважить желание зрителей и дать режиссеру-постановщику возможность начать спектакль.

Оставим на время Георгия в зале, наблюдать за действием, а мы вспомним мальчика со звонким голосом, исполняющего гурийскую песню «Мивал Гуриаши чкара» — «Спешу я в Гурию». Запись его песни на «Голубом огоньке» хранится в архиве ОРТ, в Москве. А то, что этот мальчик – Георгий Сихарулидзе, — так прекрасно поет, не удивляет, и ничего неожиданного в этом нет. Георгий – сын композитора и певца, члена популярного в прошлом фольклорного ансамбля «Гордела», Гомара Сихарулидзе. Нетрудно представить, в какой прекрасной музыкальной среде он рос, когда вокруг звучали грузинские народные песни, особенно если собирались друзья отца. Абсолютный слух, голос, талант, любовь к песне – мог же Георгий стать хорошим музыкантом, пойти по стопам отца, а стал режиссером. О том, как сложился его творческий путь, мы и поговорили.

Георгий расположил к себе своей простотой и дружелюбием, — такой же добродушный, как тот мальчишка, спешащий в Гурию с веселой песней.

«А я действительно собирался поступать в консерваторию, на дирижерско-хоровое отделение. Никто в семье не сомневался, что так и будет. Мой дядя, Виталий Сихарулидзе, музыкант, играл в камерном оркестре Лианы Исакадзе, и даже Лиана, думая о моем будущем, способствовала, чтобы я поступил в престижную музыкальную академию в Прибалтике. Ничто не предвещало изменения, и вдруг, в последний момент перетянула любовь к театру. Для меня самого это не явилось неожиданностью. Дело в том, что я с 5 лет на сцене. Кроме того, что пел, еще и играл. Меня, семилетнего, Татьяна Бухбиндер заняла в спектакле Метехского театра «Трехгрошовая опера». В девять лет Котэ Сурмава снял в мюзикле «Блоха и муравей», музыку к которому написал отец. Я ходил в театральную студию, занимался у Нугзара Багратиони-Грузинского и Элдино Сагарадзе. А моим крестным отцом стал режиссер и актер Гоги Кавтарадзе. Он тоже оказал немалое влияние на мою тягу к театру. Так что, когда пришла пора подавать документы в вуз, я выбрал театр. Но вместе с этими факторами на мое решение повлияло собственное восприятие окружающего мира и мое желание, стремление публично выразить свою гражданскую позицию, а лучшим способом для того, чтобы донести до людей слово правды, высказать мнение, поделиться наболевшим, считал театральные подмостки. Режиссер, которому нечего сказать зрителю, не имеет определенно выраженной позиции, не сможет поставить хороший спектакль, выбрать соответствующую пьесу. Я был уверен в себе, потому и сделал решающий шаг и ступил на этот трудный путь. На мое счастье и удачу, в тот год группу набирал Михаил Туманишвили, и мне повезло, что я оказался в числе студентов этого гениального человека».

Георгий рассказал интересную историю об одном случае, которым руководствовался Туманишвили, если узнавал, что кто-то из абитуриентов очень хочет стать режиссером. Он приводил его в театр и давал возможность окунуться в театральную среду. Так случилось и с Георгием.

«В 1987 году Темур Чхеидзе привел меня к Мише в Театр киноактера, который, из-за ремонтных работ в собственном здании, располагался в Доме связи. В общем, поработал я и рабочим сцены, и реквизитором, и осветителем, переставлял декорации, основательно вдохнул пыль кулис. Словом, предварительную подготовку прошел на «отлично», пожил театральной жизнью. Таких как я называли «бесенками» («чинка»). Потом успешно сдал экзамены и поступил в Университет театра и кино».

В 1992 году курсовой спектакль Георгия «Карменсита» П.Мериме привлек внимание французских театральных деятелей, и вслед за этим последовало приглашение во Францию, с предложением представить на фестивале всемирных драматургов в Гавре дипломный спектакль – современную пьесу грузинского автора. Так Георгий стал первым дипломантом, которому выпала удача предстать с дипломным спектаклем перед зарубежным зрителем. Но этот факт остался без внимания и прошел незамеченным в те смутные неспокойные 90-е годы.

