Сотрудничество Грузии с НАТО принимает такие формы, что фактически делает Тбилиси участником натовской политики «сдерживания» России, заявил в интервью газете «Известия» статс-секретарь, замглавы МИД РФ Григорий Карасин.

— В начале июля у вас планируется встреча с представителем премьер-министра Грузии по России господином Зурабом Абашидзе. Можно ли ожидать подвижек в урегулировании отношений?

— В отсутствие дипломатических отношений встречи со спецпредставителем премьер-министра Грузии остаются важнейшим каналом межгосударственного диалога России и Грузии, который ведется по поручению руководства обеих стран. Поскольку мы всегда принципиально выступали за нормализацию российско-грузинских отношений, то в конце 2012 года сразу откликнулись на позитивный сигнал из Тбилиси. В рамках начавшегося тогда неформального диалога конструктивными усилиями с обеих сторон удалось добиться позитивных результатов в торгово-экономической, транспортной и гуманитарной сферах. В прошлом году взаимный товарооборот превысил $707 млн. Сегодня Россия входит в тройку главных торговых партнеров Грузии, закупая более половины экспортируемого Грузией вина и четверть урожая мандаринов. Именно из России поступает в Грузию львиная доля денежных перечислений работающих за границей грузин, а это порядка $400 млн в год. Выполняются регулярные авиарейсы между рядом городов. Действует более 20 международных автобусных маршрутов.

Активизировались контакты ученых, бизнеса, молодежи. В российские вузы поступает всё больше студентов из Грузии.

Что касается нашей следующей встречи со спецпредставителем Зурабом Абашидзе, которая намечена на начало июля, то ее повестка довольно обширна, и, надеюсь, она пройдет, как всегда, в деловой атмосфере. При этом, конечно, не стоит упрощать ситуацию.

Между нами по-прежнему существуют принципиальные расхождения в подходах к политическим процессам в регионе Южного Кавказа. Мы всегда откровенно говорили грузинской стороне, что двусторонний диалог не касается всестороннего сотрудничества с независимыми Абхазией и Южной Осетией. Это предмет обсуждения на ведущихся с 2008 года Женевских дискуссиях.

К сожалению, вместо выстраивания добрососедского и равноправного диалога с соседями — Абхазией и Южной Осетией — Тбилиси продолжает твердить об их «оккупации» Россией.

 Этот абсурдный тезис используется как аргумент в пользу дальнейшего сближения с НАТО. Печально, но в данном вопросе позиция нынешних грузинских властей ничем не отличается от позиции режима Саакашвили. Более того, в последнее время сотрудничество Грузии с НАТО принимает такие формы, что фактически делает Тбилиси участником натовской политики «сдерживания» России. Только за прошлый год на грузинской территории трижды проводились крупные учения с участием контингентов стран — членов НАТО. Уже второй год подряд специально отрабатывается оперативная переброска тяжелой военной техники из Европы. Состоявшаяся недавно в Тбилиси Парламентская ассамблея НАТО и принятая там декларация отчетливо продемонстрировали ангажированность альянса на грузинском направлении и желание прочно закрепиться на Южном Кавказе.

— А как обстоят дела в визовых вопросах с Грузией?

— Напомню, что даже в самый трудный для российско-грузинских отношений период мы всегда старались сохранять и облегчать условия общения граждан наших стран. В декабре 2015-го российская сторона перешла к оформлению грузинским гражданам деловых, рабочих, учебных и гуманитарных виз любой кратности, а также частных виз. В результате за 2016 год число виз, выданных нашей Секцией интересов в Тбилиси, почти удвоилось. Сейчас готовим визовые упрощения для экипажей самолетов, выполняющих рейсы между нашими странами.

Вместе с тем следует отметить, что наши граждане, посещающие Грузию, рискуют попасть под действие пресловутого закона «Об оккупированных территориях», предусматривающего не только административную, но и уголовную ответственность для тех, кто ранее посещал Абхазию или Южную Осетию.

Сама Грузия отменила визы не только для россиян, но и для граждан еще примерно 100 стран мира, причем большей частью — в одностороннем порядке. Такова обычная практика государств, стремящихся привлечь иностранных туристов. В современном мире, где стремительно растут террористические и другие угрозы, «туристические страны», конечно же, не могут рассчитывать на «автоматическую» взаимность в визовых вопросах.

Масштабную совместную работу по теме визовой либерализации будет трудно организовать в ситуации отсутствия дипломатических отношений. Они, как известно, были разорваны по инициативе грузинской стороны. А перспектива их восстановления тоже зависит исключительно от Тбилиси.