Оппозиционные фракции ЕНД и «Европейской Грузии» заявили, что не поддержат проект сокращения числа министерств. Экономить нужно на командировках и автопарке, а не путем слияния ведомств, считают оппозиционеры.

20 июня депутаты парламента Грузии утвердили новое правительство, которые впервые в истории страны стало временным, так как в ближайшие недели произойдет его реорганизация, и оно вновь уйдет в отставку. Новый премьер-министр Грузии Мамука Бахтадзе заявил на заседании, что в реорганизованном составе правительства из действующих 14 госведомств останутся 11. Премьер объяснил слияние министерств экономией.

Структурные изменения в правительстве произведены с целью сократить затраты, пояснил на брифинге 26 июня премьер-министр Грузии Мамука Бахтадзе. «Мы не можем позволить себе роскошь тратить на управление больше того, чем сегодня нужно нашей стране . Я уверен, что после внедрения концепции «малого правительства» мы получим полностью новый подход, при котором государственные органы будут ориентированы на конкретные результаты, на решение конкретных проблем, и это ощутит каждый гражданин», — сказал Бахтадзе.

Ранее Бахтадзе заявил, что в результаты реструктуризации правительства будет сэкономлено 100-120 миллионов лари (около 41-49 миллионов долларов), которые направят на нужды социально незащищенных слоев населения.

Депутаты от двух оппозиционных партий парламента, «Единого национального движения» и «Европейской Грузии»,  заявили, что не поддержат проект.

«Правительственные изменения не должны принимать такой характер, когда это происходит для того, чтобы с наименьшей обидой отпустить министров домой — при сокращении министерств меньше обид, что они не попали в правительство», — пояснил председатель парламентской фракции партии ЕНД Роман Гоциридзе.

Гоциридзе считает, что в бюджете следует отразить, куда направят сэкономленные 120 миллионов лари. При этом Гоциридзе заявил, что на деле реальной экономии механическое слияние ведомств не даст, сокращать надо расходы на автопарк и командировки.

Заявленная сумма в 120 миллионов лари несерьезна, социальной сфере требуется куда больше средств, считает депутат от «Европейской Грузии» Зураб Чиаберашвили.

Идея слияния Минобразования с Минкультом вызвало вопросы и у части депутатов правящей партии. У этих ведомств разная нагрузка, отметил депутат парламента от «Грузинской мечты» Шота Хабарели.

Ранее эксперт «Международного центра геополитических исследований» Торнике Шарашенидзе высказал беспокойство в связи с предполагаемым слиянием министерства образования и науки с министерством культуры и спорта, так как, по его мнению, необходимо срочное проведение реформы образования.

«Это очень необдуманный шаг — наоборот, министерство образования должно быть самостоятельной единицей, и уже в ней нужно провести хорошую, серьезную реформу, выделив для этого несколько лет. Без этого значимая реформа системы образования будет развиваться очень сложно. Сокращение правительства означает меньше затрат на чиновников, но, с другой стороны, быстро и механически объединять министерства — не совсем продуманный шаг», — заявил Шарашенидзе.

Власти приняли политически сложное решение, результатом которого станет улучшение координации работы правительства, считает политолог «Клуба независимых экспертов» Рамаз Сакварелидзе.

«Главное — не сокращение министерств, их нужно укомплектовать квалифицированными кадрами. Очень частая проблема. что на работу принимают на основе кумовства, что негативно влияет на работу публичного сектора», — заявил руководитель «Центра исследований безопасности и международных отношений» Ника Читадзе.

Руководитель грузинской неправительственной организации «Молодежный союз «Цхинвали будущего» Марина Мишвелдишвили указала, что упразднение министерства по делам перемещенных с оккупированных территорий, беженцев и расселению станет «обременительным» для беженцев, которые должны будут заниматься решением своих проблем уже в трех разных министерствах.

«Было одно большое министерство, которое занималось очень многими вопросами и проблемы решались в нем, но ни в одной стране мира нет такого министерства. Может мы привыкли к этому. В основном беженцы сталкиваются с проблемами отсутствия жилья и проблемами социального характера — исходя из этого, они будут выбирать куда им идти», — заявила Марина Мишвелдишвили.