«Я выбрал пьесу Л.Росебы «Провинциальная история». Передо мной стояла очень трудная задача: за 47 репетиционных дней поставить с французскими артистами на французском языке грузинскую пьесу с моим горе-французским языком. Казалось, что никогда не смогу завершить спектакль. Позвонил ночью Мише, объяснил положение. Он спокойно, по-отечески ласково, успокоил, посоветовал как действовать, обнадежил… В итоге, спектакль состоялся, успех был невероятный, и перед 2500 зрителями я стоял довольный, что оправдал доверие учителя. С декабря 1993-го до марта 1994 года мы сыграли еще несколько спектаклей в других городах, в Париже. В газете «L’Equipe» была опубликована одобрительная статья, и после этого мне еще раз предложили поставить в Руане пьесу о Жанне д’Арк. Но, несмотря на благоприятные условия во Франции – выгодный контракт, машина, плата – дай Бог, квартира, — не мог я там оставаться. В Грузии царили беспорядки, разруха, беспредел, мои друзья были здесь, поэтому отказался и вернулся. Но этот спектакль – «Легенда об Орлеанской деве» — я позже поставил в Тбилиси, на сцене Сухумского драматического театра им. К.Гамсахурдиа».

Михаил Туманишвили, который и так, шутя, упрекал своего ученика: «Я тебя для Франции вырастил или для своего театра», с радостью принял его к себе, и сразу же предложил поставить спектакль. На репетициях педагог не скрывал восторга (что бывало очень редко) от работы воспитанника, а увидеть окончательный результат ему не довелось. Премьера пьесы Ф.Г.Лорки «Марианна Пинеда» прошла без великого маэстро.

До 2006 года еще слишком далеко, Кутаисский театр еще не сидит в планах Георгия. Он активно работает в Театре киноактера: «Анна Каренина», «Сказание о юноше и тигре», «Транзист» (о событиях 11 сентября в Нью-Йорке), основывает фольклорный театр «Набади», сотрудничает и с другими театрами, устраивает вечера поэзии, юбилейные вечера ансамбля «Фазиси», И.Гургулия, М.Квливидзе, бенефис Р.Болквадзе, новогодний концерт на пл. Свободы, праздничный вечер в честь открытия обновленного Театра им. М.Туманишвили.

Но самым важным, знаменательным событием в жизни Георгия стала встреча с Католикосом-Патриархом всея Грузии Илией Вторым и его предложение быть режиссером-постановщиком торжественной церемонии открытия кафедрального собора Самеба в 2004 году, совместно с музыкальным режиссером Анзором Эркомаишвили. Через два года Георгию вновь доверено было организовать торжество в честь открытия культурного центра на нижнем этаже храма. Это был 2006 год, а через короткое время Кутаисский театр им. Л.Месхишвили принял нового художественного руководителя — Георгия Сихарулидзе.

«Я думал, что еду на два-три, максимум четыре года. Признаюсь, нелегко было оставлять любимый театр, привычную работу, студентов, друзей, менять планы, но теперь с удовлетворением и немного с гордостью могу сказать, что за эти 11 лет сделал все возможное для театра. Эти годы стали важным этапом в моем творчестве, и я понял, как прав был Миша Туманишвили, когда говорил, что каждые 10 лет – это одна жизнь, прожитая в творческом горении, а дальше надо идти вперед, к новым деяниям. Я этот десятилетний этап уже прошел, а когда был объявлен конкурс на место худрука Театра киноактера, то, естественно, не мог не принять в нем участие, желать вернуться туда, куда больше всего тянулась душа, где меня ждали родные стены. Теперь я здесь и приложу все усилия для дальнейших и новых успехов нашего театра».

О планах и премьерах Георгий рассказал сдержанно. Главной проблемой все еще считается финансирование – единственным помощником в этом деле является тбилисская мэрия, а частный сектор, бизнесмены, держаться в стороне.

«Трудно в таких условиях реализовывать проекты, хотя их у нас немало. Каждая премьера – это длительный процесс: выбрать пьесу, до мелочей продумать что и как ставить, подумать о художественном, музыкальном оформлениях, подобрать актеров, решить технические вопросы и, в конце концов, все упирается в финансы. Но мы всячески постараемся не разочаровать нашего зрителя. Будут и новые спектакли, и гастроли. Уже с нынешнего года начинаем подготовку к столетнему юбилею нашего дорогого маэстро Михаила Туманишвили».

Художественного руководителя театра выбрали на четыре года. У Георгия еще три года впереди, а учитывая то, что до десятилетнего, очередного этапа еще слишком далеко, то можно быть уверенным, что он успеет сделать немало полезного для своего театра. И будем надеяться, что для проведения юбилея, такого важного не только для туманишвилевцев, но и всего театрального мира, у Министерства культуры хватит средств и, возможно, кто-то еще обратит внимание на театр, чтобы он долго радовал зрителей интересными спектаклями.